Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 4



ТЕ, КТО ЧИТАЛ "ИНСТИНКТ У", В ЭТОЙ ГЛАВЕ И ДАЛЕЕ УВИДЯТ ЗНАКОМЫЕ ЭПИЗОДЫ. "ИНСТИНКТ У" ИЗНАЧАЛЬНО ПИСАЛСЯ НЕ ДЛЯ ШИРОКОЙ АУДИТОРИИ, А "ДЕЛА И СЛУЧАИ НЕСТАРОЙ ШКОЛЬНОЙ ДЕВЫ" ИМЕННО ДЛЯ НЕЁ. ПОЭТОМУ НЕКОТОРЫЕ РЕАЛЬНО ПРОИЗОШЕДШИЕ ИСТОРИИ (С НЕБОЛЬШИМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ, КОНЕЧНО) ВОШЛИ В ОБЕ КНИГИ, ПОСКОЛЬКУ СЛИШКОМ НРАВИЛИСЬ АВТОРУ, И БЫЛО БЫ НЕПРАВИЛЬНЫМ НЕ РАССКАЗАТЬ О НИХ. ПУСТЬ ВАС ЭТО НЕ УДИВЛЯЕТ))) 

Март 2000 года. Москва 


Уже начался и даже катился к концу долгожданный март, на носу были весенние каникулы, и, пробираясь в окружении спешащих учеников по необозримым лужам к школе, Ирина Сергеевна Дунаева чувствовала себя шхуной в бурном море. 

Второй урок был в разгаре. Ирина, стоя за кафедрой в своём кабинете химии, ждала, когда дети спишут с доски очередную формулу, и думала, кого бы вызвать. Вдруг на голову её обрушился сильный удар, ноги подогнулись, и невероятная тяжесть придавила её к столу. Последнее, что она помнила, были испуганные глаза учеников… 

- Ирина Сергеевна! Ирина Сергеевна! – кто-то дёргал её за руку и гладил по волосам. Гладил почему-то не по всей поверхности головы, а по крошечному кусочку надо лбом. Ирина поморщилась. Рядом, судя по звукам, суетились дети. Что за дети? Какие? Откуда? 

Она открыла глаза и посмотрела, куда смогла. А смогла она только в сторону окна, потому что лежала щекой на широченном столе кафедры и никак не могла встать отчего-то… И сверху нависал какой-то тёмный козырёк… Перед глазами были стёкла и непонятные металлические конструкции… Ирина с трудом сфокусировала взгляд и ужаснулась. Колбы! Её драгоценные колбы и пробирки, заботливо приготовленные с утра для демонстрации опытов, были разбиты вдребезги и мельчайшими осколками усыпали весь стол, блестя на весеннем солнце. 

- Хорошо, что я реактивы ещё не достала, - еле слышно простонала она и попыталась встать. Но снова ничего не вышло. Давящая тяжесть не исчезала. 

Хлопнула дверь, и быстро застучали каблучки. 

- Злата Андреевна, вот, вот она! Посмотрите! Лежит и не дышит, похоже! 

- Дышит! Но слабо! 

- И стонет! 

- О Господи! Ирина Сергеевна! Ириша! 

«Злата», - подумала Ирина отстранённо. 

- Ириша, ты лежи, не дёргайся! Мальчики вставайте по бокам и давайте постараемся поднять доску! 

- Что ещё за доска? – Ирина попробовала говорить погромче, и у неё получилось. Перед глазами появилось испуганное бледное лицо Златы, которая заглядывала к ней из-за непонятного козырька, едва не ложась щекой на осколки. 

- Ириша, тебя доской придавило! 

- Дубовой?! – Ирине вдруг представилось, что она работает на лесопилке и там её придавило шестиметровой дубовой необрезной доской. А может, и не одной?! Или вообще завалило целым кубометром этих самых шестиметровых дубовых необрезных досок! Она ужаснулась. 

- Да не дубовой! Школьной! Школьной доской! Ау! Ты в школе работаешь! Учителем химии! А не в магазине стройматериалов грузчиком. Ты забыла, что ли?! Она на тебя упала и придавила. Лежи спокойно, сейчас мы её попробуем снять! – обеспокоенное лицо Златы пропало, зато на козырьке появилось несколько пар рук. 

- Три, четыре! – скомандовала Злата, и козырёк поднялся вверх и поехал в сторону, исчез. 

- Ну что? Полегче? – руки Златы приобняли Ирину и попробовали поднять. Ирина пошевелилась. Страшно болели голова, шея и спина. Она напрягла руки и привстала, почти упав на Злату. Всё поплыло перед глазами, как бывает иногда, если резко встанешь. Подскочили мальчишки. Алёша Симонов, который так напоминал ей старшего брата, ловко подхватил Иринины безвольные ноги – ей стало страшно неловко – и скомандовал кому-то: 

- Помогите Злате Андреевне, давайте перенесём Ирину Сергеевну в лаборантскую. 

Ирину подняли и понесли. В большой – на два окна - лаборантской стоял маленький диван, на который и пристроили медленно приходящую в себя Ирину. 

- Дайте воды, пожалуйста, - попросила она. 

И снова Алёша метнулся к графину, стоявшему на столе. 

- Что случилось? 

Дети, обступившие диван и до этого момента испуганно молчавшие, дружно затараторили, перебивая друг друга: 

- Мы писали, а вы стояли! 

- И тут – доска! 

- Стала падать, а мы не успели подхватить! 

- Кафедра помешала! 

- А доска тяжеленная! 

- И она вас придавила! 

- Вы упали! 

- И лежали, не двигаясь! 

- И молчали! 

- А вокруг стёкла, штативы! 

- Мы так испугались! 

- И я побежал за кем-нибудь! А тут Злата Андреевна! 

- А тут я по коридору, - в хор вклинился преувеличенно спокойный, хорошо поставленный голос подруги. – У меня окно сейчас. Вот и шла к Пражскому, расписаться за замены. Серёжа меня увидел и позвал. Сейчас мы вызовем «скорую»… 

Ирина слабо дёрнула рукой: 

- Не надо «скорую»… 

- Надо, - решительно заявила Злата Андреевна. Дети закивали согласно. «Просто толпа китайских болванчиков», - ласково подумала Ирина, попыталась улыбнуться и ответила не менее решительно, хотя и менее громко: 

- Нет. 

Злата кивнула: 

- Хорошо. Но тогда мы поедем в травмпункт. И это точно. Больше ничего слышать не хочу. Ты сама спуститься сможешь, или нам тебя донести до моей машины? 

- Смогу, - Ирина с трудом поднялась и покачнулась. Злата подхватила её и попросила детей: 

- Ребят, подайте, пожалуйста, куртку Ирины Сергеевны и её сумку. Алёша, держи ключи, сбегай ко мне в кабинет и принеси моё пальто, оно в шкафу висит, и мою сумку, она на спинке моего стула. Арин, - она повернулась к старосте, - а ты беги к Полине Юрьевне и объясни ей всё. Скажи, что мы в травмпункт поехали и что я оттуда позвоню, расскажу, как у нас дела. 

Дети вмиг засуетились. Убежала к директору Арина, за ней выскочил Алёша Симонов – отправился за вещами Златы Андреевны. Остальные искали сумку, подавали одежду и обувь. Злата заботливо одела подругу и помогла обуть ботинки. Ирина пыталась сопротивляться, но никто её слабые протесты не слушал. Злата и дети быстро собрали её и препроводили к выходу. 

Внизу, рядом с Василием Сергеевичем их уже ждала взволнованная Полина Юрьевна. Увидев процессию, центром которой была понемногу приходящая в себя Ирина, директриса бросилась к ним. 

- Ирина Сергеевна, милая ты моя! Как ты?! Давай всё-таки «скорую» вызовем? 

- Полина Юрьевна, спасибо, но мы в травмпункт собрались. Меня Злата отвезёт. 

- Там замену надо организовать, остатки разбившихся колб у Ирины в кабинете убрать, - вмешалась Злата, - и мой класс на завтрак сводить. Я постараюсь побыстрее, но вдруг не успею до еды. Так что им надо будет помочь. Они одни могут растеряться. 

Директор кивнула: 

- Не переживай, я сама с ними приду на завтрак, помогу, прослежу. Хотя они у тебя ребята сообразительные и, я думаю, сами прекрасно справятся. Замены мы с Пражским сейчас организуем. Так что вы поезжайте спокойно, не торопитесь. И попросите, чтобы рентген обязательно сделали! 

Когда пострадавшую загрузили в машину и Злата повернула ключ в замке зажигания, Ирина опустила глаза вниз и увидела, что на ногах подруги вместо сапог рабочие туфли. 

- Ты что? Решила замёрзнуть? 

- Не волнуйся, не замёрзну. Печка хорошо работает, а там поближе ко входу подъедем и я быстро добегу. Мне неудобно было просить твоего Алёшу Симонова мне ещё и сапоги приносить. А он сам не догадался. 

- Деликатная ты моя, - покачала головой Ирина и поморщилась. 

- Болит? 

- Ага. – Ирина криво улыбнулась. 

- Поехали. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться