Безымянная Звезда

Размер шрифта: - +

Глава 3.2.

mus.: The Mamas & The Papas —  California Dreamin'

(OST Once Upon a Time ... in Hollywood)

 

Как ни прислушивайся, за неплотно прикрытую дверь, ведущую в гостиницу, до притаившихся во тьме долетают только обрывки фраз. Переминаясь с ноги на ногу, Дубровский лишь отмахивается, когда Левин сообщает ему, что тот топчется на его ботинках, хотя самому Нилу уже плевать – ботинкам все равно конец. Кто бы знал, что итальянская кожа бессильна перед размытыми карельскими дорогами и суровой глиной. Больше Левина беспокоит совсем другое, и появление матери Маши на пороге дома его сначала совершенно не радует – чем дальше, тем больше у Дубровского шансов провести остаток лета вовсе не на съемках «Безымянной звезды». 

— Допрыгаешься, я тебе уши оборву. – Шепотом сообщает другу Левин, вновь обращая все свое внимание на разговор снаружи. Голос никто не повышает, да и в целом беседа снаружи проходит на ровных тонах, поэтому он немного выдыхает. Если бы он не был таким уставшим за день, наверное, переживал бы сильнее, но сейчас сил не хватало даже на очередную профилактическую выволочку, а перед глазами снова встает занудный директор школы со своими нотациями, заставляя Нила замолчать. 

— Маша сказала, что мама у нее – мировая женщина. Мировая, миро…любивая, мирная. Хотя кто этих карельских разберет. – Запуская пятерню в нечесанные кудри, Дубровский озабоченно хмурит брови, но продолжить мысль не успевает, лишь перехватывает маленькую фигуру, не заметившую их в темноте и едва не спикировавшую прямо на пол. 
— Ой. – Произносит тонкий голосок, которому вторит Дубровский, пока Левин, тихо чертыхаясь, потирает ушибленную ногу. Он плетется за ними на кухню в надежде урвать хоть что-то съедобное, пока Мелания Сергеевна, запретившая ему там появляться, занята беседой с Вересковой-старшей. На просторной кухне загорается свет, и Маша быстро сдергивает с единственного оставшегося подноса тонкое полотенце, не дающее несъеденным за день булочкам превратиться в камень. Их всего две, и пока Дубровский отламывает от своей порции половину сдобы, Левин даже рад, что ему не придется ни с кем делиться. 

— Представляешь, у нас актриса, которую утвердили на главную роль, отказалась приезжать. – Сообщает Костя Маше, тут же ловя на себе недовольный взгляд Нила. Он пока не придумал, что делать с этой проблемой, и пока не собирался делиться ею с остальными. Тем более с кем-то вне съемочной группы, но Костик после фразы «Я влюблен» становится традиционно неудержимым. В глубине души Левин все еще надеется, что Ангелина передумает и утром будет на месте, как они и договаривались. Она обязательно скажет, что просто погорячилась и никогда не позволит себе поставить Нила в настолько неловкое положение. Оперевшись о длинный обеденный стол, он вгрызается во все еще мягкую булочку, неловким движением сдувая с нее сахарную пудру. Она взмывает в воздух и рассеивается белесой блестящей пылью на его глазах, давая понять, что у него нет ни времени, ни ресурсов на ожидание. В киноиндустрии в принципе нет места иллюзиям, и, если актриса пытается сорвать съемки своими капризами еще до старта, значит, она ему здесь не нужна. 

— И что же делать? – Кажется, что Маша расстраивается даже больше самого режиссера и отдает свою половину булки Косте, тут же утратив интерес к сладкому. 

— А как вы здесь сообщаете друг другу новости? Если бы мы сейчас были в Петербурге, мой менеджер разослал бы объявления в соцсетях о кастинге. У вас есть что-то вроде группы Вконтакте «Типичный житель города N“? Что-то в этом роде?

— У нас есть доска объявлений на главной улице… — Задумчиво начинает перечислять Маша. – А вообще, тут от одного крайнего дома до другого не больше двадцати минут пешком, так что новости разносятся быстро. Достаточно кому-то одному что-то сказать – за пару часов узнают все. 

— Тогда у меня к тебе, Мария, просьба. Нужно сделать так, чтобы завтра в 16:00 в холле собрались все желающие пройти кастинг на главную роль. Мы ищем молодую красивую девушку, и скажи, что она должна быть местной, чтобы идеально передать карельский колорит. Пусть думают, что так было задумано изначально. 

Дождавшись, пока Верескова с энтузиазмом пообещает сделать всё в лучшем виде,

 

чувствуя, какая ответственная задача легла на ее хрупкие плечи, Левин хочет оставить их с Костей наедине. Вот только мягкий женский голос уже зовет Машеньку домой, давая понять, что по крайней мере сегодня Дубровскому ничего не грозит. 

Снаружи совсем тихо, и кажется, что теперь дом окончательно погрузился в сон. Он отзывается сердитым скрипом старых досок на гулкие шаги Левина, когда тот выбирается на террасу чуть позже Вересковой и присаживается рядом с Меланией, нарушая ее одиночество. Почти темно – только кухонное окно освещает небольшое пространство снаружи. 

Винстон, боднув холодным носом колено хозяйки гостиницы, устраивается у ног Нила, переводя свой осознанный голубой взгляд с одного лица на другое, как будто пытаясь спросить у обоих, почему им не спится. Левин, несмотря на усталость, едва ли сможет уснуть, даже если решение проблемы почти найдено. 

— Всего сутки здесь, а кажется, что всё идет… псу под хвост. – Нарушает тишину Нил, протягивая руку к Винстону, тут же обиженно задравшему голову с протяжным «у-у-у», как будто поняв смысл слов своего хозяина. – У нас ведущая актриса просто отказалась сниматься, узнав, что здесь всё далеко не так, как она себе представляла. 

Здесь к тихим всполохам ветра и деревянному скрипу примешивается хор цикад на разный лад. Чтобы их услышать, не обязательно даже выбираться на поле, хотя здесь до него рукой подать. Он себе тоже представлял всё совсем не так, хоть и знал, что будет непросто. Вот только отказаться от своей мечты из-за пары неприятностей, какого бы масштаба они ни были, Левин не собирался. 

— Не знаю, зачем вам это рассказываю. Вот, мне весь день интересно знаете что, Мелания Сергеевна? – Обводя взглядом узоры-созвездия на небе, спрашивает Нил. – Ладно мы. Мы здесь всего на месяц, работа такая – мотаться по разным городам, куда занесёт, притворяться местным и примерять маски. А что здесь могла забыть молодая и красивая девушка, представить не могу. Разве никогда не хотелось оставить все это и уехать?



Таяна Райтэ, Грэй Уоррен

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться