Чужими глазами

Размер шрифта: - +

-4-

Мэтью жил неподалёку от школы, так что и в машину садиться не пришлось. Два поворота - и одно из кирпичных, тридцатых годов постройки зданий оказалось искомым номером пять. Дом делился на две половины, принадлежащие разным хозяевам, как и большинство голландских домов. 

Никки свернула на посыпанную гравием дорожку, ведущую к правой половине. 

Открытый всем ветрам деревянный навес около дома пустовал. Машины на парковочном месте не было. Значит, родители на работе.  

- Погоди. - Майк упёрся на пороге, не решаясь позвонить в дверь. - Я же не имею права допрашивать несовершеннолетнего в отсутствие родителей, или других взрослых попечителей. 

Никки закатила глаза. 

- О Господи. Мы его не допрашиваем, я, например, вообще гражданское лицо. Мы с ним просто побеседуем, вдруг он что вспомнит. Потом под протокол повторит, если надо будет. Там, между прочим, мальчик взаперти сидит. 

Убежденный окончательно сильным тычком в спину, от которого непривычно заныло между лопаток, Майк сдался и нажал на круглый язычок звонка.

В занавешенном полупрозрачным кружевом, узком вертикальном окошке двери появился смутный силуэт. 

Мэтью даже не спросил, кто это, сразу открыв дверь. 

То ли разглядел полицейскую форму, то ли просто идиот непуганый. 

Брухман поставил в мысленной анкете галочку. Куда бы ни делся Дамиан, видимого насилия не было. Подросток бы не вёл себя так безбоязненно, будь он свидетелем недавнего похищения. 

Мэтью оказался щуплого вида пареньком с явной примесью индонезийской крови. Смешанные браки в Голландии отнюдь не редкость. Наоборот, все мало-мальски состоятельные мужчины норовят привезти невесту из восточной Европы или Азии, где женщины еще не так испорчены эмансипацией, и молча варят борщ и ждут мужа с работы. 

Местные дамы скорее сами ожидали от супруга кофе в постель. 

Мэтью поздоровался и замер на пороге, не торопясь зазывать их в дом и переводя взгляд с Брухмана в форме на затянутую в чёрное Вероник. 

- Мы по поводу исчезновения Дамиана. - пояснил полицейский. 

- Как исчезновения? Что с Дамом? - дверь тут же распахнулась на всю ширину, пропуская их внутрь.  

Разуться им не предложили, поэтому они сразу прошли в просторную, ярко освещённую гостиную, по американскому варианту совмещенную с кухней. Широкие окна рядом с длинным обеденным столом открывали вид на ухоженный внутренний дворик. 

В доме было прохладно, Никки даже не стала расстегивать куртку. 

Мэтью чихнул и откашлялся, подтверждая красными глазами и опухшим носом, что действительно болеет. 

- Так что с Дамианом? - нетерпеливо переспросил подросток, усаживаясь за обеденный стол. Майк устроился напротив, чтобы удобнее было следить за лицом допрашиваемого... то есть свидетеля. То есть собеседника. 

Никки пристроилась рядом с ним, и взяла переговоры в свои руки, как и обещала. 

- Дам не вернулся домой после экскурсии во вторник, про которую, как мы уже знаем, вы соврали. 

- Мы не врали. - вскинулся Мэтью. - Мама Дамиана очень строгая, и никуда его одного, без взрослых не отпускает. Как с маленьким, честное слово. А мы всего лишь в городе погулять хотели, ничего такого. 

- Ну вот он как большой соврал, и в итоге его похитили. - Покивала Никки с притворным сочувствием. Мэтью сник, понимая, что доля его вины в произошедшем есть, и немалая. 

- Вы когда по Амстердаму ходили, никого не заметили? Следил может кто, или сидел все время рядом? -  подключился к допросу...то есть беседе Майк. 

- Нет вроде. - неуверенно протянул Мэтью. - Мы в музей сходили, к Мадам Тюссо недавно Джессику Альбу привезли. 

Ну понятно, в музей подростки могли попасть, только чтобы поглазеть на полураздетую копию актрисы. Не на Рембрандта же они пойдут смотреть, в самом-то деле. 

- Там еще бомж возле нас крутился, на площади около музея. Все просил подать на опохмел, или на что они там попрошайничают. - Вспомнил неожиданно Мэтью. 

- Потом он что-то Даму сказал, кажется. И ушёл. А Дамиан сказал нам, что у него дела в Амстердаме, и чтобы мы сами возвращались, его не ждали... - Голос подростка становился все тише с каждым словом. До Мэтью с опозданием дошло, что именно он только что сказал. - Вы думаете, этот бомж с ним что-то сделал?

Вероник и Майк переглянулись. Это была первая более-менее существенная зацепка, которая наконец-то укладывалась в схему похищения. 

Но что мог мальчик из приличной семьи иметь общего с бомжом, и какие у них могли быть дела? Дамиан же сам, добровольно за ним пошёл. Вряд ли в таком возрасте можно повестись на обещание показать котяток. 

- А какой он был, этот бомж? - Брухман достал телефон, готовый фиксировать особые приметы. Их оказалось немного. Темно-русая борода скрывала пол-лица, роста он был среднего, телосложения скорее худощавого, выше Мэтью. 

Что несложно, добавила про себя Вероник, цитируя медведя. 

Парень и до ее-то роста еле дотягивал, что для мужчины в таком возрасте в Голландии просто неприлично.   

Больше ничего полезного Мэтью им поведать не смог. С другом он с тех пор не общался, и где он мог быть, если не дома - понятия не имел. 

Гости поняли, что выудить дополнительные сведения из парня не получится, за их неимением, и встали, собираясь откланяться. 

- Спасибо, парень, ты нам очень помог. - обернулся на пороге Брухман. Мэтью, сгорбившийся было при мысли об опасности, угрожавшей другу, гордо распрямился и расцвёл. Все-таки услышать похвалу от человека в форме как-то по-особенному приятно. 

Никки пришла в голову неожиданная, но явно гениальная мысль. 

Она незаметно стащила перчатку. 



Нинель

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться