Два королевства

Размер шрифта: - +

Эхо прошлого 3.5

Алисия ехала в карете по восточной дороге. Подслушав, что её хотят насильно выдать замуж,  она не видела другого пути. Отец всегда насмехался над её идеей стать монахиней. Но пока он не настаивал на браке, её не беспокоили его взгляды. Теперь же она поняла,  что пришло время действовать. Иначе её судьбу решит за неё отец. 
Чем дальше они отъезжали от города, тем хуже была дорога. Алисия заплатила кучеру побольше, уговорив ехать как можно быстрее. Но теперь она с трудом удерживалась на сидении. 
Ничего, скоро они доберутся до деревни. Там будет остановка. Она сменит экипаж,  чтобы её не нашли. И уже к вечеру будет в Востноте. Монастырь находится в горах, так что нужно отправиться оттуда на север. 
Вдруг карета замедлила ход. 
Алисия хотела выглянуть в окно, но её сильно тряхнуло, и они остановились. За окном не было видно ничего кроме леса. Тогда она открыла дверь. 
- В чем дело? Что за остановка? 
Но слова возмущения замерли у неё на языке, когда она увидела Дангара. Кроме него карету окружала дюжина его товарищей. 
- Здравствуй, Алисия! -  сказал Дангар. 
- Я прошу вас освободить дорогу, -  вместо приветствия твердо сказала дочь губернатора.
- Ничего не выйдет! Придётся вам повернуть назад! - ответил разбойник. 
Алисия старалась не показывать страха. 
- Поймите, я не могу быть вашей женой! Этот брак принес бы несчастье и вам и мне! 
Дангар стал приближаться к ней. 
- А об этом я хочу с вами поговорить наедине. 
Он тронул её за плечо, приглашая обратно в карету. Она возмутилась. 
- Я не намерена ничего обсуждать с вами! 
Тогда он грубо схватил её и втолкнул внутрь. А потом залез туда же сам. Алисия в страхе закричала:
- Не смейте меня трогать! Уберите руки, неотесанный мужлан! 
- Успокойся, я ничего тебе не сделаю. 
Она увидела, что он просто сел на сидение напротив неё. 
Алисия смотрела на него взглядом загнанного зверя. 
- Что вам нужно? 
- Я хочу понять кое-что. 
Она ждала, что он скажет дальше. 
- Почему ты так не хочешь замуж? 
Алисия фыркнула. 
- Необразованному и неверующему человеку, вроде вас, этого не понять! 
- Ну пока не приехал твой отец, потрудись меня просветить, - сложил он руки на груди. 
Алисия не понимала, издевается он или в самом деле интересуется её взглядами. 
- Видите ли, плоть смертна, но у человека есть бессмертная душа. Я хочу посвятить свою жизнь делам души, а не тела. 
- Чем тебе тело не угодило? -  буркнул Дангар. 
И не успела Алисия раскрыть рта, как он вдруг пересел к ней. И его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от её. 
- Прекратите, -  попыталась она его оттолкнуть. 
- Прежде чем рассуждать о презренности тела, стоило бы узнать, на что оно способно. 
И несмотря на её сопротивление Дангар поцеловал её. 
И вдруг произошло нечто невероятное. Алисия перестала вырываться. Дангар отстранился от неё и увидел,  что это больше не она. То есть он видел Алисию, но на неё будто наложился другой образ. Это была её прапрапрабабушка. А он больше был не он,  а его прапрапрадедушка. И было это триста лет назад. В его голове замелькали картины: вот он впервые встретил её на балу короля. Вот их великолепная пышная свадьба. Вот он уезжает на войну. Вот попадает в плен, а затем сбегает. Вот долгие годы он скитается,  пытаясь вернуться в родные края. Но вернувшись, не находит её. Думая, что он погиб, она приняла постриг в монастыре. Его сердце разрывается от невозможности быть вместе с ней. В отчаянии он соглашается на колдовство некой ведьмы. Боль уходит. Он женится на другой и жизнь идёт своим чередом. 
Алисия смотрела на него широко раскрытыми глазами. А затем она сказала укоризненно:
- Ты забыл меня! 
И Дангар ощутил, что она говорит это не ему. И не он ответил:
- Нет,  я вновь люблю тебя! 
Она улыбнулась. И поцеловала его. 
Дангар открыл глаза. Алисия смотрела на него со смесью удивления и страха. 
Так, удивленно смотрящими друг на друга, их и застал Вейрос. 
- Что здесь происходит? -  возмутился он заглянув в карету. -  Дангар, удались на приличное расстояние от моей дочери! Мы о подобном не договаривались! 
Алисия и Дангар оторвали взгляд друг от друга. Им обоим вдруг стало неловко, как будто они подглядывали в замочную скважину за чужой жизнью. 
Дангар поспешно вышел наружу. Его шайки уже след простыл. Вместо разбойников рядом с каретой стояли солдаты губернатора. 
- Дорогая, ты не пострадала? -  спросил Вейрос. Она только покачала головой. 
- Что ж, спасибо за помощь, -  неуверенно сказал губернатор, обернувшись к разбойнику. -  Но ты же не рассчитываешь... Я не могу... То есть свадьба... 
- Не будет никакой свадьбы, -  сказал Дангар. 
Вейрос опешил. 
- Ты так добивался руки моей дочери,  а теперь передумал? 
- Ну да, -  не мог же Дангар объяснить ему,  что все эти чувства, которые сводили его с ума, принадлежали вовсе не ему.  
Вейрос повернулся к дочери. 
- Извини, Алисия, но в монастырь я не могу тебя отпустить! - продолжал  губернатор. 
- Забудь о монастыре, папа! Поехали домой! -  произнесла она с улыбкой. 
Дангар глянул на неё и ухмыльнулся.
Вейрос переводил взгляд с него на неё. 
- Что здесь происходит? Вы о чем-то сговорились? 
- Даже не думали, -  сказал Дангар. -  Но мне тоже пора! Прощай,  Алисия! 
- Прощай! 
И пока губернатор не опомнился, Дангар сел на своего коня и стрелой помчался обратно в город. Он чувствовал себя вольным ветром! Наконец-то он освободился! 
Хотя он испытывал странное чувство,  что не только он пронаблюдал за жизнью своего предка, но и его прапрапрадед увидел жизнь Дангара. 

В гостинице Дангар нашел Мариссу. Она сидела в его кресле и задумчиво вертела в руках перстень. 
А он вихрем ворвался в комнату и подхватил её на руки. 
- Я свободен! -  он закружил её. 
А затем поставил на пол. 
- Что это значит? -  удивилась она. 
И Дангар рассказал ей, что произошло. 
Марисса нахмурилась. 
- Как интересно! 
- Что ты думаешь об этом? 
- Я думаю, - сказала она. -  что вам с Алисией необыкновенно повезло! Вам выпала возможность разрешить драму,  разыгравшуюся между вашими предками! 
- В чем тут везение? Я месяцами места себе не находил! 
- А мог бы мучиться всю жизнь! - назидательно сказала она. - И даже не знать,  в чем дело! А она приняла бы постриг и жила бы чужой судьбой, не понимая почему нет радости в её жизни. 
- Но до встречи с ней, я был вполне доволен жизнью! 
Марисса задумалась. 
- А когда, говоришь, ты влюбился в Алисию? 
- Это было на весеннем празднике. Первый праздник после окончания войны. 
- Хм... 
- А что такое? 
- Я слышала, будто бы король Радомир прежде, чем остановить войну, убил ведьму, которая могла забирать любовь. 
- И что же? 
- Ты тоже упомянул ведьму... Что если с её смертью отнятая любовь вернулась? И любовь твоего прапрапрадеда тоже. 
- Это было триста лет назад! 
- Как видишь, память рода влияет на тебя больше,  чем ты думаешь. 
Дангар задумался. Но для него эти мудреные рассуждения уже не представляли интереса. Главное,  что все выяснилось. 
Тут он заметил перстень в руке Мариссы. 
- Что такого ценного в этом перстне? 
- Кроме драгоценного камня, ничего, -  пожала плечами она. -  Я думаю, Вейрос хотел поймать тебя на краже. Вот и всё. 
Дангар тряхнул головой. 
- Ну ладно. Мне пора идти. 
- И чем ты собираешься заняться? - спросила Марисса, кладя перстень на стол. -  Снова станешь разбойничать? 
- Нет, -  произнес он. -  Я поеду в Востнот. И буду там обучать отроков стрельбе из лука и боям на мечах. Я думал об этом ещё раньше. Начну новую жизнь. 
- Это прекрасно! - сказала Марисса. А потом добавила:
- Пойду соберу свои вещи. 
- Куда ты пойдёшь? -  спросил Дангар. 
- Не беспокойся, я целительница. Я не пропаду. 
Она ушла к себе. 

Эйнар делал вид,  что занят написанием письма. А сам мыслями постоянно возвращался к вчерашней встрече с Мариссой. И перо его застывало над бумагой. Он не мог написать ни строчки. 
В дверь постучали. С раздражением Эйнар отложил перо. 
- Войдите! 
Это оказался слуга. Он подал ему записку: небольшой смятый листок, где довольно коряво было выведено несколько слов: "Желаю здравия! Мариса взята под стражу в доме губернатора. Завтра ведьму казнят." 
Ни имени ни подписи. 
Эйнар побледнел. Он спросил слугу:
- Кто дал тебе записку? 
- Незнакомый господин. Он не захотел назвать имя. 
- И где же он? 
- Он ушёл, едва я взял листок в руки. 
Эйнар сжимал в руке послание. Если это правда,  что Мариссу уличили в зловредном колдовстве, возможно, что Вейрос прислал кого-то ему сообщить. Но почерк и тон записки выдавали человека малообразованного. Скорее кто-то из её пациентов мог написать её. 
Не медля больше Эйнар велел подать ему коня. 

Мариссу не впустили дальше передней. Она сидела у входной двери на деревянной скамье и разглядывала картины на стенах, пока мимо то и дело сновали слуги. 
На прощание Дангар сказал ей,  что Вейрос хочет её видеть. Но губернатор с дочерью ещё не вернулись, она пришла слишком рано. Зачем он позвал её? 
Вдруг входная дверь распахнулась. С перекошенным лицом вошёл Эйнар и быстро и решительно направился через переднюю к лестнице на второй этаж. Марисса встала. И тут он её увидел. 
- Марисса? - с удивлением сказал он. 
- Здравствуй. 
- Я думал,  что ты в темнице! - воскликнул он. 
- Пока ещё нет, как бы тебе этого ни хотелось, -  сказала она. 
Но Эйнар не был настроен ругаться. Он растерянно смотрел на неё. А потом подошёл и сел рядом с ней на скамью. Обхватив голову руками, он сказал: 
- Возвращайся домой, Марисса. 
 Она недоуменно взглянула на него.
А потом медленно произнесла:
- И это всё,  что ты мне скажешь? 
Муж посмотрел ей в глаза. 
- Что ты имеешь ввиду? 
- Ты выставил меня из дома... И обвинил в колдовстве, - тихо проговорила она. 
Лицо Эйнара исказила гримаса боли. 
- Прости меня... 

- Я не могу поверить,  что ты в одночасье передумала становиться монахиней! - говорил Вейрос. -  Что сказал тебе этот разбойник? 
Они уже входили в дом. Алисия спокойно отвечала:
- Ничего он мне не сказал, папа! Он поцеловал меня и наваждение рассеялось! 
- Чтоооо! Ты целовалась с ним! 
Тут они увидели Мариссу и Эйнара, которые стояли, взявшись за руки. 
- Здравствуй, Эйнар! - постарался взять себя в руки после заявления дочери Вейрос. 
- Здравствуй, Вейрос! -  отвечал тот. 
- Какое дело привело тебя с женой в мой дом? 
Марисса сказала: 
- Вы сами хотели меня видеть,  губернатор,  разве нет? 
Взглянув на его недоуменное лицо, она произнесла:
- Похоже произошла ошибка! И нам лучше уйти. 
Раскланявшись с Вейросом и Алисией, супруги вышли из дома губернатора. И только Марисса знала, кого ей нужно благодарить за их примирение. 

Дангар решил немного срезать путь. И теперь мчался верхом через поле к восточной дороге. Ему казалось,  что у него за спиной выросли крылья. В голове его крутилась невесть откуда взявшаяся песня. 

То не ветер в чистом поле, 
То не сумрачная стынь. 
Это я скачу на воле, 
За собой оставя дым,

Разрывая в клочья землю
Под копытами коня.
Небеса безмолвно дремлют, 
Звездный свет в себе храня. 

Кто сорвал с себя оковы, 
Тот не станет в клетке жить. 
Кто свободу взял основой, 
Тому волком ночью выть. 

Так скачи судьбе навстречу, 
Не сворачивай с пути! 
Ты стрелой пронзаешь вечер, 
Не страшна тьма впереди!



Мария Хомутовская

Отредактировано: 07.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться