Дела и случаи нестарой девы

Размер шрифта: - +

Глава 44

 Июнь 2000 года. Подмосковье 


- А я на кого только ни думала! – удивлённо протянула Злата, блаженно откинувшись на спинку кресла в огромной гостиной своего дома. – А вот на Сомову никогда. Она же всегда была такой сдержанной, казалось очень интеллигентной… Слов нет! 

- А мне её даже жалко, - Ирина уютно устроилась под рукой Андрея и водила пальцем ему по бедру, обтянутому джинсами. 

- Ты что?! Она тебя изуродовать хотела! И неизвестно, что было бы дальше. С кислотой не вышло, так, может, в следующий раз в ход какой-нибудь кирпич пошёл. Тебя в этом учебном году доской уже придавливало. Не многовато ли для одной многострадальной головы? Тем более, могло бы и совсем плохо закончиться. 

- Ну, конечно, жалко! – снова не согласилась Ирина. – Она жертва любви! 

- Хороша любовь, - фыркнул Ясень, устроившийся в кресле-качалке. 

- Не дай Бог быть объектом такой «любви», - поёжился Андрей, - я теперь знаю, каково это. И врагу не пожелал бы... 

- И Семёна не понимаю. Неужели мы ему так досаждали? И главное — чем?! Тем, что не соответствовали светлому образу учителя, сложившемуся во времена его безоблачного детства? 

- А то как же?! Он мечтал о тихой, непыльной работе, чтобы после уроков в школе пустота, тишина и полное отсутствие всякого присутствия. А у вас что? Дети до ночи в школе. Родители косяками ходят. То концерт, то спектакль, то соревнования. Учителей вечером не выгонишь. Несолидная организация. 

А вы обе – самые молодые, шустрые, шумные и до невозможности активные. Не мог же он своё раздражение на вашем драгоценном Пражском, Морозовой или ком другом из школьной старой гвардии вымещать. Они же мастодонты, динозавры. Сами кого хочешь сжуют и не заметят. Их он боялся. С ними тягаться не мог. Это их школа, их детище. Они сами такой порядок и завели и никому не позволили бы его нарушать. А вот вы, две пигалицы, - другое дело. С вами можно было попробовать бороться. Ну, во всяком случае, гадость сделать точно. 

Поэтому когда Инна Аристарховна к нему с просьбой, подкреплённой материальным стимулом, подошла, он ни секунды не колебался. Тем более что от него и требовалось-то всего ключ дать. Не пыльная работёнка. Она сначала хотела дубликат ключа от Ириного кабинета сделать, но в итоге поленилась. Зачем, если Семён отличался редкостной покладистостью. 

- Тихий ужас… - поёжилась Злата. – Вот так живёшь, вроде бы никому зла не делаешь, не пакостишь сознательно, а оказывается, что есть на свете люди, которые тебя терпеть не могут только за твою жизненную позицию. 

- С вашей жизненной позицией очень сложно уживаться по той простой причине, что надо либо пахать, как вы, на полную катушку, вплоть до самоотречения, либо иметь на вашем фоне бледный вид. А это мало кому понравится. Так что или меняйте образ жизни или привыкайте, - Павел горько усмехнулся. Все помолчали. 

- Нет уж, я буду жить, как считаю нужным, - Ирина категорично фыркнула и грозно сверкнула глазами. 

- Ну да, ну да, будем следовать принципу «делай, что должен, и будь, что будет»? – Андрей покачал головой. – На ком я собрался жениться? На педагогической фанатичке?! 

- В их школе других не держат. Не переживай, я с такой уже скоро как полтора года живу. Ничего, пока цел. Они такие же и в семейной жизни, готовы горы свернуть, - дружески хлопнул его по плечу Павел. 

- Только и остаётся, что на это надеяться… 

В это время раздался смех Алёши, Кости и Алины, всё ещё гостивших в Никольском. Смеялись они не над словами Андрея, а над какими-то своими делами. Сгрудившись над столом, стоявшим около окна, сталкиваясь лбами, ребята что-то самозабвенно строчили в школьных тетрадях, выданных им Златой. 

- Вы о чём это и над чем это, мОлодежь и пОдростки? – поинтересовался Симонов. 

- Пишем коллективное сочинение «Как мы провели лето», опубликуем в школьной газете, - откликнулся его младший брат. – Это будет сенсационная статья. 

- Да уж, лето у вас удалось – обхохочешься, - насмешливо фыркнул Павел. 

- А нам понравилось! 

- А нам – нет! 

- Так вы ж взрослые! А мы – дети! 

- Вы ещё скажите, что мы «старые»! – засмеялась Ирина. 

- Нет, Ирина Сергеевна, вы у нас не старые, вы у нас клёвые! Никто ж не поверит, что наши учительницы такое вытворяли. Одна в разведку ходила. Разведчица-нелегалка! – подростки уже хохотали в голос. – А другая в за…, ой, извините, в тыл врагу из лука стреляла и попала! 

- И об этом вы собираетесь написать?! – грозно поинтересовалась Злата. 

- Ага! 

- Только попробуйте! 

- Да ладно, Златик, пусть напишут, - смеялся вместе с гостями Павел. Злата сердито попыхтела, но мужу отказать не смогла и милостиво согласилась: 

- Ну, ладно. Пишите. Но только мне на проверку принесёте. Я посмотрю, что вы там понасочиняете. 

- Есть, командир! – отдал честь и щёлкнул каблуками вскочивший Алёша. 

- К пустой голове руку не прикладывают, - поправила впавшая в морализм Злата и повздыхала, - ох, чувствую, напишут такого… 

- А что там у Лялина? – прервал её страдания Андрей. 

- У Лялина там очень интересно всё. – Павел хмыкнул. – Последние события внесли в организацию раскол. Американские отцы-основатели якобы и предположить не могли, чем занимаются под прикрытием их богонеугодного общества наши, доморощенные, «тренингисты». И теперь всячески открещиваются от какой-либо связи с ними. Вплоть до того, что выказали горячую готовность навсегда покинуть просторы нашей дикой, в их понимании, страны. 

Главный же, которого в жизни зовут Затычкин Юрий Тимофеевич, пытается спасти свою шкуру. Но это у него, конечно же, не выйдет. Лялин – профессионал, и вцепился в гада мёртвой хваткой. Наших свидетельских показаний, особенно Алининых и Костика с Алёшей, хватит на то, чтобы дело раскрутить. Вместе с Главным арестованы и Геннадий с поварихой и вся верхушка русского представительства секты. 

- А как же Главный, Геннадий и повариха не сбежали? Лялин же только часов в семь утра к ним приехал, не раньше, - поинтересовался Ясень, увлечённо чесавший любвеобильного морского свина Ирокеза. 

- Так не смогли же. Мы же их связали. Они так и пролежали брёвнами у дверей. А повариха проспала сном младенца аж до приезда милиции. Окна её комнаты выходят на другую сторону. И она ничего не слышала. Лялин говорит, у неё натуральный шок случился. 

- Очень всё удачно получилось, - удовлетворённо кивнул Андрей. 

- А с нами что будет? - Ирина всё ещё опасалась последствий. 

- Ничего. Нас там не было. Связали «тренингистов» неизвестные враги. Дети сами сбежали. Про Злату, то есть Зою, никто из криминальной компании даже не заикнулся. Видимо, решили не усугублять ситуацию... 

- Хорошо мы устроились, - хохотнул жизнерадостный Ясень. 

- Спасибо Лялину. 

- Да уж, Володя у нас молодец. 

- А парня, который за нами с Андреем следил, когда мы в первый раз в «гнездо» наведывались, нашли? Ну, который в бейсболке. 

- Нашли, вы его хорошо описали. Это обычный рядовой член секты. Ему приказали, он и пошёл выполнять. Вас, кстати, ни в чём не заподозрил. Проследил, что вы уехали, и спокойно вернулся к своим, а потом и вовсе домой отправился, его Геннадий отпустил. Так что вы очень убедительно изобразили полное доверие и намерение ехать искать ребят в другом месте. 

- А наркотики? 

- Были и наркотики. У них там даже свои химики были вот они и синтезировали. В подвале. Там по одной стороне, левой, что-то вроде карцера для ослушников… 

- Это где мы сидели! – гордо заявил Алёша, и нежный брат погрозил ему кулаком. 

- Где вы сидели, - улыбнулся, кивая Павел. – А по другой стороне лаборатории. Они там и со взрывчаткой дело имели, и с наркотой. В общем, со всем, что запрещено законом, но может приносить хорошие деньги. Лялин уверен, что и торговать всякой дрянью стали бы, просто ещё не успели. Главный под прикрытием организиции такой преступный синдикат хотел организовать – закачаешься. 

- То есть всем очень повезло, что мы раньше в это «гнездо» попали? 

- А нам очень повезло, что мы из него живыми ушли, - иронически хмыкнул Андрей. 

- Спасибо Ирине. 

- А между прочим, если бы не мы, - влез неугомонный Алёша, - ничего бы не было известно, и эти гады дальше бы свои тёмные делишки проворачивали. 

- Не поспоришь, - смеясь, покачал головой Павел, - что есть, то есть. 

- Но выдрать вас хорошенько не помешало бы, - сердито добавил Андрей. 

- Ну, и что нашему красавцу, вернее, всем красавцам можно вменить? 

- О, да полный набор. От педофилии до торговли детьми, это, - Павел понизил голос, - Алининой маме, в частности. 

- Кошмар какой. То есть Алина не первая? 

- Если бы. Там столько фотографий безобразных нашли – слов нет. 

- Ребят, идите погуляйте, пожалуйста! – вскинулась Ирина в целях борьбы за нравственность. Подростки протестующе загудели. 

- Да ладно, Ириш. Они большие уже и сами с этим столкнулись. Пусть знают, чем всё может грозить. И своим друзьям пусть расскажут. Потому что, когда им родители твердят об осторожности, они обижаются, сердятся, мимо ушей пропускают. Так пусть от своих узнают обо всём. 

- А повариха тоже всё знала? – Злата не могла забыть добродушное полное лицо Татьяны Викторовны. 

- Знала. Она подруга детства Главного. Лялин считает, что до сих пор в него влюблена и готова ради него на всё. Полное самоотречение. 

- В него? Влюблена? – брезгливо поморщилась Ирина, вспомнив невысокого плюгавого мужичонку, который визжал, как целая орава поросят, когда она подстрелила его. – Бе-е-е… Фу-у-у... 

- Это тебе «бе-е-е» и «фу-у-у», а у них там все тётки в него были влюблены, и даже молодые девчонки многие. Это уж, видимо, грамотная обработка в действии. А повариху он во все дела посвящал. Она этаким серым кардиналом была. Слушала, о чём в низах говорят, и ему докладывала. А когда он уезжал, на хозяйстве оставалась. Кстати, знаете, почему он ночью вдруг вернулся-то со своего семинара? 

- Почему? 

- Ему славная повариха сообщила по телефону, что девочка новая появилась, хорошенькая и оригинальная. Типажа такого давно у них не было. Рыженькая, с длинными волосами. Это она про тебя, Злат. А он любит разнообразие. А рыженьких, оказывается, особенно предпочитает… Предпочитал. Надеюсь, ему на зоне доходчиво объяснят, что так себя вести нельзя… 

- О, Господи! Так вот что она имела в виду! Я же слышала этот разговор! Поняла, что про меня, но не поняла, к чему. – передёрнулась Злата. – Ужас какой! Меня сейчас стошнит! Разнообразие ему подавай! 

- Ты молодо выглядишь, а без косметики да с косичками за подростка сошла, как мы и рассчитывали. Вот она и поспешила доложить своему обожаемому Пресветлому. А он не удержался, приехал посмотреть… И попал под обстрел. – Павел захохотал в голос. За ним засмеялись все. 



Яна Перепечина

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться