Да взойдёт Луна

Пролог.

 

В те редкие тёмные ночи, когда на безоблачном небосводе ярко горит Серебряная река (1) и светит ещё молодая Луна, можно разглядеть меж серебристых звёзд ускользающие от взгляда смертных нефритовые павильоны и крыши божественных дворцов, где обитают небожители.

Люди называют тот мир Небесами или Городом Бессмертных – недосягаемая ныне мечта каждого человека, стремящегося к Совершенству. Говорят, если успеть увидеть хоть краешек золотого дворца, что показался на мгновение среди бесконечного потока Серебряной реки, то всю жизнь удача будет следовать по пятам: таков один из благословенных даров Бессмертных.

Но теперь уже никто не скажет точно, правдива ли легенда об удаче, ведь ещё девятьсот лет назад Великий Дракон запечатал Небеса, и ни одно существо больше не в силах вознестись или спуститься на землю. Виной тому послужили деяния Последних Небожителей – пяти главнокомандующих, что посвятили свои человеческие жизни изучению боевых искусств и познанию мира. Ещё, будучи людьми, они решились взойти на пик Лаошань и пройти Путём Совершенства, выдержав испытания для тела и духа, которые мало кто способен преодолеть, но великие Мастера своего времени оказались достойны и обрели бессмертие.

Недолго пировали они на Небесах, ведь в их пылающих сердцах родилось страстное желание – помочь жителям нижнего мира. Любовь и сострадание заставили главнокомандующих даровать людям часть своих бессмертных душ и научить их покорять магию стихий. Новые боги часто спускались на землю, проводя долгие часы в беседах со смертными мужами и открывая им божественную мудрость.

Узнав об этом, Великий Дракон разгневался и в наказание запер Небеса на девятьсот лет, чтобы Последние Небожители, живя в нефритовых дворцах, наблюдали, как бесчестно люди используют их дары, и как быстро забывают своих покровителей, что некогда спускались на землю.

С тех пор в Городе Бессмертных воцарился покой, а Дракон вместе с восьмью высшими божествами погрузился в астральный сон, дабы восстановить духовные силы и познать другие миры. Густые облака тогда заволокли Дворец Лунвэй (2), а многие нефритовые здания опустели – величественными видами Небес теперь некому было любоваться. Бесчисленные павильоны, украшенные золотом и яшмой, летающие острова и водопады с живительной водой будто застыли в ожидании возвращения великого Господина.

Последние Небожители свои долгие дни, когда один подобен целой земной жизни, проводили в Павильоне Небесного Свода, откуда открывался вид на прекрасный сад с цветущими вишнями. В кронах белых и нежно-розовых деревьев отдыхали большие птицы – луань с красными перьями, что некогда возили на широких спинах небожителей.

В одной из беседок Павильона, стоящей на возвышении и украшенной драгоценными камнями, резной стол ломился от яств, а в пяти нефритовых кубках плескалось божественное вино. Но никто из присутствующих так и не притронулся к пище.

Прекрасная Дева Йелиан медленно ходила от одной части беседки к другой, плавно помахивая раскрытым чёрным веером, а подол её шёлкового платья, струящийся вслед за Последней Небожительницей, был словно усыпан мерцающими звёздами. В волосах, убранных в сложную волнистую причёску, сверкали шпильки и драгоценные украшения, а серьги в форме зарождающейся луны покачивались на длинных серебряных цепочках.

― Прошу, сыграй мне ещё на своей исцеляющей эрху (3), Друг Всего Живого! – проговорила она и остановилась, вглядываясь в золотые крыши дворцов, что стояли за вишнёвым садом. – Моё сердце сегодня снова болит.

Молодой мужчина, сидящий за столом, взглянул на Деву и, откинув зелёные широкие рукава,  взял инструмент. Длинный смычок нежно коснулся двух струн, а тонкие пальцы левой руки забегали по тёмному грифу: беседка наполнилась исцеляющей сердце тихой музыкой. То играл Последний Небожитель Пин, покровитель плодородной земли и лесов. В его каштановых волосах виднелась драгоценная шпилька, похожая на ветвь с молодыми зелёными листьями из нефрита, а глаза цвета коры тысячелетнего дерева выражали любовь ко всему живому.

― Тебя вновь что-то тревожит, Дева Йелиан? – спросил учтиво другой мужчина, что сидел у края беседки и протягивал аметистовую чашу водному Оленю с ветвистыми рогами – духу всех рек. Животное наклонилось и отведало из Чаши Времени; бока его  переливались и блестели на солнце, а прозрачные капли стекали по могучему телу на землю.

― Вот уже почти пятьсот лет никто из людей не стремится к истинному Совершенству! – ответила Дева Последнему Небожителю Куану – повелителю вод, чьи тёмные волосы, словно водопад, свободно падали на спину, не украшенные ни одной шпилькой, а голубое свободное одеяние заполняло собой значительную часть беседки.  – Наши храмы пустуют, а кланы Луны, Солнца, Воды, Земли и Ветра подчиняются только воле человеческого императора, возомнившего себя богом. Они не следуют Пути, а участвуют в этих бессмысленных войнах, убивают своих братьев, убивают наших детей! – закончила Йелиан, сложив чёрный веер.

― Но что мы можем сделать? – задумчиво спросил третий мужчина, который всё это время стоял у одной из четырёх красных колонн беседки. Он единственный не носил дорогих и величественных одеяний, а был одет по-простому: в высокие сапоги, свободные черные штаны и длинную рубашку со стоячим воротником, которую почти скрывал жёлтый длинный халат с разрезами на уровне ног. Руки мужчины, закованные в кожаные наручи, никогда не отпускали меч, покоящийся в чёрных ножнах с жёлтыми узорами. – Как и предвидел Великий Дракон, люди не смогли совладать с нашим даром, и теперь мы в состоянии только смотреть с Небес за тем, как смертные попирают Путь и магию.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться