Безымянная Звезда

Размер шрифта: - +

Глава 1.1.

mus.: Lana Del Rey — Young And Beautiful
( OST Великий Гэтсби)

 

Мелисса и ромашка. Орегано и майорам. Чабрец и эстрагон. 

Ловкие женские руки со знанием своего дела, быстро собирают из свежих трав небольшие букеты, чтобы связать их между собой и развесить на стене сушиться. Их терпкий запах кружит под потолком, танцуя танго втроём — вместе с ворвавшимся в открытое окно озоновым запахом дождя и густым сладким ароматом дрожжевой выпечки.

Запах летней грозы и ванили. 

— Маша, — кричит с кухни Мелания. Так, чтобы девчонка её наверняка услышала, — Принеси мне нитки, я их на ресепшене забыла. 

Небольшой провинциальный городок, тот, что расположился на окраине мира, забытый богом и удаленный от цивилизации, последнюю неделю погружен в плотную серую дымку и дождливый полу-мрак. Густой белый туман курится и струится над водами карельских озёр, стынет в холоде, а дождь выбивает по крыше свою собственную монотонную мелодию, иногда меняя ритм. 
Дороги развезло так, что из дома не выйти. 


Удушливый август. 


Он напоминает о том, что время не стоит на месте, а яркое тёплое лето — лишь маленькая жизнь, по стопам которой неизбежно следует осеннее увядание природы и смерть. 

— Мелания Сергеевна, ну, Вы лучшего времени не нашли для своих веников? — в возбуждённом голосе девчонки слышится мягкий укор, когда та, ворвавшись в просторную кухню маленьким вихрем, протягивает Мел клубок шерстяных ниток. 


Сегодня Маша звучит чуть громче обычного, немного звонче — выше всего на октаву. Но именно она — эта единственная октава и выдает с потрохами волнение и ажиотаж, обуревавшие школьницу. 

— Как же можно, Мелания Сергеевна? Это ведь такое событие! 
— Какое - такое? — Мел улыбается себе под нос, продолжая крутить свои травяные веники. 
— Ну, как же? Весь город на ушах стоит, а вы... Вы бы хоть платье надели. Ну, то белое с цветочками. Которое еще на выпускной в этом году надевали. Оно Вам очень к лицу. Я его даже погладила. В спальне на на стул повесила. 

Не сдержавшись, Мел смеётся, что раньше случалось, к слову, на памяти Маши Вересковой крайне редко. А потому на пару мгновений вводит девочку в лёгкий ступор, заставляет её не понимающе хлопать опушкой золотистых ресниц, а веснушки на её носу — забавно вытягиваться. 

— Маша, для того, чтобы произвести нужное впечатление, не обязательно встречать гостей при параде. Какими бы важными шишками не были эти самые гости. 

Машке всего семнадцать. 
Но, несмотря на свой небольшой возраст, детскую непосредственность и наивность, Верескова уже пошла по пути отрицания и бунтарства. По крайней мере, именно так считает назойливое общество городка, частью которого и ей, и Мелание по большому несчастью выпало стать. 
Этому обществу всегда есть до всего дело. 
То есть, дел, как раз, у кумушек-соседок, которые обществом себя считали, нет. Да и какие могут быть дела в крохотном провинциальном городке, огороженном густой стеной густого леса? Всю свою скучную жизнь живут друг у друга на ладони, вот и сходят с ума от безделия, оторванные от всего мира, предоставленные сами себе и друг другу.  
Что им ещё остаётся, кроме как следить друг за другом и разносить по углам небылицы? 
Развлекаются, в общем, как могут. 

Поэтому Машка и прибилась маленькой, замерзшей от чужой злобы и злословия, птичкой к разогретой печи в доме Щербицкой. 

Хотя, конечно, то была не единственная и не самая важная причина тому, что она тут оказалась. 
Поэтому, начнём, пожалуй, сначала. 

Машке всего семнадцать. 
Но, несмотря на свой небольшой возраст, детскую непосредственность и наивность, Верескова уже пошла по пути отрицания и бунтарства. Как и сама Щербицкая, отрицала она устаревшие моральные устои тесного общества города N, в котором с самого детства ей приходилось расти и взрослеть.

Но, даже несмотря на то, что так сильно отличалась не только от своих сверстников, но и от старшего поколения, девчонка, как и другие жители провинциального городка, была охвачена в тиски неподдельного ажиотажа, вот, уже месяц горела невероятной новостью! 

"К нам едет режиссёр!" 

Да ещё и не просто так с визитом, отдохнуть на лоне первозданной природы Карелии, а со столичной съёмочной группой, актёрами и фанфарами — снимать самое настоящее большое кино. 
Как только новость об этом разнеслась над верхушками деревьев, улей ожил и зашевелился. 
Вместо того, чтобы обсуждать платья соседок и их личную жизнь, кумушки города готовили собственные парадные наряды. Причёсывали сады и полесадники около домов, красили заборы, пекли пироги — в общем, делали все, чтобы не ударить в грязь лицом перед звездами кино. Чтобы встретить гостей города, как подобает. Даже скромная администрация выделила не менее скромный бюджет на то, чтобы хоть немного облагородить родное село. 

Меланию, в свою очередь, это искренне смешило, как и внезапный интерес, проснувшийся к её персоне у горожан после того, как первая волна новости восторженно отгремела на всю округу. 

Ведь она — здесь чужая. Какие только слухи здесь о ней ни ходили... 
Несмотря на то, что, как и Маша, родилась и выросла в городке N, в его окрестностях Мел официально считалась изгоем. 
Которым, к слову, и была на самом-то деле. 
На то у неё, конечно же, были свои причины. Как и причины для того, чтобы сразу после окончания школы покинуть город N, как казалось когда-то — навсегда. 
И если бы не удручающие обстоятельства, пару лет назад стремительно ворвавшиеся ветром перемен в её жизнь и перевернувшие все с ног на голову, вряд ли бы Щербицкая ещё когда-нибудь сюда вернулась. 

Но жизнь сложилась так, как было предначертано. 



Таяна Райтэ, Грэй Уоррен

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться