Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава тридцать девятая

- Если ничего не изменится, я короную Кэранта.

Даркен застыл. Его уверенность не пропала, Диана всё ещё чувствовала, как щупальца туманных сомнений опутывали её. Тем не менее, спустя мгновение мужчина всё же поражённо спросил:

- Крепостного?

- Да, - легко подтвердила Диана.

Он быстро взял себя в руки. Выражение лица вновь стало умиротворённым. Король Эдмунд тоже смотрел… Вот так. Когда притворялся, что реагирует по-человечески.

Даркен, наверное, всё же был его настоящим сыном?

Диане не хотелось в это верить. Но она не верила, что Вилфрайд смог бы убить Его Величество. Что Адриан на это способен. Кэрант и так уже признался, что был сыном другого короля. А Даркен из всех них, кажется, продуманнее всего сражался за власть.

- Конечно, он – одарён, - сглотнув, произнёс Даркен. – Но достаточно ли образован, чтобы суметь удержать государство?

Диана победно усмехнулась.

- Несомненно, - подтвердила она. – Баронесса ван Бэйрст, мать Лорейн, отлично воспитала его. Уверена, он куда умнее, чем вам удобно думать, Даркен.

Пятый сын усмехнулся.

- Вам виднее, Ваше Величество. Главное не совершить страшную ошибку… Ведь Кэрант одарён. Вы собираетесь стать его супругой и отдать ему свой дар?

- Да, если так нужно для Алиройи, - подтвердила Диана. – Но я не уверена, что ему понадобится моя магия.

Она уже ему не понадобилась.

- Вы – смелая девушка, Ваше Величество.

Диана наконец-то высвободила руку из хватки Даркена.

- Начинается представление. Я бы предпочла наслаждаться им.

Мужчина не спорил. К тому же, вновь скрипнули двери, и в зал вошёл Кэрант. Он занял место по правую руку от Дианы, и девушка ощутила мимолётное, будто случайное прикосновение к своей коже, которым, казалось, он пытался придать ей уверенности в себе.

Кэрант излучал спокойствие. Диана знала, что этого слишком мало, чтобы все её проблемы превратились в ничто, но достаточно, чтобы легко возразить Даркену, когда это будет нужно. Как бы ни старался пятый сын, он не сумеет заворожить её. Диана не полюбила Эдмунда за его сладкие лживые речи, а его сын – если он действительно кровный родственник короля, - не настолько силён.

Или всё-таки настолько?

Мысль о том, что придётся короновать Даркена, причиняла почти физическую боль. Она возникла как-то внезапно, была чужеродной, но упрямо пробиралась в сознание и пыталась захватить Диану. Королева с удовольствием бы отторгла даже воспоминание о пятом бастарде, но он сидел рядом и внимательно смотрел на сцену. Казалось, от него веяло холодом интриг, и Диана предпочла бы игнорировать эти странные ощущения.

Он удивительно напоминал короля Эдмунда. Почему прежде эта мысль никогда не приходила ей в голову? А теперь, когда Диана точно не хотела возводить его на трон, засела в сознании и рефреном билась в нём… Она даже чувствовала эти удары, распространявшиеся волной по всему телу. Виски ломило, и все звуки вокруг в один миг стали лишними, приносили только дискомфорт. Диане показалось, что если она сейчас же не признает Даркена сыном короля Эдмунда, то погибнет. Будет страдать всю жизнь, наблюдая за тем, как рушится Алиройя. Ведь она на самом деле не может короновать Кэранта.

Он – сын другого короля. Чужого. Практически враг.

Диана подняла взгляд на сцену. Занавес уже подняли, и актёры заняли изначальные позиции.

Первые несколько реплик не привлекли её внимание. Диана слушала вполуха, куда больше концентрируясь на своих мыслях о том, кого должна короновать. Она, как и баронесса ван Бэйрст, была знакома с этой пьесой и даже однажды видела её в одном из столичных театров.

Королеве было неинтересно. К тому же, леди Лорейн играла, как ей казалось, очень плохо. Нет, она не забывала слова, да и роль девушки-дворянки, страдающей от нападок богатых кавалеров, несомненно, удавалась ей неплохо. Правда, насколько помнила Диана, главная героиня должна быть хрупкой блондинкой, да и её избранник не был схож с Вилфрайдом…

- Леди, - голос актёра словно изменился, стал глубже, и он сам в какой-то ободранной рубахе и с издевательской улыбкой на губах, напоминал своего персонажа намного сильнее, чем ожидала Диана, - однако, ваша благодарность щедра, - он звякнул мешочком с золотыми монетами. – Одна беда – вы выбрали не того человека, с которым можно было б так рассчитаться.

 - Разве бедняки не ценят деньги? – усмехнулась Лорейн.

Что ж, это было очень натурально. Надменность удавалась ей прекрасно.

- Бедняки? – Вилфрайд пересёк сцену и упал на дорогой диван, якобы находившийся в гостиной леди. – Да что вы! Если б мы ценили деньги, - он вальяжно закинул ногу на ногу, - то разве были бы бедны? Есть другой ресурс, который так слабо ценят дворяне… Человеческая жизнь, знакомо? Ладно бы чужая! Так нет же, дерутся на дуэлях ради сомнительной чести леи, чтобы та потом выбрала оставшегося в живых…

- А вы не стали бы защищать свою любимую? – вскинулась Лорейн.

Диана видела это представление несколько лет назад. Помнила, как актриса, напоминающая гордую птичку, презрительно смерила взглядом высокого сильного мужчину.

- Я? Стал бы, разумеется, - сообщил мужчина. – Но для начала я предпочёл бы выжить. Не важно, как именно ты защищаешь, роль играет итог. Что ей толку от моей смерти?

- Избавится от такого хама!

- Ох, леди Бет! – воскликнул он. – Будь я женщиной, не пускал бы всякое ворьё на порог, - он склонился к Лорейн. – Вот бы и не оскорбляли. Но выйти за жалкое существо, готовое проиграть себя в карты по чистой случайности? Вы знаете, где должен быть ваш братец?

Диана усмехнулась. Её всегда забавляла эта сцена. Сейчас Лорейн предстояло вскинуть голову и горделиво удалиться. Но баронесса замешкалась, не успела выдернуть руку из пальцев Вилфрайда достаточно пылко, чтобы убедиться в её ненависти…



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться