Дом, в котором я живу

Глава 9.

Мы с Девидом приготовили яблочный пирог, поскольку сейчас был конец июня и на ранних яблонях уже успели покраснеть сладкие плоды. В этом году их было особенно много.

Я помню, как каждое лето мы с ним собирали фрукты с деревьев и делали с бабушкой из них варенье. Половину мы продавали на базаре, когда у Девида было время поехать туда со мной. Нам нравилось собирать фрукты вместе, а так же ухаживать за садом, и не только у его мамы, но и на нашем участке. Это в какой-то степени сближало нас, поскольку за общим занятием мы чаще разговаривали, нежели усердно трудились.

Тем же самым мы и занимались вечером, но только не долго. Мы собрали почти килограмм яблок и вернулись на кухню, чтобы скорее приготовить пирог на ужин. Мы потратили на это не так много времени, сколько на разговоры, что могло напоминать мне о том времени.

— А ты сегодня успела только в душ сходить? — Девид по-доброму посмеялся надо мной, чтобы намекнуть на то, что я почти отдыхала весь день, что было не похоже на меня.

— Я хотела прибраться здесь, но даже не заметила, что я провела слишком много времени в душе. Я, наверное, потратила слишком много воды, извини.

— Да ладно тебе, это не так страшно, — он погладил меня по спине и улыбнулся. 

— Ну не знаю, в Лондоне я старалась быть в душе не больше пяти минут. Тем более, ещё и хозяйка отключила мне горячую воду, чтобы платить меньше по счетам, ведь отопление было дорогим. 

— Мне казалось, что это я самый экономный человек на свете, а на самом деле бывают ещё более экономные, — Девида позабавил этот небольшой факт, из-за которого я могла сейчас смеяться вместе с ним, что нельзя было сказать о том времени, когда я терпела эту экономию.

Мы сели за стол, чтобы поужинать, и наш приём пищи не длился слишком долго, потому что Девид сказал, что хочет прогуляться со мной перед сном. Для меня эта идея не была хорошей, поскольку нас могли увидеть знакомые и рассказать о моем возвращении родителям, с которыми я ещё не была готова увидеться. Мне нужно было собраться духом, чтобы уверенно посмотреть им в глаза и объяснить, почему я захотела уехать. Та записка не имела ничего общего с правдой.

Единственное, что позволило мне сохранить уверенность в том, что я останусь незаметной, это было время. На часах было около девяти вечера, и в это час многие уже находились дома, к тому же, Девид сказал, что мои ровестники уже давно не веселятся на ночных прогулках из-за тяжёлой работы. Лишь благодаря этим причинам я вышла вместе с Девидом на улицу и могла спокойно наслаждаться запахом травы и прекрасными видами полей.

Мы повернули с ним направо и пошли по дороге, которая была накатана с помощью машин. По ней мы преодолели большое расстояние до места, где мы часто любили бывать. В этот раз я смотрела на это место как-то по-другому. Всё для меня казалось чем-то новым и неизведанным, а не родным. Казалось, что даже поля и леса изменили свой вид за эти годы, но я по-прежнему чувствовала что-то родное на душе, когда смотрела на эту природу вокруг. Моя душа помнила всё это.

— За эти годы ничего не изменилось. Всё осталось, как и было, — Девид начал размышлять на ту тему, которая постоянно была в моей голове, но для меня все было наоборот.

— А я так не считаю, — я положила голову на его колени, чтобы лечь на траву. Мне хотелось посмотреть на небо и красивый закат, который открывался моему взгляду немного левее. — Когда я приехала, мне казалось, что здесь изменилось абсолютно всё. Для меня казались другими поля, цвет травы, дома, люди. Ты стал более взрослым, твой голос стал другим, а родители вроде бы остались такими же счастливыми и жизнерадостный, какими они и были.

— Для тебя всё так, потому что ты долго здесь не была. Образ родного дома в твоей голове был другим, — он задумчиво погладил меня по волосам и поднял голову, чтобы вновь осмотреть ту природу, которая окружала нас.

— Да. Я знаю. Для меня даже небо в этом месте стало выглядеть по-другому. На нём словно появилось ещё больше звёзд с тех пор.

— А я даже не обращал на это внимания, — Девид завёл руки за спину и опёрся на них, чтобы посмотреть на небо. Ему хотелось увидеть то, что видела я.

— А зря, — мне нравилось наблюдать за тем, как Девид внимательно всматривался в деревья, поля и небо, о которых я говорила. Может быть, он хотел сравнить их с тем, что было несколько лет назад, но это было невозможно. Он казался таким сосредоточеным в этот момент. — А моя бабушка так и продолжает разводить кур?

— Да, она за ними ухаживает, как за своими детьми, — я улыбнулась этому ответу, и Девид посмотрел в эту секунду на меня, будто хотел поймать момент моей улыбки.

— А кролики?

— Их стало не так много. Твоя бабушка жаловалась мне, что с ними много проблем, поэтому она оставила двух трёх, и больше не стала создавать потомство.

— К этому всё, наверное, и шло. Она тоже мне говорила об этом когда-то, — я взяла Девида за руку и стала рассматривать его ладонь. Мне стало интересно, насколько она стала большой с тех пор, как мы последний раз держались за руки. Она вся была истерта от тяжёлой работы на нашем поле, и я вспомнила о трудолюбии моей бабушки. Она любила заниматься животными, и каждый день летом косила траву с помощью обыкновенно серпа, из-за которого у неё постоянно были ссадины и мозоли, но она никогда на это не жаловалась. Она была сильной женщиной, которая привыкла к тяжёлом труду с ранних лет. Таким был и Девид. — А что с котятами, которые родились летом? Они, наверное, выросли и стали очень пушистыми?

— Они умерли зимой того года.

— В смысле? — я подняла корпус и села обратно на траву, посмотрев на Девида с серьёзным, но в тоже время грустными взглядом.



tanya haze

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться