Черная Вода

Размер шрифта: - +

Глава 14.3

Звуки то резко раздавались где-то у меня над головой, то заглушались и сливались в единое целое. Из них вычленялись отдельные: карканье ворон, звук поезда в метро, шелест листвы, обрывки фраз, тяжелый вздох, шум дождя и плеск прибрежных волн.

Знакомая рука ласково гладила меня по волосам, а он шептал что-то над самым ухом вновь и вновь. Посторонние звуки никак не давали возможности разобрать слова, и я попыталась сконцентрироваться. Что он говорит? Мне казалось, что сейчас это крайне важно. Что весь смысл жизни заключен в его словах. Что же он говорит?

Трудно пошевелиться и ничего вокруг не видно, но это и не важно. Главное – услышать, что он говорит. Я вся напряглась, стиснула зубы до боли в голове.

« … ёна… ода… чё… да… ная… вода…. Чёрная вода».

- Что это? – тревожно спросила я. – Что такое «Чёрная вода»?

«Твое имя» - нежно отвечал голос.

- Что за странное имя?

Он молчал и продолжал любоваться мной.

- Что оно означает? – вновь спросила я.

Юпитер немного помедлил, затем взял мою левую ладонь руку и прижал к своей щеке. Медленно я стала наполняться энергией – огромной, мощной, неудержимой. Меня захлестнуло силой, и я почувствовала, как трудно стало дышать. Давно забытая магнитная мощь сдавила позвоночник и ребра, однако теперь она ощущалась совсем по-другому. Сейчас она не калечила, не обездвиживала – а, наоборот, питала и заряжала. Она открывала все двери и неслась напролом.

Ступнями ног я почувствовала свежую прохладу воды. Она быстро прибывала и заполняла все безграничное пространство вокруг нас. Юпитер отступал, не желая оказываться в водном пространстве. А тем временем, вода – плотная, но невесомая; черная, но кристально прозрачная; поднималась все выше, тянула все глубже. И, наконец, погрузив меня с головой она ударила всеми атомами разом в мое тело, голову, каждую клетку, каждый нерв и меня как будто разорвало на части. Затем, она вновь опустилась на уровень до колен.

А я открыла синие как сапфиры глаза и двинулась на встречу Юпитеру. Вода расступалась сама перед каждым моим шагом и образовывала длинный шлейф сзади. Шлейф поднимался к плечам на подобие накидки или плаща.

Он, в свою очередь, тоже пошел на встречу. Едва он коснулся воды, как сине-фиолетовые молнии пронзили ее поверхность и озарили пространство неоновым светом. Подойдя совсем близко, он снова взял меня за руку.

«Это внутренняя сила. Моя. Теперь, и твоя. Никому не давай воспользоваться ею».

Я молчала и просто смотрела в его бледное лицо, растроганная, исполненная благодарности.

- Можно я останусь? Пожалуйста!

«Теперь можно»

Он крепко сжал мою ладонь и мне на секунду стало страшно, что сейчас я могу сделать неверный выбор. А вдруг, больше не будет обратного пути? Если это точка невозврата? И больше никого не будет, кроме Юпитера?

В голове загудело от быстрой смены образов и воспоминаний.

Не будет Людки.

В голове завертелось все, что связывалось с ней в обратном порядке. Мы хохочем в машине Вика. Веселые рабочие дни. Алкогольные ночевки. Дикие танцы в клубах. Все празднования нового года. Студенческие годы. И самый первый день знакомства, когда она протянула руку и назвала свое имя. Я ответила на ее рукопожатие.

Не будет Вика.

Я трусь о его плечо, чтобы выпросить переночевать у Людки. Я проснулась утром в его кровати. Его объятия на кухне, в ванной, в лаборатории, когда я никак не просыпалась. Его поцелуй. Его угрозы. Наши теплые беседы на кухне, в уютных ресторанчиках, в машине. Его лучистая улыбка. И первый день, когда я его увидела. Он протянул руку для рукопожатия, и я ответила ему, как несколько днями ранее я ответила Димону.

 

Не будет Германа.

Он снова целует меня в висок и обнимает в знак благодарности. Последний совместный сон. Наши телефонные звонки и переписки. Я вспомнила, как он нес меня к врачу и вправлял колено. То удовольствие от езды с ним в машине и на байке. Наши совместные сны – то чувство, когда я вытаскивала его за собой. Все обеды и вечерние кофе в кафешках. Наши непростые тренировки. То, как он нелепо смотрелся в моей комнате. И нашу первую встречу – на остановке, когда он протянул руку для рукопожатия и я ответила ему.

И не будет Туза.

Я глажу его по шелковистой мягкой шерстке. Мы «квасим» вместе валерьянку. Я вспомнила как частенько рыдала, уткнувшись в толстенькое тельце, а он успокаивающе мурчал и не двигался с места, пока мне не становилось легче. Как он спал возле меня каждую ночь. Как он регулярно приносил мне на подушку убитых за ночь мышек и ящериц. Как однажды он подавился косточкой, а я мгновенно вытащила ее прямо у него из горла. Как я игралась с ним, когда он был совсем котенком. Как я приняла роды у кошки в день своего рожденья и назвала одного из котят Тузом и коснулась его маленькой безкогтистой лапки.

Больше всего я не желала расставаться с Тузом. Мне хотелось еще хоть один раз прижаться к нему и расплакаться как раньше. А он бы, как всегда, исцелил своей кошачьей энергией все мои душевные раны.

Со всеми ними я была счастлива. Я любила их и хотела находиться рядом. Но счастье расслабляло, заставляло останавливаться, притормаживать или застывать в моменте вовсе. Это не для меня. Я слишком сильная, чтобы выбирать простое спокойное счастье. Это - пресно.

Я опустила плечи, и закрыв глаза, прижалась к груди Юпитера. Ну и пусть никого не будет! Я хочу остаться с ним. И ни о чем больше не жалеть.

Он укрыл меня своим плащом и связь с реальностью окончательно утратилась.

«Теперь можно» - вновь повторил он. «Ненадолго».



ERA

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться