Черная Вода

Размер шрифта: - +

Глава 7.3

Первой мыслью стало найти Юпитера. Казалось, что после последней нашей встречи прошла вечность и я почувствовала, что скучаю. Но, сейчас не время – сначала, выполню задание.

Видимости – никакой. Мозг начал расслабляться, а я - проваливаться в глубокий сон. Тогда я яростно потерла ладонями друг об друга. Как по волшебству, пространство начало светлеть, и я опустилась на пол, тщательно прощупывая покрытие из ламината. Наконец, комната проявилась полностью. Она выглядела намного светлей, как будто солнечные лучи проникали в каждый ее уголок, хотя шторы все так же были полузадёрнуты. Также, в помещении никого не было, хотя я понимала, что это не так.

 

Я тут же выхватила из поля зрения книжный шкаф и переместилась к нему. У шкафа не было дверцы, и я беспрепятственно взяла нужную книгу. Удивительно было и то, что на всех остальных книгах не было названий, как будто кто-то стер все буквы, забыв про мою. Моя же книга оказалась очень увесистой, толстой, темно зеленого цвета, я даже запах ее почувствовала. Но название…. Буквы петляли и ускользали, превращаясь то в символы, то в иероглифы. Как же быть?

Я просто успокоилась и мысленно сказала себе, что вот сейчас у меня все получится. И тут же буквы встали в ряд, обнажая название – Анна Каренина. Что за бред? Не может здесь быть такой книги. Это же не кружок внеклассного чтения!

Комната начала наполняться белым шумом.

Хорошо, надо выполнить последнее задание – подать сигнал.

Я попробовала моргнуть, закрыть глаза руками, но зрение не пропадало, и я толком не чувствовала движения глаз. Понятно, физически не получится. Тогда я начала, как бы глупо я себя не чувствовала, подпрыгивать на месте и махать руками над головой. Затем, окончательно выдохшись, я села на пол, выдохнула и заснула.

 

Герман сидел на кушетке и смотрел на спящую девушку, от которой зависела вся его дальнейшая жизнь. Она лежала тугим комочком, отвернувшись к стене, что затрудняло «ловлю» сигнала. Ему пришлось наклониться почти вплотную к ее лицу, и он боялся своим дыханием прервать сон. Он не сомневался, что у нее получится. Не сегодня - так завтра, но получится. Вместе с этим, он испытывал чувство вины перед ней.

Не хотелось нагружать ее лишней теорией, особенно сейчас, когда каждый день на счету, но пренебрегая этой информацией, он утаивал и другую – кроющуюся опасность. Никто, даже самый опытный сновидец не знает, насколько могут быть опасны осознанные сны, при этом, практически, все знают, что из сна можно не вернуться. Онейрология опасна, как и любая другая профессия, и даже соблюдая правила безопасности, всегда есть шанс, что что-то пойдет не так. И единственное на что надеялся Герман, что ему удастся поскорее вернуть себе способности и больше не потребуется рисковать другим человеком.

Однако, если этого не случится, ему придется всегда надеяться на помощь этой девушки, и чтобы хоть как-то уберечь ее, просить «вытаскивать» его в сон, а дальше не участвовать.

Но есть еще одно огромное «но». Осознанные сны – мощнейший наркотик. После них, реальная жизнь кажется серой и пресной. И даже наоборот – жизнь кажется сном, а сон – упоительной живой реальностью. Из нее не хочется возвращаться. И эта девочка тоже не захочет, даже если все ее сны – кошмары. А когда она познакомится с Виктором, и он найдет применение ее таланам…. Назад дороги не будет. Встреча и так состоится. И очень скоро. Но он не должен допустить их сотрудничества….

Прибор, фиксирующий сердечный ритм, тихонько пискнул, оповещая об учащении пульса и Герман увидел испуганные зеленые глаза в 20 сантиметрах от его. Он тут же отпрянул.

           

- Эм, извини – я задумался, - оправдывался он, выждав пока девушка снимет наушники. - Ты не подумай ничего такого. Просто ты заснула в таком положении, что я не видел твоих глаз и не смог бы контролировать сон. Поэтому, мне пришлось….

- У меня получилось? – ошарашено спросила я, чтобы сгладить неловкую ситуацию.

- Сейчас выясним, - Герман помог снять датчики и аккуратно протерев их салфеткой, удаляя сцепляющий гель, повесил их на место и выключил прибор.

- Все было как-то не так, - моя неловкость никак не исчезала. – Одновременно проще и сложнее. В обычных снах, я не думаю – просто все идет как идет, а здесь….

- Ну да, - отвечал он. – Дневные сны почти полностью контролируются разумом и поэтому не такие «сложные» в оформлении. Обычно, с них и начинают…. Ну так, что насчет книги?

- Мне кажется, у меня не получилось. Ничего не получилось. Полный бред.

- Какое название у книги? – медленно разделяя каждое слово спросил Герман.

- Анна Каренина? – я зажмурилась, ожидая нагоняя.

- Цвет, толщина?

- Темно-зеленая. Толстая. Страницы желтые. Надпись золотая с узорчиком.

- Иди проверь, - его лицо не выражало никаких эмоций и трудно было сказать сердится он или радуется.

Я скованно поковыляла к шкафу и вытащила нужную зеленую книгу «Анна Каренина». Сказать, что я была поражена – ничего не сказать. Твою ж за ногу!

- Я что…. У меня получилось?

Все еще не веря, я уставилась на Германа, ожидая какого-нибудь подтверждения.

- Умничка! – все так же сдержано продолжал он. – Я не сомневался!

Радость захлестнула меня, и я аж подпрыгнула от восторга.

- Офигеть! С ума сойти! Это оказывается так здорово! Но как? Как это возможно? Это астрал или что-то типа того?

- Ну-ну, - Герман наконец улыбнулся. – Не будем оперировать такими страшными словами. Меньше знаешь – лучше спишь! Я думаю, второй сон в таком возбужденном состоянии ты уже не потянешь. Пошли обедать.



ERA

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться