Чужая порода

Размер шрифта: - +

-4-

Из поцарапанных стен и пола выступала смола. Пахло хвоей. И запах был единственным, что заполняло пространство большой деревянной комнаты – ни картин, ни ковров, ни мебели – только запах сосны и аромат Нового года. Но вместо доброго дедушки с седой бородой и красным носом в помещение зашли трое мужчин – все, как один, задумчивы и напряжены.

- Альфа, и ты позволишь этой человеческой пигалице остаться в логове? – тишину нарушил самый молодой из троицы, он говорил ровно, но слишком гортанно, буквально выплёвывая каждое слово.

- Уже позволил. И да, у неё есть имя – Аминаааа. – протянул глава, прислушиваясь к своему голосу.

- Да плевать я хотел на её имя! Одно её присутствие здесь - это уже плевок в традиции стаи!! Она – чужак, что слишком много узнал. Её судьба – лежать в ближайшей канаве с перекушенной шеей! – особенно тяжело мужчине давался звук «р», который у него раз за разом переходил в рычание. Злость скрывать не получалось, да он и не пытался.

- Ответь мне, Грис, ты против только потому, что она человек? – Альфа не поддавался на провокацию младшего.

Грис глубоко вдохнул, пытаясь усмирить своего зверя, и на выдохе ответил:
- Да.

- И почему же? – так же безучастно спросил вожак.

- Разве причин недостаточно? Люди виноваты в том, как мы живём сейчас. Из-за связи с ними волчий род стал слабым. – мужчина приструнил в себе зверя и теперь говорил спокойно, глядя прямо в глаза Альфе, чего никто другой не мог себе позволить.

- Ты знаешь не хуже меня, что связь с человеческими женщинами никак не отобразилась на потомстве. – вожак не уступал младшему волку и не собирался демонстрировать своего подчинения, пряча глаза. Два врага на дуэли взглядов перед спаррингом - тут было всё: вызов, соперничество, давление и даже попытка морально сломить оппонента. Безмолвное противостояние старости и молодости, опыта и вспыльчивости, мягкости и непреклонности, настоящего и будущего, Альфы и того, кто должен его сместить. Вожак понимал, что чем чаще молодой волк смеет смотреть ему в глаза, там быстрее утекает его время. Грис, спустя время, всегда первым отводил взгляд. Но это пока.

- Знаю. Но с появлением в стае людей волки стали им уподобляться, и звериная часть начала отмирать из-за ненужности. Появились чужие нашей породе сочувствие, жалость, - последнее Грис произнёс с особым отвращением, кидая этим словом в Альфу, - мы слабеем и вырождаемся, каждый следующий слабее предыдущего! Сколько осталось истинных волков, что ещё способны убить предателя, даже если он окажется их братом?! И всё благодаря людям! А ты впустил в логово главного врага своей породы! – мужчина снова терял себя, поддаваясь злости, что обратно будила не так давно приспанное животное.

- Если щенок смеет скалить зубы вожаку, ему их обламывают!! Пока я твой Альфа, ты будешь слушать мои приказы! Если скажу охранять человека – будешь охранять, как собственную мать!  Скажу отступать – подожмёшь хвост и выполнишь! Умереть – умрёшь!! Это и есть те правила, за чистоту которых ты так рьяно борешься! А не устраивает – шайка предателей ещё далеко не ушла, часа за два догонишь! – зверь начал подчинять Альфу и тот поспешил уйти, чтобы не случилось непоправимого. Слишком многое случилось за последнее время, и ещё больше должно произойти, отчего вожак сдавал свои позиции, упрямо отказываясь признаваться в этом даже самому себе.

- Сын, брат всё делает правильно. Закрой глаза на тот факт, что она человек. Сейчас важно другое: Амина - преемница Лесной ведьмы, а оттого – единственный способ с ней связаться. Не стоит недооценивать старуху, она слишком задолжала волчьему роду и поклялась кровью вернуть долг, сказала, что появится, когда к стае приблизится наибольшая опасность. Альфа защищает стаю всеми возможными способами. Прими это. – заговорил мужчина, который до этого безучастно наблюдал за противостоянием волков, что были одинаково дороги ему – сына и брата.

- Она может врать. – отчеканил Грис. – Мы не чувствуем ни запаха, ни сердца, ни эмоций.

- Да, может. Но Альфа проверит это, как только девушка снимет защиту.

- А если не снимет?

- Жить захочет – послушается. И ещё. Мне не нравится твоё отношение к людям, сын. Ты знаешь, что потомство появляется в союзе только с той женщиной, которую принимает твой волк. И такая может быть только одна, ведь мы не безродные псы, что совокупляются со всем без разбора.  Звериная половина может в равной степени отреагировать и на волчицу, и на человека, поэтому человеческих женщин, как свою пару, в стаю приводили и приводят наши братья. И мало кого по согласию.

- Все легенды и сказанья я знаю не хуже твоего, отец. Но ради стаи можно отказаться от союза, если стало известно, что он должен состояться с человечкой. – Грис был непреклонен в своих убеждениях.

– Скоро братья вернуться с охоты, нужно предупредить о чужаке, чтобы не съели ненароком. – он не желал продолжать разговор, потому что был уверен в своей правоте. Желание отца переубедить его не принесло бы ничего, кроме ссоры. У Гриса был единственный волк, чьё мнение он считал авторитетным – он сам.

Отец кинул в спину сына, точно зная, что звериный слух уловит всё, до последнего колебания интонации:
- Посмотрим, как ты сможешь отвернуться от той, к которой побежит твой зверь.



alte

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться