Безымянная Звезда

Размер шрифта: - +

Глава 2.3.

mus.: Maurice Williams & The Zodiacs — Stay

(ОST Dirty Dancing)

 

— Какой человек, такой у него и интерес, знаете ли, — скомкано отвечает Мелания, не оборачиваясь к режиссёру и не особо заботясь о том, услышит ли он вообще её голос, потерявшийся в музыкальных мегагерцах. 

— Здравствуй, Николай. Можно мне стакан воды с лимоном? — обращается уже в адрес парнишки за барной стойкой, вчерашнего выпускника пресловутой школы. 
Через стойку протягивает ему смятый полтинник. 

Николай, опешивший то ли от столь нетипичного для здешних мест заказа, то ли от того, что увидел перед собой бывшую преподавательницу астрономии, как-то заторможенно кивает ей, растягивая губы в широкой улыбке. 

— Здрасте, Мелания Сергеевна. 
Продолжая глупо улыбаться, парнишка спохватывается и, прекращает её рассматривать, лишь после того, как Мел, многозначительно изогнув одну бровь, поджимает губы. 
Коля Копейкин — так его звать, забирает у неё деньги и, рассеянно почёсывая пятерней бритый затылок, отправляется за лимоном на кухню.

Странные смешанные чувства разбирают на части Меланию Сергеевну, пока она, сложив локти на барной стойке, выбивает пальцами по дереву тревожный ритм.
Глаза её щурятся от разноцветных вспышек стробоскопа, пока по инерции ищут среди танцующих тонкую фигурку Вересковой. 
Та, не будь дурой, стоило всей съёмочной группе проникнуть в клуб, под шумок улизнула из-под надзора и смешалась с остальной толпой на танцполе. Видимо, чтобы наверняка не попасть под горячую руку Гранину. А может и самой Мелании, когда та придёт в себя окончательно после столкновения с Занудой Владимировичем.

Вся эта ситуация в целом неимоверно раздражает. 
Как минимум, тем, что, собираясь в спешке, Мелания, которая к тому моменту уже готовилась ко сну, сняла контактные линзы, а после — совершенно про них забыла. А очки, будучи до ужаса близорукой, Мелания Сергеевна никогда не носила. По крайней мере, на людях. И теперь, чувствуя себя слепым кротом, перед глазами которого реальность сливается в единое чернильное пятно с проблесками цветных вкраплений, пытается подавить внутри себя нечто похожее на панику.

Почувствовав себя крайне не комфортно сразу после того, как оказалась в самом центре ещё пока что полу-пустого танцпола, Мел, стараясь особо не привлекать к себе лишнего внимания, выбрала самую светлую точку на возвышении — бар, чтобы использовать её в качестве наблюдательного пункта. 
И никак не ожидала, двинувшись к цели, что кто-то из собравшихся заметит её исчезновения.
Просчиталась.

Левин, возможно, сам о том не подозревая, бьёт Меланию по больному. Ей и самой последний год кажется крайне подозрительным поведение Гранина. 
Можно сколько угодно уводить взгляд в сторону и списывать навязчивое внимание докучливого директора к своей скромной персоне на свойства его незаурядного характера. 
Ведь сам Гранин, который, пожалуй, больше всего на свете печётся о собственной незапятнанной репутации и о том, "что подумают люди", каждый раз пытается оправдывать свои нападки тем, что два года назад, на свой страх и риск, взял над ней шефство.
Поручился за Меланию перед народом и педсоставом, и теперь несёт на своих плечах груз ответственности. 

Вот только, от простого женского чутья, которое не поддаётся здравой логике, никуда не деться. Каждая новая причина для визита угрюмого и вечно недовольного Гранина к порогу её дома, кажется Мел все глупее, все больше притянутой за уши. 
Будто ему только и нужно, чтобы снова и снова появлялся повод, чтобы снова и снова приходить.

Но делиться своими переживаниями на сей счёт с режиссёром Мелания, конечно же, не собирается. 
Как, впрочем, и любыми другими своими переживаниями — тоже. Даже несмотря на то, что там, перед входом в клуб, для нее стало совершенной неожиданностью то, что Левин за неё вступился перед Дмитрием Владимировичем. 
По прошествии двух лет, что прожила в городе N, Мелания успела позабыть, каково это, когда кто-то оттесняет тебя в сторону, закрывая собой, чтобы решить твою проблему. 
Встаёт на твою сторону, на твою защиту. 
Здесь, в городе N, она для всех была врагом.

 

Мел, наверное, слишком к этому привыкла, чтобы не удивиться, чтобы не смутиться. Чтобы не почувствовать себя не в своей тарелке, носом столкнувшись со спиной режиссёра, и, потеряв на какое-то время дар речи, позволить ему взять себя за руку и провести вслед за собой во внутрь кирпичного здания. 

Хотя, скорее всего, она снова себе все придумала, и инцидент на крыльце был всего лишь самым простым и быстрым способом преодолеть препятствие в виде Гранина на пути к безудержному веселью. 

Но, столкнувшись носом со спиной режиссёра, Мелания Сергеевна отчётливо разобрала его запах, навеянный ей новым резким порывом ветра. 
Ненавязчивый запах свежести, лёгкости и независимости. Похожий на морской бриз, с нотками цитруса, мускуса и амбры. Впрочем, если бы так простоять еще чуть дольше, то можно было бы угадать и разобрать все оттенки и ноты аромата. 
Мускатный орех, белые фрезии и кориандр. 
Роза, персик и гиацинт... 

Коля Копейкин, наконец, справившись с не хитрым заказом, ставит перед Мел высокий запотевший стакан воды. 
Пить и правда хочется. 
Осушив добрую его половину, Мелания не поворачивает голову в сторону Левина, но знает наверняка, что сейчас он стоит рядом — по левую руку от неё, закрывая собой весь обзор на помещение клуба. Теперь будет крайне сложно отделаться от фантомного запаха морского бриза или спутать его с чем-либо ещё. 

Уголок губ Щербицкой едва заметно дрожит в улыбке, в то время, как неугомонные ямочки снова и снова выдают ее с потрохами и всё портят. 

— Стало быть, Александрович, — тихо говорит Мел, перекатывая бокал по лакированному дереву стойки из руки в руку, — Что ж Вы, Даниил Александрович, не идёте танцевать и веселиться с остальными? Вы же так рвались в клуб.



Таяна Райтэ, Грэй Уоррен

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться