До луны и обратно

Размер шрифта: - +

6

Меня провели в комнату. Когда я узнала в похитителе Амира, на долю секунды я испытала облегчение, наивно полагая, что просто понравилась мужчине и им двигало чувство, когда он приказал забрать меня. Но в секунду, когда он упомянул имя отца, я поняла, что меня сюда не замуж привели. В его темных глазах плескалась ненависть.
Все мы вынуждены расплачиваться за грехи родителей. А у моих – этих самых грехов вагон и маленькая тележка.

Я решила быть покорной, пока не удастся как следует разобраться в ситуации. Пока не пойму мотивов Амира, не стоит пытаться сбежать. Будет только хуже.

Я села на огромную кровать с темно синим покрывалом. Комната была отделана в темно синих и бежевых тонах. Она казалась какой-то мрачной и напоминала пыточную. Один из головорезов сообщил, чтобы я располагалась поудобнее и утром меня будет ожидать разговор с Амиром. Я кивнула и дождалась, пока дверь закроется. После, я прижала к груди ладони и попыталась выдавить из себя слезу. Не вышло. Тогда, я решила справиться с адреналином иным способом. Пошла в душ и включила ледяную воду. От перепада температуры, дрожь и нервное возбуждение начали спадать и я смогла дышать спокойно. Приняв душ, я влезла в свою ночнушку и стуча зубами забралась в кровать. Сон пришел мгновенно.

Утро наступило, когда дверь в комнату распахнулась и я резко села в кровати, судорожно пытаясь сообразить, где нахожусь. На ночь я не надела платок, как делала это обычно, наверное стресс сказался. И теперь, пришлось смахнуть непослушные пряди с лица. Амир стоял в дверях и тяжело дышал, сверля меня взглядом. На нем были джинсы и черная рубашка. Я замерла, словно кролик перед удавом. Он в два шага оказался у кровати. Я судорожно втянула воздух, когда его большая ладонь коснулась моего подбородка. Все тело будто задеревенело. Я не могла пошевелиться, не могла издать и звука. Я не видела ничего вокруг, лишь его темные, как ночь глаза, которые гипнотизировали меня.

- Твои волосы, - прошептал он, разрушая иллюзию. Я попыталась отклониться, но он схватил меня за волосы, наматывая их на кулак, - Зачем ты их скрываешь?

- Потому что так меня легче узнать, - ответила я, сдавленно. В горле стоял ком, но я не могла позволить себе молчать, показывая слабость.

- Ты больше не наденешь платок, - прорычал зверь, словно предупреждая меня о том, что может случиться, если я ослушаюсь.

- Даже на людях? – спросила я.

- Ты не будешь на людях, - это звучало как приговор. Я вдруг осознала, что раз он не убил меня, значит я нужна ему живой, а если не бросил в какой-то дыре, а поселил дома, значит я нужна именно ему. Я – домашнее животное? Предмет декора? Рабыня?

Любому захотелось бы иметь дочь Арифа Аль-Асада, в качестве личной горничной или кухарки. Это же великолепный способ плюнуть в лицо моему отцу. Когда я успела стать разменной монетой в мире власть имущих? Мне вдруг стало противно от самой себя. Судя по тому, как дернулась назад моя голова, зверю не понравилось выражение отвращения на моем лице.

- Смотри мне в глаза! – прохрипел он, заставляя меня открыть глаза, - Ты теперь принадлежишь мне…

Что и требовалось доказать. Я уныло кивнула, давая понять, что на все согласна. Только бы он перестал обжигать своим дыханием мою щеку. Внизу живота неприятно тянуло. Грудь вдруг стала тяжелой, а поясницу свело. Я держалась из последних сил, стараясь не обращать внимания на его мощную шею, на которой пульсировала вздувшаяся вена. На его запах, который щекотал ноздри, такой терпкий, тягучий, очень мужской. И конечно же его глаза. Проклятые омуты, в которых я тонула с головой.

- Скажи это! – потребовал Амир. Я потеряла нить повествования еще пять минут назад, - Скажи, что ты теперь моя…

Мне словно влепили пощечину! Я резко дернулась, и вывернулась из захвата.

- Да пошел ты! Я никогда не скажу этого, - выплюнула я, отодвигаясь к противоположному краю кровати.

В глазах Амира зажегся нехороший огонек. Будто охотнику показали добычу и приказали готовиться к погоне.

- Не приближайся ко мне, - предупредила я, сползая с кровати.

- Это мы еще посмотрим, малышка. Ты будешь молить меня прикоснуться к тебе, - усмехнулся Амир и вышел из комнаты, оставляя меня в полнейшем раздрае.

**

Я не знаю, что на меня нашло. Я глаз не сомкнул с момента, как Камилла оказалась в моем доме. Я пролежал, глядя в потолок до самого рассвета. Едва солнце начало вставать, я пошел в душ, выпил кофе, проверил рабочую почту и даже попытался отвлечься, просматривая материалы совсем незначительных дел. Когда стрелка часов перевалила за девять утра, я больше не мог себя контролировать. Ворвался в комнату, чтобы застать ее спящей. Но девчонка проснулась от громкого звука и сидела в кровати, испуганно озираясь. Она была другой. Сонной, дезориентированной, без вечной маски хладнокровия на прелестном личике. У нее были роскошные черные волосы, разметавшиеся по плечам. Она сфокусировала взгляд на мне и смахнула прядь со лба. Я потерял контроль окончательно. Мне нужно было прикоснуться к ней. Она попыталась отстраниться и я дотронулся до ее волос. Намотал их на кулак, ощущая власть над непокорной малышкой. В ее взгляде было столько отвращения, что я захлебнулся им. Я не помню, что я нес. Это было до безумия возбуждающе, смотреть, как она сопротивляется, осознавая мою власть над ней. Мне хотелось поцеловать ее пухлые ото сна губы, хотелось вдохнуть запах ее кожи, но она вырвалась. Отказалась подчиниться. Это завело меня еще больше, но остатки разума взяли верх. Я ушел, оставляя за собой обещание… которое я исполню.



Сара

Отредактировано: 08.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться