Две жизни Эмили

Размер шрифта: - +

Глава 40.

- Я никак не могу тебя забыть, - Савичкин, не раздеваясь прижал меня к себе, - сам не знаю что со мной. Ты как наваждение какое-то. Я уже начал верить в эту дурацкую магию и связь. Ты ведь тоже чувствуешь ее, да, Эмили?

- Нет, - я уперлась ладонями в его грудь, не давая притиснуться вплотную, - связи больше нет. Она исчезла в тогда, когда я ушла от вас обоих. Я свободная женщина и никому больше не принадлежу.

- Нет, Эмили, - он сильнее нажал мне на спину, и я обреченно ткнулась лицом в его грудь. Все же силы были слишком неравными, - я ее чувствую. И она не дает мне спокойно жить. Я все время думаю о тебе. Переживаю. И это какой-то кошмар. А может быть, это ты меня заколдовала? А?

- Пустите меня, - меня уже трясло от страха, - пожалуйста.

- Нет, - тихо засмеялся он, - не пущу. Ты моя, Эмили. Моя.

- Пожалуйста, не надо, - разум сковало от ужаса, а тело привычно расслабилось, отдаваясь на волю мужчины. И я могла только шептать едва слышно непослушными губами, - не надо... прошу вас...

Савичкина это не остановило, и он усмехнувшись, наклонился и снова, как тогда, впился поцелуем в мои губы, заявляя свое право на меня.

- Тьфу ты, черт! - вдруг выругался он, - Черт! Ничего не понимаю! Идиотская магия! Эмили, освободи меня от нее! Мне кажется, я схожу с ума.

Он с силой оттолкнул меня от себя и, зло глянул, словно это я была виновата, что он вот так вот заявился сюда, и вышел, громко хлопнув дверью. А я осталась сидеть на полу, упав после столкновения со стеной. И рыдать, сжавшись в комочек.

Когда я успокоилась настолько, что смогла встать и пойти умыться, уже наступил следующий день. Кое-как я привела себя в порядок, полюбовавшись на опухшее от слез лицо и искусанные губы. Когда же прошлое оставит меня? Ведь я же могла сопротивляться. Да хотя бы кричать! Почему же я сдалась? Я ведь понимала, если бы Савичкин сам не остановился бы, то я бы позволила ему делать все, что он хочет. Хотя меня просто выворачивало от тошноты при его прикосновениях. Да у меня такого отвращения даже к господину-графу не было. И к его друзьям.

И больше всего сейчас мне хотелось набрать единственный, кроме Вариного, номер в смартфоне, выдававший человека, сделавшего мне этот подарок. Вася... как же я скучаю по нему. И я вдруг поняла, что если бы сегодня вместо Савичкина пришел Вася, то... я была бы рада. И ответила бы на поцелуй. И никуда бы его не отпустила. Но он не пришел. И значит я ему не нужна.

Всю ночь я проворочалась на диване. Стоило мне закрыть глаза, как я снова чувствовала грязь объятий Савичкина и страх напополам с отвращением с новой силой накатывали на меня. Это было просто невыносимо. Уснула я только под утро, когда поняла, что мне нужно сходить в храм. Храм Богини-Матушки всегда помогал мне избавиться от душевных страданий. В этом мире тоже есть храмы и, может быть, там мне станет лучше.

Проснулась я снова гораздо позже, чем хотела. Скоро должна была вернуться Варя, и вопрос с храмом пришлось отложить. Ведь о приходе Савичкина я решила ей не рассказывать. Все же, хотя они расстались, ей будет больно. Мне же было очень больно, когда я подумала, что Вася женится. А во время ужина задала вопрос:

- Варя, а в вашем мире есть храмы?

- Есть, - устало улыбнулась Варя. Сегодня в больнице было очень много работы, ведь после празднования Нового года, как сказала Варя, в стационар попадает очень много людей. У кого ожоги от петард и салютов, у кого обморожения, у кого обострение хронических заболеваний... поводов очень много.

- Я хотела бы туда сходить.

- Скоро очень большой праздник — Рождество Христово. И будет ночная служба. Я хожу туда почти каждый год. Подожди, еще осталось пять дней. Хорошо?

- Хорошо, а расскажешь мне про праздник?

- Расскажу, - ответила Варя, - только чуть позже. Устала очень. Прости.

И Варя мне рассказала. Это оказалось так удивительно. И так жалко Христа, с которым люди сотворили подобное. Хотя, я думаю, если бы в нашем мире Сын Божий тоже вырос бы среди людей и жил бы среди людей, с ним поступили бы совсем не лучше. Почему-то людей только в Богах восхищает доброта, справедливость и всепрощение. А эти же качества в человеке, который рядом, они презирают, считая слабостью. И даже не задумываются о том, что это и есть сила Богов. Именно такие люди силой своей души ближе к Богам. Я это видела и в своем мире, и в этом.

А еще я подумала, что, возможно, Сын Божий в этом мире на самом деле сын Богини-Матушки и Бога-отца. И именно в этот мире Богиня-матушка спрятала своего только что родившегося сына. А значит наши миры очень близки друг к другу. И может быть... когда-нибудь... нет. Возвращаться я не хотела. Но узнать как там мой отец — очень. Все же я скучала по нему. И очень переживала о нем. Как он там сейчас. Надеюсь, он смог увидеть, что я не стала жертвой на алтаре, как мама, а ушла в другой мир. Как он и мечтал.

А если бы удалось передать ему весточку... И... я аж подскочила на кровати. А вдруг Богиня-Матушка и Сын Божий как-то могут общаться? Вдруг они это просто скрывают от Бога-Отца. И может быть удастся предать весточку моему отцу. Мужчины тоже почитают Богиню- Матушку. И приходят в храм в моменты душевых терзаний. Я видела. А Богиня-Матушка, тоскуя по сыну, очень добра к мужчинам, и одаривает их благодатью очень часто.



Натали Катс

Отредактировано: 17.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться