Чёрный кофе, поэзия... и смерть.

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 За месяц до…

 На столе рядом с переполненной пепельницей валялась пачка дешёвых сигарет. В белой фарфоровой чашке уже почти остыл сваренный кофе.

 Марта, прижав колени к груди, сидела на подоконнике и курила. Совсем не изящно – не так как это делают герои фильмов – было что-то нервное в том, как она подносит зажжённую сигарету к губам, а потом выпускает изо рта клубки дыма.

 Марта ещё месяц назад пообещала самой себе, что бросит курить. Не то чтобы сигареты были смыслом её жизни – она бралась за них только, когда не могла успокоиться, восстановить свою чёртову эмоциональную стабильность. Но ей не нравилось, что курение стало её вредной привычкой, да и кашель, который стал уже почти хроническим, внушал беспокойство. Марта вовсе не жаждала в двадцать пять лет умереть от рака лёгких.

 И она честно продержалась весь месяц. Но вчера, возвращаясь с работы, она была вся на взводе. Её руки тряслись, в голове крутились лишь слова, которые ни один воспитанный человек не произнёс бы вслух. А виноват во всём был новенький продавец, назвавший её стихи уродливыми и громоздкими, рифмы неуместными, а её саму социопаткой-неудачницей. Марта ничего не ответила ему, лишь криво усмехнулась и ушла в другой отдел.

 Она переживала всё глубоко внутри себя, считая, что слёзы при посторонних – это слабость. Она держалась, была верна своему негласному правилу, но когда пришла домой, то сразу же заплакала.

***

 Она не была популярной поэтессой: не проводила поэтический вечеров, а её книги не печатались многомиллионными тиражами (они вообще нигде и никак не печатались). Марта выкладывала свои стихи на сайтах, и какому-то ограниченному кругу лиц эти излияния другой души даже нравились. Марта писала о смерти, о боли – о вещах, которые были так хорошо ей знакомы, но никогда в своих творениях не затрагивала любви, даже несчастной. Должно быть, это так и возмутило её коллегу. Как же в двадцать пять лет она умудрилась не познать любовных мук?! Скандал, катастрофа. Но Марта вполне могла бы сказать, что если ты занят совершенно другими вещами, то и любовных мук избежать вполне возможно.

 И вот с сигаретой покончено, и она погребена в пепельнице. Марта мысленно поклялась, что это совершенно точно последняя сигарета в её жизни. И словно в доказательство этого девушка слезла с подоконника, схватила пачку сигарет и выбросила её в мусорку. С чувством выполненного долга Марта вернулась на прежнее место.

 Ей нравилось наблюдать: за людьми, животными, машинами, звёздами – за всеми и всем. Просто наблюдать, а затем долгими часами придумывать истории у себя в голове, рисовать судьбы других подобно художнику. Весь мир казался Марте белым полотном, которое так легко можно было раскрасить.

 Внизу женщина в огромной старой шляпе шла в сторону парка. Марта знала, куда и зачем. Эта женщина в течение шести лет следовала по одному маршруту: из дома в парк, там она несколько часов сидела на скамейке, словно ждала кого-то, а потом вновь возвращалась домой. История, достоянная романа, если придать ей трагичности.

 Марта потянулась к своим записям, ей нужно было закончить стихотворение, мысли о котором не покидали её уже целый месяц. Это должно было стать её главным творением – откровением изуродованной души.

Мне кажется, я давно уже умерла.

Сотни лет, сотни жизней, написанных на листке.

В царство мёртвых Королева меня звала,

Письмена, оставляя на алом цветке.

 Она знала, что это не принесёт ей популярности и не повысит уровень уважения среди коллег, но это станет венцом всего, а значит, Марта выйдет на новый уровень в своём творчестве. Вероятно даже оставит стихи и напишет какой-нибудь роман. Счастливый, о любви, раз уж все её так жаждут.

 О любви, которой нет и не будет.

***

 Она накрасила губы ярко-красной помадой, хотя знала, что многим на работе это не нравится. Женщины- коллеги презрительно называли её за спиной «девушкой лёгкого поведения», но никто из них не видел её с мужчиной. У Марты попросту не было знакомых противоположенного пола, кроме тех, с кем приходилось общаться по работе.

 Она сбрызнула запястья ароматом Nina Ricci – роскошь, которую Марта позволяла себе на зарплату, благо флакончика хватало надолго. Стянула свои длинный каштановые волосы в конский хвост, ещё раз подкрасила ресницы. Марта была готова идти на работу.

 Поразительно, что с её полнейшим нежеланием разговаривать с другими людьми, она уже несколько лет работала продавцом-консультантом в книжном магазине, причём была одной из лучших. Быть может, секрет был в том, что, несмотря на всю свою необщительность, Марта часами могла говорить о книгах.

 А быть может, дело было в её внешности, так сильно привлекавшей внимание посторонних. Марта не была красавицей в классическом смысле этого слова. Черты её лица сложно было бы назвать правильными. Спокойные синие глаза казались слишком большими для тонкого лица с почти полупрозрачной кожей. И совсем не к месту была россыпь веснушек, скопившихся, словно маленькие звёзды возле носа.

 Марта не была красавицей, но было в её лице что-то притягательное, незабываемое.



Ирина Михайлюк

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: