Дом, в котором я живу

Глава 14.

На протяжении следующих недель я вставала раньше остальных, чтобы успеть наполнить бочки водой до того, как бабушка проснётся и начнёт заниматься огородом, а дедушка уйдёт пасти овец. Тогда я уже бралась за другие дела: помогала бабушке с домашними животными, поливкой грядок и уборкой в доме. Больше всего мне хотелось помочь маме и не дать ей проснуться раньше, чем я планировала, ведь ей нужен был отдых после долгих бессонных ночей в течении нескольких лет.

Чаще всего, когда мама просыпалась, мой отец уже был на работе, брат накормлен и довольный лежал в кроватке, а я бежала в магазин, чтобы открыть его для первых покупателей. Я хотела брать Макса с собой, ведь я могла бы найти место для него рядом со мной, но мама сказала мне, что сможет справиться с моим младшим братом сама, иначе с ума сойдёт от постоянного отдыха. Возможно, я действительно перегибала палку с чрезмерной заботой обо всех и  сильным желанием помочь всем, потому что я просто хотела наверстать упущенное мной за эти годы.

Для меня работа в магазине показалась более лёгкой, чем в ресторанчике, где я за рабочий день побегала около двадцати километров, потому что мне было в радость выполнять её. И люди были особенно рады, ведь до этого у магазина не было чёткого расписания, так как Девид не знал, когда вернётся с поля и займётся продажами, а сейчас всё было иначе. Открытие обычно было в шесть утра, а закрывала я магазин ближе к восьми вечера, когда Девид возвращался, и мне хотелось провести время с ним, а не за бумагами.

Мы часто гуляли с ним до поздна. Мама не видела в этом ничего плохого, поэтому отпускала меня, потому что знала, что я не смотря ни на что проснусь рано утром и сделаю всё, что входило в мои обязанности. Может быть, родители позволяли мне быть свободнее из-за того, что я старалась как можно больше помочь им, но я делала это от чистого сердца и из-за любви к ним, а не ради прогулок, как это делали некоторые дети в нашем посёлке.

Порой мы собирались компанией с друзьями, чтобы сесть в круг возле костра и сыграть песни на гитаре. Раньше мы делали это чуть ли не каждый день летом, поэтому для меня это было очень ценные моменты, но иногда я могла и забыть о том, что я нахожусь среди компании, когда всё моё внимание уделялось Девиду.

Мы любили заигрывать друг с другом и переглядываться между собой, обнявшись, а друзьям это нравилось значительно меньше, и они делали нам замечания, что мы витаем в облаках и находимся в другом мире, когда должны быть с ними. Это немного забавляло меня, учитывая тот факт, что раньше я уверяла себя в том, что мы с Девидом никогда не будем парой.

Всё шло своим чередом, как это происходило у всех людей: я проживала каждый день, как новую возможность сделать что-то полезное для этого маленького мирка, в котором я находилась, мой брат подрастал, наше финансовое положение улучшалось, а природа менялась у меня на глазах, как я и мечтала когда-то давно. Я до сих пор вглядывалась в каждую деталь, когда шла домой или гуляла с Девидом в поле, ведь не смотря на то, что я привыкала к прежней жизни, для меня всё равно всё, что было вокруг, казалось чем-то новым и неизведанным, и мне бы хотелось, чтобы каждое утро или вечер я находила в знакомых местах всё новые и новые детали.

Ближе к осени я стала замечать изменения в своём теле и поведении. В первой половине дня мне было очень плохо, и порой даже пропадало желание делать что-либо, когда на меня нахлынывала сонливость и жар сменяющийся на озноб. Так же мне было постоянно холодно, и когда утром я заходила в горячий душ, чтобы согреться, это мне не помогало, я всё равно чувствовала холод, а в руках я ощущала небольшое покалывание от перепада температуры.

Днём позже я узнала, что была беременна. Первой мыслью, которая возникла в моей голове в тот самый момент, был мой вопрос, что я задала полтора месяца назад Девиду: "а не рано ли нам жениться?". Я была более, чем уверена в том, что он напомнит мне мой ответ.

Я не стала тянуть с этой новостью и решила всё рассказать Девиду в этот же вечер. Мне не хотелось тревожить с этим раньше времени своих родителей, потому что я сама не знала, что мне предстоит делать. Пусть я и была достаточно взрослой и ответственной, но я не думала, что смогла бы воспитать ребёнка, будучи в душе тем же ребёнком, который только-только  воссоединился с семьёй и не успел до конца помочь им с финансами.

Когда Девид вернулся, я накрыла на стол ужин, чтобы он подкрепился после тяжёлого трудового дня, и это дело вошло у меня в привычку, как и забота о близких. Я не стала мешать ему, пока он ел, и ушла обратно в магазин, чтобы закончить работу над бумагами, мне нужно было подсчитать товар, который нужно будет привезти завтра и прибыль за весь день. Это было не так трудно и немного успокаивало меня, потому что я сильно нервничала перед оглашением важной новости. Это волнение было мне знакомо, ведь я чувствовала тоже самое, когда боялась постучаться в родительский дом.

— Николь, может, тебе следует передохнуть? Я могу закончить заполнять бумаги за тебя, — я услышала голос Девида за своей спиной спустя полчаса, и я даже не могла поверить, что время летело настолько быстро.

— Не нужно, осталось совсем немного.

— Я не требую заполнять их каждый день в срок, поэтому отдохни. Ты выглядишь слишком уставшей, и лицо у тебя стало бедным, я не хочу, чтобы ты выматывала себя, — Девид обнял меня, чтобы я отвлеклась от бумаг, а я не стала дополнять его ответ тем, что ещё ухаживаю за его садом и полю грядки, чтобы был богатый урожай. Соседям нравились плоды с деревьев из сада, поэтому я подумала, что лучшим решением будет продавать их в магазине, нежели на базаре, стоя полдня под солнцепёком.

— Я бледная и уставшая вовсе не из-за этого, Девид, — я вспомнила о том, как полдня бегала в туалет из-за тошноты, которая напрочь отбила аппетит и желание подкрепиться, потому что мой желудок скручивало чересчур болезненно.



tanya haze

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться