Цифровой Ад. Лимб

Размер шрифта: - +

Идол

Мерцание. Да, именно так я бы назвал это чувство. Ощущение, когда сознание всплесками возвращается к тебе, и спустя мгновение так же стремительно угасает.

Меня куда-то несли. В краткий миг ясности сознания, я видел серые тени. Их пальцы стискивали шнуры силков. Я был их добычей. Сеть из человеческих волос укачивала, неся меня через серое пепельное море. И Брок. Его лицо периодически всплывало из чёрного тумана забвения. Он наклонялся ко мне. Заглядывал в мои глаза. Он устало улыбался. Всё получилось? Нас спасли?

Мерцание. Мысли вспыхивали и гасли, словно звёзды, рождающиеся и умирающие в одно мгновение. Тьма. Тьма была основой всего. Пустое холодное ничто. Что же ждало меня там, за порогом? Что было после искупления грехов в пепельном Аду? Я видел это. Там не было ничего.

Есть ли смерть после смерти? Похоже, мне вскоре предстояло это узнать.

Сквозь тьму забвения стал прорываться голос. Постепенно обретая силу, он натягивал пузырь окружавшей меня тишины, долетая разбитым отдалённым эхом. Прошла целая вечность, прежде чем призрачная ткань лопнула и голос прорвался в моё сознание, вонзившись нестерпимой болью в мои опустевшие чертоги разума.

-И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звёзд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв…

Глас горном ворвался в мой разум, оглушая, сея страх и смятение. Я замер, страшась дышать. Спокойный в своём могуществе, и хладнокровный в ярости своей, то был не голос человека, но глас Господень.

- …но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих, - вещал глас, болезненным эхом проносясь в сознании. - Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг…

Боль. Боль горячими волнами разливалась по всему телу. Мышцы были наполнены остывающей лавой, обжигающей мою плоть изнутри. Нечто, чем бы оно ни было, сидело внутри меня, безучастно глядя на все страдания. Отрешённо глядя на меня, прямо в мою чёрную душу.

Боль? Боль снова вернулась ко мне. Моё тело разрывало от боли. Страданий плоти и разума. Значит, это не было сном? Значит, я был жив?

Мёртв. Я в Аду.

Боль концентрировалась на стопах и запястьях, стальными обручами стискивая их.

-…побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моём, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его, - неистовствовал глас. - Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

- Аминь! – отозвался стройный хор множества голосов.

Я с трудом разлепил веки. Стальные, рыжие от ржавчины обручи охватывали мои ноги. Голова висела. Я видел основание столба и каменную чашу, утверждённую у самого того основания. Белоснежная, мраморная, она выглядела совершенно чужой в этом мире всепожирающей серости. Я приподнял голову. На небольшом каменном плато толпились люди. Серые пепельные люди, что с восторгом и благоговением смотрели на меня. Они воздымали ко мне руки, едва не трясясь в молитвенном неистовстве. А я. Я был прикован к кресту.

- Его плоть и кровь насытят нас, - вновь раздался громогласный голос, - и благодать Его снизойдёт на нас, и откроются Врата, впуская наши измученные души! Истинно, говорю вам! Он снизошёл к нам, чтобы искупить грехи наши. Восславим же Имя Его и жертву Его!

- Аминь! – неистовствовала толпа.

Я раскрыл рот, разорвав кровавую коросту на потрескавшихся губах. Я хотел кричать им, но из моих уст вырвался лишь хрип. Но и его было достаточно. Пепельные люди смолкли, погрузив мир в гробовое молчание. Они внимали. Они ждали слова. Моего слова.

- Я вам не бог!

Они обомлели. Оторопь сковала их лёгкие и плоть. Краем глаза я заметил служителя, что хотел насытить мной толпу. Он стиснул челюсти, вперив в меня взгляд, полный ненависти.

- На колени, братья и сёстры! – нашёлся он. – Это он и должен был сказать!

Толпа, повинуясь служителю, рухнула ниц, исступлённо бормоча молитвы и восхваляя имя их бога. Он же подступил ко мне, стискивая в ладони ритуальный нож. Красное лезвие, словно сплошь состоящее из ржавчины. Из застывшей крови.

Он взял меня за горло, поднимая голову выше. С улыбкой заглянул в глаза. Медленно, наслаждаясь, приставил острие к моей груди, к тому месту, где ещё билось уже мёртвое сердце.

- Я выпью твою кровь, и пожру твою силу, - прошептал он едва слышно, - кем бы ты ни был, Дьявол.

Он надавил на рукоять, и клинок скользнул вперёд, жадно впиваясь в мою плоть. Всё моё тело содрогнулось от адской боли, а уши заложило от моего собственного крика…

***

Виктор бежал, что было сил. Он никогда ещё так не бегал. Юноша бросался из подворотни в подворотню, лишь изредка позволяя себе притормозить, чтобы выглянуть из-за угла и проверить нет ли впереди дронов. Охоту на него ещё не объявили – дядя только вёз Макс в больницу, - но всё же, Виктор не хотел рисковать раньше времени и пытался замести следы.

Время. Ему нужно было больше времени. Как можно больше. История с Макс вызовет резонанс, и шишки из «Автерлайфа» не смогут без шума устранить его подругу, Виктор прекрасно это понимал, но он так же знал, какую политику ведут корпорации, без труда разменивая человеческие жизни на TON’ы. А значит, он был последним, кто мог хотя бы пытаться вытащить Макс из Цифрового Ада.



Денис Вепс

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться