Душу дьяволу не продают... Дарят!

Размер шрифта: - +

Глава 19 (Закономерная дружба)

Прошло два месяца.

Бьянка с отсутствующим видом сидела за барной стойкой, уткнувшись в телефон. Траттория еще была закрыта, и все лениво готовились к новому рабочему дню. Бьянка уже которую неделю оставалась апатичной, вечно погруженной в себя.

Рядом возник Мауро и сел на соседний стул.

– Я уж забыл, как выглядит твоя улыбка, – изрек он, ставя перед ней апельсиновый сок.

Бьянка кисло усмехнулась и взяла стакан.

– Ты расскажешь мне когда-нибудь, куда девался тот красавчик, который частенько подкармливал тебя?

Vattene, Mauro[1]! – зло пробурчала Бьянка, но Мауро заметил, как она в очередной раз напряглась при упоминании этого посетителя.

Мауро два месяца пытал подругу, но она не поддавалась, а только посылала его в самых непристойных направлениях, едва он заводил этот разговор. Мауро старался и шутками, и философскими суждениями, и намеками, и напрямую выпытать у нее правду, даже притворно обиделся на нее. Безрезультатно.

– Придется поискать этого фраера и попросить вернуть твою улыбку.

– Не вздумай! – взвилась Бьянка. – Я ничего не хочу о нем слышать!

– А я и не скажу тебе о нашей встрече, – невозмутимо пожал Мауро плечами.

– Мауро! Ты друг мне или нет?! – начала Бьянка кипятиться.

– Вот именно, что да. И твоя депрессия меня вообще не воодушевляет.

– Мауро, если ты мне друг, ты…

Она не договорила, потому что в тратторию вошел отец в сопровождении другого мужчины. И Бьянка очень хорошо помнила фамилию этого синьора.

Синьор Локателли. Серджо Локателли. Отец Энрико.

Но помимо появления в траттории этого мужчины было еще нечто, что буквально пригвоздило Бьянку к стулу. Ее отец с синьором Локателли улыбались друг другу, словно старые знакомые!

Джузеппе сегодня с утра отправился на слушание в суде, где должны были огласить результаты расследования и вынести обвинения. Бьянка знала, что обвиняли поверенного синьора Локателли, но она была уверена, что именно сам синьор Локателли вместе со своим сыном являлись организаторами этого мошенничества. Судя по тому, что он разгуливал на свободе при дружеском к себе расположении ее собственного отца, она ошиблась…

Сердце Бьянки почти не билось. Она не смела даже дышать.

Джузеппе громко позвал жену, и в дверях кухни тут же появилась мама Бьянки. Все трое столпились у барной стойки.

Buongiorno, синьорина, – поприветствовал Бьянку синьор Локателли после обмена любезностями со всеми остальными. Интонация его была странной, и сердце Бьянки заколотилось в груди со скоростью взмахов крыльев колибри.

Buongiorno, – пролепетала она едва слышно, опуская глаза.

Мауро пристально взглянул на девушку. Она была бледной и растерянной. Он даже испугался, что она вот-вот потеряет сознание, потому придвинулся к ней поближе на случай, если придется подставить свое плечо. Она так переживает за тратторию или на нее так действует этот синьор?

Аннамария подозрительно разглядывала гостя. Она ведь тоже не сомневалась в виновности этого красивого немолодого мужчины. И его присутствие здесь при явном одобрении Джузеппе сбивало с толку.

– Расследование подошло к концу, приговор вынесен, – улыбнулся Джузеппе, посмотрев на жену.

– Но..? – начала она и замолчала, обратив на него немой взор.

– Серджо, расскажи лучше ты, – сказал Джузеппе синьору Локателли, повергнув всех в очередной шок.

– Прежде всего, напомню вам, кто я такой, – улыбнулся тот. – Я владею известной сетью ресторанов, разбросанных по всей Италии. Моя цель – иметь свой ресторан в каждом более или менее крупном городе. Но я не открываю их с нуля. Я ищу заведения с налаженной деятельностью и покупаю их. Стараюсь найти те, у которых имеются какие-то проблемы, требующие немалых финансовых вложений для того, чтобы решить их. Но я ничего ни у кого не отбираю нечестным путем…

Синьор Локателли замолчал, будто хотел дать время своим собеседникам переварить вступительную часть, чтобы лучше понять продолжение.

– Что касается этой траттории, – возобновил он свой монолог, – то я был очень в ней заинтересован, потому навел справки о вашей деятельности. Именно тогда я узнал, что на эту тратторию наложили штраф, который потом убрали в архив. Я выяснил причину штрафа. Как оказалось, у вас были проблемы в электросистеме, водоснабжении и прочих коммуникациях. Меня это возмутило, потому что я не считаю правильным пускание на самотек подобных неполадок. Это опасно и может привести к плачевным результатам. Мог случиться пожар, могло прорвать трубы, даже взрыв какой-нибудь мог произойти из-за утечки газа. Разумеется, я наслал на вас проверку. И вы, положа руку на сердце, должны признать, что это было правильно и справедливо. Джузеппе уже признал, – усмехнулся Серджо. – В тот непростой для вас период я и решил воспользоваться ситуацией и внести вам деловое предложение. Вы отказались, а я не собирался давить на вас. Конечно, я тогда предложил синьорине выйти замуж за моего сына, – с загадочной улыбкой обратил он свой взор на Бьянку, которая съежилась под этим взглядом. – Но это было скорее шуткой, чем реальным предложением. С моей стороны, – уточнил он, пристально ее рассматривая. Бьянка не шевелилась. Ни одним мускулом.

Синьор Локателли перевел взгляд на ее мать и продолжил:

– После этого я уехал в Рим и поручил своему поверенному в Бергамо «следить» за вашей тратторией. В том смысле, что, если у вас возникнут финансовые трудности с уплатой штрафа, он внес бы вам еще раз мое предложение. Тем более все оплаты вы производите через банк, в котором моя семья входит в состав акционеров. Увы, мой поверенный оказался человеком, которому вовсе не стоило доверять. Он работает в бергамском отделении нашего банка, в финансовом отделе. Потому без труда отслеживал все ваши операции. Когда вы пришли оплатить штраф, он был отлично подготовлен, – синьор Локателли замолчал, усмехнувшись. Казалось, действия поверенного поразили в том числе и его.



Кэтти Спини

Отредактировано: 07.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться