Боги не играют по правилам

Font size: - +

Несправедливость богов

- Начнем с истории. Итак, давным-давно двадцать девять знатных домов Бангшира грызлись между собой как собаки. В этих прекрасных плодородных землях царил голод и страх. И когда государству стала грозить смерть, боги сжалились над нами. Они собрали на совет баронов и сказали: «Ваши сады вновь будут цвести, пашни будут колоситься, на лугах будут пастись овцы, а в погребах стоять бочки с вином, если вы подпишете вечный мир…» Бароны загалдели, того и гляди подерутся. Слыхано ли - мир подписывать с кровными врагами? А боги дальше: «Чтобы решить ваши споры, в каждый дом будет послан герой, и в день великого праздника сойдутся те молодцы в смертельной битве. Чей боец одержит верх, тот дом станет на целый год главой Бангшира, и все остальные будут платить ему дань. А сам герой войдет в божественный портал». Бароны загалдели, но уже не так яростно. «А если вам не по нутру наше предложение, то мы спалим к чертям собачьим ваш Бангшир и заведем новый». Бароны приутихнув, закивали головами. Выпили мировую и разошлись готовиться к праздничному месяцу. С тех пор и поныне мир и процветание пришли в Бангшир. Некогда захудалый городишка Морхэнд – причина вечных войн и раздоров – превратился в богатую столицу с парками и фонтанами. Там, на главной арене, через двадцать девять дней сойдутся в смертельном бою герои от каждого дома. И победитель вознесется к богам!

Он закончил и мечтательно уставился в небеса. Меня устраивал такой расклад: месяц погостить у барона, а потом надрать задницы говнюкам и отправиться, наконец, к богам на пирушку.

Я хлопнул по плечу Фуаса и сказал:

- Так вы должны меня на руках носить.

- На руках носят героев, а не тех, кто хером потряс перед бабами, да воды из лужи налакался.

Так я получил еще один урок: не пей из луж и не маши елдой, пока ничего не достиг.

Тем временем мы выехали к небольшой речушке. Она рассекала надвое живописный луг, на котором собралось не меньше сотни народу. Все в пестрых нарядах. Среди гостей резвились дети, словно козлята. Играла музыка. Столы ломились от яств и вин. Слышался веселый смех. Пахло жареным мясом.

Я втянул носом полную грудь аромата. И тут в небе над пиршеством засверкали молнии. Люди вскочили с мест, подняли бокалы, и закричали:

- Приветствуем тебя, герой!

Чуть в сторонке от гуляния открылся портал и из него вылез огромный жирдяй с клыкастой пастью – этакий огр. Он завопил и, по-видимому, хотел наброситься на людей, но ему тут же подкатили бочку вина и подали теленка на вертеле. Огр уселся и принялся за угощение.

- Мы проезжаем имение Гринвуд барона Рочера, - пояснил Фуас и вздохнул. – А это его герой.

Я посмотрел на слипшийся хвост старой кобылы, на нашу скрипучую телегу, на хранителя и скривился. Оказывается, мой барон-то не очень гостеприимен. Фуас заметил мою кислую мину и сказал:

- Нам давно не везет с героями, поэтому имение Мелавуд небогато.

Я промолчал. Но я знал, боги смотрят на меня. Они хотят зрелища, а не легкой победы. Я дам им его. А когда я доберусь до них, ох уж я тогда найду того, кто раздавал героям баронов.

Хранитель что-то лопотал еще, а я не слушал. Я вдруг ощутил жуткое желание вырвать кому-нибудь сердце. Но мы приехали.

Замок, а это был именно замок, стоял на небольшом холме. Он был окружен частоколом и рвом. Ров был заполнен мусором. Ворота нам открыл трубочист. Может он и не был трубочистом, но лицо осоловевшего мужичка было вымазано сажей. Он посмотрел на меня потерянным взглядом и повис на воротах, пытаясь закрыть.

- Добро пожаловать в Мелавуд, - сказал Фуас. – По традиции в честь героя бароны закатывают пир.

Я приободрился. Не все так плохо, как показалось в начале.

- Барон Горлмид ждет тебя наверху в зале для банкетов, - продолжил хранитель. – Там мы продолжим рассказ о наших обычаях и правилах.

Я спрыгнул с телеги босыми ногами в грязь и осмотрелся. Да, имение переживало не самые лучшие годы. Это издалека замок казался неприступной крепостью, а вблизи было заметно, что он разваливается. Повсюду на камнях рос мох и молодые деревца, вороны загадили стены, крыши сараев прохудились. По двору ходили куры. Они копались в грязи и недовольно кудахтали. На лестнице спал кот.

- Идем, - позвал Фуас.

Мы поднялись по ступенькам к обшарпанной двери. На пороге я вступил в подарочек от кур, и он неприятно застрял между пальцев. Но я быстро позабыл об этом, так как мы попали сразу в плохо освещенный зал с огромным столом.

Гостей было не много – всего-то человек двадцать. В былые времена этот зал собирал не меньше сотни. Выглядели присутствующие далеко не как знатные особы, скорее как наемники: кто во что горазд, но все при оружии. Во главе стола сидел барон, как я догадался. Это был обрюзгший увалень в грязной куртке. Он прекратил жевать, вытер руки о трудовое пузо, пригладил сальную бороду и крикнул:

- А вот и герой. Заждались мы тебя уже. Заходи, садись, ешь, пей.

Я сел за другой конец стола напротив барона, сгреб наверно половину всего, что было и принялся угощаться. А чего стесняться? Герой я или нет? Пиром это назвать можно было с натяжкой: соленые огурцы, картошка, капуста, остатки курицы и кувшин кислого вина – все, что мне удалось отведать. Я быстро справился с закусками, откинулся на спинку стула и стал пить кислятину прямо из кувшина, хрустя куриными костями. Ну не пропадать же добру.

- Гур! – представил меня Фуас. – Барон Горлмид рад приветствовать тебя в имении Мелавуд.

Барон взглянул на меня хмельным взглядом и сказал:

- Он мне нравится. Не то, что последний. Сожрал корову, свиней, кухарку и сдох первым на арене. Этот хоть ест не много.

- По давней традиции, - продолжил хранитель, - герой должен облачиться в турнирные доспехи и дать клятву верности.



Андрей Акулов

Edited: 22.12.2017

Add to Library


Complain