Чего ожидать от девичника, или верхом на козе

Размер шрифта: - +

Глава 5

Уже несколько дней я довольствовалась неизменной компанией Наты. Девочка, как и обещала, принесла мне гигиенические принадлежности, такой-сякой провиант, который смогла раздобыть в силу своих возможностей, и несколько предметов одежды, они были слегка велики, но все же выглядели лучше моего наряда. Хотя вначале смелой малышке пришлось выдержать целую битву со мной и основательно постараться, чтобы переубедить одеться в подобающее данному времени одеяние. Вещи для меня выглядели весьма странно и до неприличия вульгарно: во первых не было никакого корсета и даже нижнего белья, а лишь рубашка, наподобие той, в которой сама Ната ко мне заявилась, кажется ее называют футболкой, во вторых одевалась она, подумать только, на голое тело, и в третьих вместо панталон узенькие миниатюрные треугольнички ткани, а сверху мужские брюки, именуемые джинсами, которые хоть и не плотно прилегали к телу, но все же заставляли меня смущаться, ведь барышни в таком не ходят. Позже оказалось, что исподнее все таки в этом времени существует, я имею в виду то, которое заместо корсета и выглядит оно забавно и необычно, как два чепца, связанные полосками ткани. Я ухохатывалась то и дело тыкая пальцем в картинку найденную Натой в интернете. Данный предмет в моём, смешно сказать, гардеробе отсутствовал ввиду несоответствия размеров у меня и Наткиной мамы.

А интернет, это вообще поразительное волшебство. Представьте себе несказанно умное существо, которое знает ответы на все вопросы, может показать почти все фильмы и мультики, найти все книги для чтения и много чего другого.

Мы с моей новой подругой решили, что выходить мне в большой мир нужно обязательно, надо же каким-то образом мне найти способ вернуться назад, но перед этим необходимо набраться каких-никаких знаний об окружающей меня действительности. Вот я и проводила все свое время либо смотря или читая что-то из интернета на Наткином телефоне, когда она ко мне приходила в гости, к слову довольно таки часто. Благо сейчас, по ее словам, летние каникулы в школе и дитя предоставлено само себе, поскольку родители проводят весь день на работе, а старший брат шатается где-то с друзьями. Либо, когда девочка отсутствовала, то я погружалась в мир современных книг или журналов с невообразимо яркими картинками и смелыми сюжетами. 

Мы и легенду придумали мне, будем всем говорить, что я внучатая племянница какой-то там бабы Нюры, которая жила на отшибе села, а в данный момент лежала в больнице с какой-то несерьёзной, но весьма продолжительной хворью. Кстати козюля моя оказалась тоже принадлежащей вышеупомянутой бабе Нюре и звали ее просто Коза, бабуля в кличках особо не исхитрялась и предпочитала называть всех своими именами.

Утро не предвещало никакой беды. Ната предупредила, что ее сегодня не будет, они куда-то там с семьёй собирались на выходные ехать или, наоборот, кто-то к ним приезжает из родственников, и я благополучно занялась "домашними" делами. Мои новые джинсы и футболку срочно требовалось простирнуть от пыли и грязи, да и меня саму не мешало бы выкупать. Вначале я конечно же занялась собственной чистотой, а после купания переоделась в запасную футболку, брюк ещё одних у меня не было, поэтому я осталась щеголять с голыми ногами, всё ж привыкла за прошедшее время к свободным нравам нового времени, да и увидеть меня было некому, а все стратегические места длинная футболка прикрывала.

Волосы я оставила распущенными, расчесав их гребешком. Они стали короче почти в половину и теперь спускались только слегка ниже пояса. Откромсала их незаменимая Ната, когда мы попытались расчесать колтун в который превратилась моя шевелюра и намертво застряли в нем зубцами расчески. Это все, что удалось спасти непосильным трудом.
Выстирав одежду и развесив на дереве, я поднялась к руинам и решила немного перекусить. Где-то там у меня была припасена краюшка хлеба и полбанки вкуснючего смородинового варенья. Теперь у меня имелись ещё тарелка из необычного лёгкого и яркого материала, такая же чашка и большая пребольшая бутылка для воды, которая позволяет мне не бегать каждый раз вниз к озеру, когда хочется пить. 

А ещё Марина до сих пор обитала со мной и я по братски иногда делилась с ней съестным, но днём, чаще всего козочка промышляла где-то на стороне, приходя ко мне только на ночёвку. 

Добравшись до своего уже более-менее обжитого уголка, я принялась за трапезу, прочитывая новенький журнал. Его я достала из заплечного мешка, вроде он рюкзак называться, который мне тоже пожаловала Ната. В нем я хранила свои новообретённые вещи, старое платье, чулки и корсет. Вот знала, что они мне ни к чему, но расстаться с ними была ни в силах, как будто это кусочек моей прошлой жизни, моего мира, который до сих пор держит меня на плаву и не даёт сойти с ума. Потому-что порой мне кажется, что я уже по тихоньку стаю безумной, и на самом деле моя предыдущая жизнь, как барышни Али Нелидовой, всего лишь сон, который я приняла за явь, или, наоборот, все, что случается сейчас, мне на самом деле кажется, а я лежу где-то в сумасшедшем доме в бреду и забытье.

 Я уже доедала свой огромный бутерброд и дочитывала журнал, когда услышала знакомый цокот маленьких копытец. Удивилась, что же тут делает Марина в такое время, как правило, она приходит гораздо позднее, но особо не обратила на это внимание. Подняла я на неё глаза только тогда, когда козочка подошла совсем близко и встала перед о мной. Когда я наконец увидела чем занимается наглое животное, моему возмущению не было предела. Эта скотина умыкнула с ветки мои свежепостиранное брюки и с аппетитом их жевала. Я возопила в негодовании и отбросила в сторону журнал, кинувшись на парнокопытное. Коза, не будь дурой, сразу усекла, что запахло жаренным, и со всех ног ринулась наутёк, только ее и видели. Я не теряя времени побежала за ней, джинсов было жалко, тем более, что они у меня в единственном числе.

Догонять Марину оказалось не просто, мало того, что животинка поражала своей прытью и маневренностью, так ещё и ногами я ощущала каждый острый камешек, каждую выбоинку, каждый бугорок. Оказалось, что моя нога гораздо меньше, чем у Наткиной мамы, но немного больше, чем у самой девочки, так, что подобрать обувку мы не смогли и на мне была все та же, в какой я отправлялась к Елизавете: лёгкие вышитые туфельки с тонкой подошвой предназначенные для гостиных, прогулок по парку, а то и вовсе для перебежек между экипажем и домом. Сейчас они выглядели потрёпанно и печально, а на одном из них вообще почти отлетела подошва, но я исхитрилась и примотала ее шнурком.



Алеся Лис

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться