Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 27

Июнь 2000 года. Подмосковье 

Злата смотрела на девочку и не знала, что ей сказать и чем утешить. Внутри у неё всё противно дрожало от накатившего чувства гадливости. Похожие ощущения она испытывала иногда, когда укачивало в транспорте. Усилием воли она взяла себя в руки и спросила замолчавшую и горестно вздыхающую Алину: 

- А дальше? 

Девочка встрепенулась: 

- Дальше я рыдала всю пятницу. Вечером все уехали, а меня оставили с этим чёрным Геннадием и поварихой Татьяной Викторовной. Она вроде тётка такая хорошая. Но не простая, совсем не простая. Давно здесь работает. А, значит, не может не знать, что в организации происходит. 

- Здесь что, кроме педофила, ещё тёмные дела творятся? 

- Я думаю, что фильмы снимают для всяких извращенцев. Я тут видела аппаратуру всякую. А молоденьких девочек и парней здесь буквально на любой вкус… И, возможно, ещё наркота присутствует... 

- Почему ты так решила? - Злата не верила своим ушам. Возможно ли, чтобы всё это было не кошмарным сном, а правдой? Во что они вляпались? И что им теперь расхлёбывать? А в том, что расхлёбывать придётся, она уже и не сомневалась, потому что ни один из их четвёрки не смог бы узнать такое и пройти мимо. 

- А мне в пятницу, после того, как все, включая мою заботливую маменьку, уехали, Татьяна Викторовна принесла настой. Ну, во всяком случае, она эту бурду так называла. Сказала, что собственноручно травки собирала, что он мне поможет успокоиться, придти в себя. Ну, я сдуру и выпила. На вкус травки как травки, чуть горьковатые, терпкие. Только после этого настоя я уснула на раз-два-три и спала до обеда. И сны мне снились очень странные, слишком яркие, слишком красочные. Я вообще для сновидений плохой клиент: то вообще ничего не вижу, то забываю всё. А тут всё в подробностях запомнила. 

И когда проснулась, было ощущение, что я не в себе. Всё вижу, всё слышу, всё понимаю. Но чувствую себя очень странно… 

- А когда Ирина с Андреем пришли, что случилось? 

- Ирина – это девушка с короткими волосами? 

Злата кивнула. 

- Когда все уехали, повариха с Геннадием расслаблялись, как могли. Генка загорал у бассейна за домом. Повариха сериалы смотрела с утра до ночи... Главный, как я понимаю, требует полного подчинения. Никакой расхлябанности не потерпит. А тут в калитку стучат, требуют открыть, а они кто в плавках, кто в халате и бигуди. Пока они суетились и себя в порядок приводили, я успела до калитки добежать, меня тогда ещё не заперли. Распахнула её, но Геннадий меня схватил и оттащил… Прихвостень Главного, блин!... Ну, в общем, он меня в дом засунул и запер. А сам к калитке обратно пошёл… Может, они с поварихой вообще открывать не хотели, но Андрей громко стучал. И было ясно, что просто так не уйдёт. Побоялись, наверное, что шум поднимет... 

- А ты уже пришла в себя после той жидкости, что тебе повариха дала? 

- Да я уже более-менее была, во всяком случае, силы накорябать записку и завернуть в неё Костину пуговку нашлись. Хотя буквы будто разбегались. Еле-еле написала. Но мне так хотелось мальчишек спасти, что я умудрилась мозги в кучку собрать. Только вот с почерком была просто беда. Пишу и понимаю, что сама ничего не понимаю. Как курица лапой – это про мой почерк тогда. Вообще-то я красиво пишу и понятно. 

- А как же ты увидела, где Андрей с Ириной в тот момент были? 

- Когда меня Геннадий в дом запихнул, я на третий этаж побежала, там балкон длиннющий. Как они приблизились – кинула. Больше всего боялась не докинуть. Но в этом месте домина этот нелепый почти вплотную к забору стоит. Так что получилось. Бросила и присела сразу, чтобы они меня не увидели. Хотя наоборот надо было о помощи просить. Но я почему-то боялась кричать. Думала, вдруг не справятся они вдвоём. Всё-таки Геннадий крепкий дядька. Я же Андрея узнала и не хотела ему навредить. И мальчишкам тоже. А ещё я надеялась, что найду их всё-таки, и мы попробуем вместе убежать. Но не вышло. Геннадий, урод, меня здесь запер. 

Я здесь целый день сидела, себя ругала. Надо же было такого дурака свалять. Что делать не знала. В пору с этого балкона головой вниз на плитку. Но не могу. Мне бабушка объясняла, что это самый страшный грех. Да ещё как подумаю, что я сигану, а она одна останется… И мальчишки… Как хорошо, что вы меня нашли! Вы же нас спасёте? 

- Конечно. Только вот как? – Злата озадаченно потёрла лоб. - Я так понимаю, времени у нас нет. Или сегодня. Или никогда. Завтра Главный и все остальные со своего симпозиума-съезда вернутся. Против такой кучи народу мы ничего не сможем сделать… А милиция... - Она вспомнила о том, что Лялин в отпуске, и то, как он отзывался о новом начальстве и вздохнула. - В общем, давай так. Ты не спи, жди развития событий. Сиди полностью одетая. С поварихой и Геной, если он вернётся, веди себя спокойно, на рожон не лезь, но и не показывай, что повеселела. А мы сейчас что-нибудь придумаем. 

Девушки поднялись на четвёртый этаж, Злата заперла дверь в дальнюю комнату, ставшую тюрьмой для Алины. Перед тем, как зайти в неё, девочка порывисто обняла Злату: 

- Спасибо! А можно я потом в вашу школу перейду и в ваш класс? Я хорошо учусь! У меня только две четвёрки. Я ездить смогу, вы не сомневайтесь! Или мы с бабушкой переедем в папину квартиру, чтобы поближе к вашей школе быть... 

Злата с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться: какие же они всё-таки ещё дети, эти взрослые и самостоятельные подростки. Она только ласково улыбнулась и объяснила: 

- Алёша учится в классе у Ирины, Ирины Сергеевны. Так что тебе туда. Но я словечко замолвлю. Обещаю. 

Алина вспыхнула, закрыла лицо руками и уже оттуда сквозь растопыренные пальцы прошептала: 

- Спасибо. 

Когда дважды повернулся в замке ключ, ей стало страшно. Но она вспомнила лица Златы, Ирины, Андрея, подумала о ещё незнакомом Павле и повеселела. Даже стала представлять себя узницей замка подлого и мрачного феодала. Тут уж девичья фантазия вылилась на необозримые просторы рыцарских романов. И Алёша, разумеется, превратился в Айвенго, Костя – в Робин Гуда. Андрей стал Ричардом Львиное Сердце. Павел – королём Артуром. Две молодые учительницы – прекрасными смелыми принцессами. Ну, а сама она, конечно же, леди Ровенной. Да и вправду, кем же ещё она могла быть? 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться