Christmas Candy

Размер шрифта: - +

49

Вообще-то кондитерская больше работала на заказ, изготавливая торты на свадьбы и юбилеи. Но какой-то гений додумался поставить на пункте выдачи три крохотных круглых столика с высокими, как в баре, табуретами рядом. Флёр не особенно любила сладости, зато у Элины глаза разбежались. В результате ей достался кусок вишнёвого торта, обильно украшенного взбитыми сливками. Флёр, пятнадцать раз объяснив продавцу и подруге, что не хочет ничего кроме кофе, принялась медитировать над чашкой капуччино.

- Ты чего такая грустная? – Элина положила руку поверх руки Флёр, только-только начавшей отходить от холода. – Ой, и руки у тебя ледяные! Ты почему перчаток не носишь?

- А сама не догадываешься, - усмехнулась Флёр. – Поверх колец не налезают.

- Ну, взяла бы у ребят, в их-то перчатки ты точно влезешь.

- Да я привыкла, - пожала плечами Флёр. На деле, самым действенным решением проблемы было спрятать руки в рукава поглубже, и бежать из пункта «а» в пункт «б» побыстрее.

- Ну, хочешь, я у Ганса для тебя попрошу? То есть я не скажу, что для тебя. А ты потом, когда не нужны будут, вернёшь…

     Волчица в упор посмотрела на Элину. Вот уж птичка-синичка, совсем маленькая, а глазки умные. Взрослые глазки у девочки. Ганс всякого нарассказывал? Или и до Ганса в жизни что-то повидать довелось? Может, потому и прибилась она к разнузданному пошляку, изрядно старше её – добрый он, Ганс, и девочек маленьких не обижает, небось, на руках носит, одеялко поправляет, когда спит…

- Иди ты лесом, миротворец маленький, - беззлобно улыбнулась Волчица, и принялась за кофе.

- Нет, ну а правда, почему ты на мальчиков обиделась?

- Не обижалась я ни на кого. На себя только если.

- Это из-за того парня, что с нами пиво пил и в клубе был, да?

- Какой он тебе парень. Это наш учитель, профессор Стенс.

- Но он же твой парень?

     Тьфу ты, и эта туда же. Волчица сделала глубокий вдох, потом выдохнула. Уж Элина точно не при чём и обидеть никого не хочет. Попробуй только ещё и ей нагруби, злюка несчастная!

- Конечно, нет, Эль.

- Но он ведь тебе нравится, - не отставало пытливое дитя.

- С чего ты взяла?

- Ну, видно же, и… - она поняла, что сейчас сболтнёт лишнее, но Флёр и без неё мысленно закончила фразу «…и Ганс тоже так говорит». Паршивец ты всё-таки, друг дорогой. А Элина между тем выкрутилась, закончив фразу совершенно иначе. – И ты ему тоже нравишься, мне так кажется.

- Эль, ну не пори ерунды. Профессор дядечка взрослый, у него жена есть. А ребята просто так оценки себе накручивают.

- Ганс оценки не накручивает, он и так хорошо учится.

- Конечно, конечно, - улыбнулась Флёр.

- А профессор тебе и правда нравится, - ты, когда о нём говоришь, улыбаешься.

- Тебе на полицейского учиться надо, допросы будешь хорошо вести, - проворчала Флёр.

- Так и в чём проблема-то? – она даже про торт забыла.

- Ну, знаешь, нравится - не нравится, тут ведь не это главное, - Флёр говорила печально. Ощущение было странное: с одной стороны не хотелось откровенничать, с другой, всё, что наболело на душе, давно требовалось проговорить вслух. Две недели вынужденной изоляции давали о себе знать.

- А что главное? – Элина снова прижала ладошку к её руке. Доверчиво, словно не замечая холодных, неприятных на ощупь цепочек.

- А главное, милая Эль, это то, что таких вещей делать нельзя. Кто бы там кому ни нравился, а отношений таких не бывает, а если и бывают, то ничего из них хорошего не выходит.

- Вот видишь, ты ещё не пробовала, а уже руки опускаешь, - пожурила Элина.

- Знаешь, что? – Флёр фыркнула так, что клочок пены от капуччино повис у неё на кончике носа. Элина залилась весёлым колокольчиком, а пока Флёр ругалась и вытиралась, развила мысль:

- Мне вот тоже страшно было, когда мне Ганс нравился. Как же, кто я, и кто он? Я его года два назад заметила, он мальчишек прогнал, которые над котом издевались. Их было штук пять, а Ганс их чуть ли не за шкирки расшвырял, и пошёл себе дальше. А я кота подобрала и лечила, он теперь  у меня живёт.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться