Диск Фиесты. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 7. Вкус риска

 

Робкий солнечный свет принялся растекаться по горизонту. Небо словно рисовали акварелью «по мокрому». Светло-розовый перетекал в жёлтый и бледно-фиолетовый, в свою очередь сменявшийся голубым, а кромки облаков расцвечивал оранжевый и вкрапления лимонного. Смягчала эту пестроту невесомая золотистая вуаль первых утренних лучей. Небосвод напоминал палитру, с помощью которой неведомый художник выводил великолепное полотно – картину нашего существования.

В пьянящем разноцветии мелькали тёмные пятнышки птиц, но и они не портили утренней гармонии, которую, казалось, не испортить вовсе. Напротив, легко было увлечься грацией этих неземных созданий, ловить взглядом тёплые блики, скользившие по гладким спинкам. Более всего они походили на ласточек, однако в мире, где всё оказывалось не тем, чем кажется, ни в чём нельзя быть уверенным.

Сонная земля резко контрастировала с раскинувшимся на много километров небесным простором. Вобрав в себя не меньше оттенков, она, тем не менее, была лишена удивительных сочетаний тёплого и холодного. Её, скорее, можно было сравнить с изжившей своё тканью, некогда светлой, а нынче превратившейся в половую тряпку.

Грань между двумя мирами сглаживали причудливые соцветия растений, рождая дивную игру красок. Травы, молодые деревья и кустарники сплетались в единую живую изгородь. Сочная листва и покрытые росой лепестки радовали глаз, но не могли обмануть обоняние. При таком богатом разнообразии в воздухе должно было разлиться множество запахов: тонких и ярких, едва уловимых и пряных, свежих и сладких… Но ничего этого не было, и очарование природы рушилось при мысли о её ирреальности.

К несчастью, никто из молодых людей не сумел оценить дикую горную красоту по достоинству. Утро выдалось хлопотным. Правда, не принёс спокойствия и предыдущий день. Как известно, затишье случается перед бурей, и каждый час желанного покоя аукнется сторицей. Случилось так, что накануне утром Сонника не проснулась.

Зная, что ей довелось пережить, никто не хотел беспокоить обессиленную девушку. Лили укрыла подругу тёплой кофтой и, погладив по спутанным светлым волосам, оставила отдыхать. Но когда та проспала добрую половину суток и не шелохнулась, стихия заволновалась. Джед с присущей ему деликатностью постарался разбудить блондинку, но несчастная провалилась в забытьё и не подавала признаков ясного сознания.

Не прошло и пяти минут, как возле них оказалась Мелисса. Лекарь недоумевала: конечно, сказывалось переутомление, но Сонника оказалась слишком сильно истощена для нескольких бессонных ночей. И то, что она не приходила в себя, оптимизма не добавляло.

Девушка собиралась послать за Алексом, когда будто из ниоткуда появилась Алика, приложив указательный палец к лукавым губам. Трезвомыслящая шатенка предложила повременить с тревожными новостями и оставить несчастного лидера в покое, поскольку тот и сам не оправился и не был готов к новым потрясениям.

Спор мог бы затянуться, однако Сонника приоткрыла глаза и слабым голосом попросила воды. Пока Лили помогала подруге напиться и прийти в себя, Джед и Мелисса сверлили Алику, предлагавшую повременить с признаниями, взглядами, полными укора и непонимания. Девушку это ничуть не задевало, и она продолжала стоять на своём. Состояние лидера волновало её куда больше, нежели самочувствие Сонники или осуждение общественности. В конце концов, молодые люди сдались под напором её аргументов. Так и вышло, что для некоторых из них предыдущий день оказался полон сумбура.

Новое утро вследствие того стало ещё более хаотичным. Осознавая груз взятой на себя ответственности, Алика, выбрав подходящий момент, рассказала Алексу правду. Она не поняла, как тот воспринял информацию, но лидер сорвался с места и вскоре уже сидел возле Сонники под кровом пещеры. Компанию им по привычке составляли Джед и Лили.

Сонника смущённо улыбалась и убеждала окружающих, что с ней всё в порядке. При виде взволнованного и взъерошенного Алекса, она зарделась, и к её хорошенькому лицу вернулись краски. Однако девушка выглядела истощённой, и, хотя оставалась в сознании, её состояние вызывало опасения. Джед отвёл Алекса в сторону.

– Остаёмся? – уточнил он, пусть непростое решение и вставало поперёк горла.

– Остаёмся, – согласился брюнет, разделяя настроение друга.

– Нет! – воскликнули за спиной. Молодые люди советовались вполголоса, но чуткая блондинка сумела расслышать их разговор. – Пожалуйста, не надо! Я могу идти, я ко всему готова…

– Куда тебе идти, глупышка? – усмехнулась Лили, положив ладонь подруге на лоб. – Вчера мы боялись, что ты не очнёшься, а сегодня ты сама рвёшься в пекло ада?

Мужчины переглянулись, казалось, приняв окончательное решение, когда…

– Я больше не могу оставаться здесь, – всхлипнула Сонника. Ясные голубые глаза красноречиво заблестели. – Я пережила здесь столько боли, горя и утрат, что мне не станет лучше. Возьмите меня с собой или убейте, но не оставляйте в этом проклятом месте! – срывающимся голоском взмолилась она.

Лили дрогнула и накрыла губы кончиками пальцев, чувствуя, как у неё самой слёзы подступают к горлу от отчаяния, звучавшего в голосе подруги. Стихия растерянно посмотрела на Джеда, тот, в свою очередь, на Алекса. Лидер вздохнул и перевёл взгляд на сжавшуюся в ожидании приговора возлюбленную.

– Иди сюда, – мягко позвал он, беря девушку под руки и помогая подняться. – Ты права, никому из нас не станет лучше здесь. Джед, выдвигаемся, – решил предводитель. Сонника прижалась к его груди в порыве радости и благодарности. – Я буду рядом, – шепнул он, коснувшись ладонью золотистых волос.

– Посмотрим, как Сонника будет чувствовать себя к концу перехода, – ответил Алекс на красноречивый взгляд товарища. – Если что-то случится, сделаем привал у портала. В зале я несу ответственность за всех, так что мне понадобится твоя помощь, друг. Присмотри за ней, – мужчина кивнул. С трудом сдерживая улыбку, Лили последовала за ними. Джед покачал головой, но разве мог он спорить со слезами Сонники и немой просьбой в глазах любимой женщины?..



Мэл Кайли

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться