Эффект бабочки

Глава 4 (часть 2)

***

Чуда не случилось. Пятерку заработать не удалось, зато получилось списать на неплохую четверку, работу мама пока тоже так и не нашла, но появилось несколько швейных заказов – все же пора школьных выпускных.

А еще Настя выздоровела, успела начать подготовку к следующему экзамену, вручить маме оставшиеся деньги и теперь с легким кошельком и тяжким сердцем собиралась на работу.

– Насть, а, Насть? – именно во время этой подготовки к ней в комнату и ввалился Андрюша. Ввалился без стука, плюхнулся на кровать, окидывая сестру загадочным взглядом.

– Что? – если раньше она лишь улыбнулась бы в ответ, то теперь занервничала. Насте казалось, что все и каждый в курсе того, где она танцует, а подобные взгляды будто кричат 'я все знаю! Ты у меня на крючке! Позор!'.

– А у нас сегодня такое было... – парнишка поиграл бровями, расплываясь в улыбке. В такие моменты он становился безумно похожим на отца. Настолько, что мама иногда не сдерживалась, закусывая губу.

– Что же такого у вас сегодня было? – девушка закончила сборы рюкзака, повернулась к брату.

– У нас сегодня был урок полового воспитания.

– Да ты что? И вас прям так... на полу и воспитывали?

Андрей фыркнул, явно выражая свое мнение о плоской шутке сестры.

– Нет, бедняжка моя наивная. Нам рассказывали о том, как вредно заниматься сексом.

С какой гордостью он произнес последнее слово – загляденье просто. Наверное, и матерится с друзьями с такой же гордостью.

– Прямо так и сказали, вредно?

– Ну не совсем так. Скорей нежелательно... – Настя вопросительно подняла бровь, предлагая продолжить. Андрюша не разочаровал. – До определенного времени, а если уж приспичило, то...

– Андрюш, – нет, Настя явно переоценила свои силы. Говорить с братом о подобном она была не готова. Конечно, к маме делиться он не пойдет, с одноклассниками уже все что мог, обсудил, а папы нет. Но в себе сил на подобные глубокие философские беседы Настя не обнаружила. – Давай ты мне завтра это расскажешь, а пока я спешу.

– Куда? – не подав виду или реально не обидевшись, парень с радостью перевел разговор на другую тему.

– Работать, – Настя глянула на часы – шесть вечера. Лучше приехать раньше и посидеть в своей чуланистой гримерке, чем выбираться из дому в ночь.

– Ох, Настька, будь я мамой, давно получила бы по пятой точке...

Сраженная наповал наглостью одного учителя-поучителя, Настя застыла с открытым ртом.

– Мелок ты еще, по пятой точке давать. Я тебя на семь лет старше, между прочим. Уж я тебя скорей ремнем отхожу, если вдруг невтерпеж станет.

Мальчик фыркнул, выражая сомнения в реальности угроз сестры. По пятой точке у них в семье не получал никто и никогда, они даже в углу-то толком ни разу не стояли, маме проказников было жалко, да и проказники не слишком зверствовали в свое время. Насте было некогда – танцы, занятия, музыкальная школа выматывали ребенка так, что на шалости не оставалось сил, а детство Андрюши вообще закончилось грубо, резко и безвозвратно. В семь лет он потерял право дурачиться как другие дети, ему пришлось стать единственным в семье мужчиной.

– А я серьезно, между прочим, – мальчик сел на кровати, сводя брови на переносице. – Знаешь, как она переживает? – парень даже голос понизил, как делалось всегда, когда им нужно было обсудить вопросы, в которые лучше не впутывать маму. – Думает, что ты связалась с плохой компанией, шляешься ночами, потом днями отсыпаешься, приезжаешь то на такси, то на непонятных машинах.

– Тебе-то откуда знать, на чем я приезжаю? – Настя ощетинилась, бросая на брата не самый дружелюбный взгляд. Ей не нравилось, что часть жизни, которую она сама возвела в ранг запретных в доме тем, как оказалось, волнует не только маму, но еще и Андрейку.

– Видел пару раз...

– И мама видела?

– Думаю, мама нет, у нее окна выходят в другую сторону, но это же дела не меняет. Ты что-то мутишь, Настька, я знаю.

Девушка опустилась на стул, отыгрывая для себя несколько секунд на раздумья, взяла в руки носки, показательно медленно надела. Что сказать? Что не его дело? С одной стороны, да, действительно не его, а с другой... она ведь танцует в Бабочке именно для них. Для мамы с Андреем, чтоб им было легче, значит, дело их все же касается. Или посвятить мальца в не самую геройскую правду? А потом? Следить за тем, как во взгляде брата появляется презрение? Нет, этого она не выдержит. Что тогда? Остается молчать, что она и делает.

– Не придумывайте то, чего нет, Андрюша. У меня все хорошо. Жива, здорова, при работе, компания у меня исключительно хорошая, веселая, милая, добрая, подвозящая под подъезд...

– С другой стороны арки, чтоб под парадным не видно было, ага... знаем мы таких подвозящих... – мальчик вновь насупился.

– Эй, – а до Насти наконец-то дошло, что брат имеет в виду. – Ты о чем думаешь вообще? Меня просто подвозят, потому что поздно, и нам по дороге!

– По дороге откуда?

– Не твое дело! – получилось громко и наверное резковато, но допрос Насте порядком надоел. Ей хватало того, что она тратит уйму нервов на собственные не слишком веселые размышления, а еще и перед братом оправдываться не хотелось.



Мария Акулова

Отредактировано: 12.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться