Эффект бабочки

Глава 13 (часть 2)

Их первая ночь была длинной.

Попыток улечься спать было великое множество, успешных – ни одной. Глебу казалось, что Настя специально ерзает, Насте, что он ее очень даже сознательно щекочет – то пальцами, то дыханием в затылок. Правы были оба.

Устав целоваться, они разговаривали, устав разговаривать – целовались, вновь устав целоваться – вспоминали о том, что Имагин обещал жестоко мстить, в очередной раз отомстив – просто лежали, смотря в потолок или друг на друга, а потом снова целовались, разговаривали, мстили...

– Я сейчас спрошу... Ты только не обижайся, – на этот раз Настя даже почти заснула – уткнулась носом в Имагинскую шею, притихла, закрыла глаза, чувствуя, как на лице расплывается улыбка, а по телу приятная усталость. Они давно уже молчали и не целовались, она думала ни о чем, просто наслаждаясь моментом, а он, судя по тому, что вскинув взгляд, Настя увидела складку между бровей, о чем-то неприятном.

– Спрашивай, – в сердце закралась тревога.

– Я не претендую на эксклюзивность, хотя вряд ли был бы против, но...

Посыл Настя поняла.

– Сколько у меня было мужчин до тебя? – усмехнулась, подтягиваясь повыше. Обижаться не собиралась. Удивилась бы, если этот вопрос не возник, а так... Закономерно.

– Кто был у тебя до меня? – А Имагин уточнил. Мол, имена, фамилия, рост, вес, год рождения, занимаемые должности – все в студию. Зачем? Вопрос открыт.

– Мой бывший, – Настя ответила так просто и спокойно, как только могла. Нельзя сказать, что она этого стеснялась, но и особой радости от того, что спала когда-то с ничтожеством, не испытывала.

– Тот, который..? – Имагин стал еще более серьезным, а продолжающая поглаживать ее бедро рука утратила былую плавность движений, теперь скорее пытаясь что-то стряхнуть. Настя бросила на нее быстрый взгляд, Глеб тоже, остановился, а потом продолжил, вновь спокойно. – Петр Грибанцев?

Так официально... Будь ситуация немного менее напряженной, а сам Имагин не так серьезен, Настя, пожалуй, улыбнулась бы. А так просто кивнула.

– Мало я ему, все-таки...

Глеб провел рукой по волосам, с явным сожалением потом стряхивая ее, сжимая-разжимая пару раз.

– Но ничего, будем считать, что делегировал полномочия налоговой...

– Какой налоговой? – Настя резко села в кровати, прижала к груди простынь, бросая на Глеба полный сомнения взгляд.

А тот, кажется, наоборот, немного расслабился. Может, доволен был тем, что список из 'тех, с кем...' сводился к одному имени, а может... Может, придумал, что еще сделает хорошего этому самому имени, которое откровенно попало...

– Той, которую я на него натравил. В нашей стране с дохода принято платить налог. Твой... уже не твой Петр, этого не делал, вот я и...

– Имагин! – Настя приложила ладонь к губам, не веря своим ушам. – Зачем? Когда?

– Когда он протянул к тебе свои ручки, тогда и...

– Зачем?! – Ася же снова не знала, плакать ей или смеяться. Петю совсем не жалко, но поведение Глеба... И ради чего? Из-за кого? Из за нее! По мелочи!

– Чтоб бедному было, чем заняться, кроме как сторожить у подъезда мою бабочку, – убрав руку девушки от лица, Имагин сел, притянул ее к себе на колени, давая какое-то время на подумать, или наоборот – избавляя от такой необходимости, поцеловал.

– Я тогда еще не была твоей... бабочкой.

Настя потратила это время с пользой, правда больше с удовольствием.

– Настенька, ты была моей бабочкой ровно с того момента, как я тебя увидел. Даже немного раньше – с того момента, как почувствовал твое присутствие, как начал искать что-то глазами. Искал и нашел – такую наивную, отчаянно пытающуюся казаться раскрепощенной, смелой, дерзкой, сильной... С пылающими щеками, горящими глазами... А как она двигалась... А потом мы встретились глазами. Я и моя бабочка. По-моему, я ей не понравился. Еще бы... Какой-то агрессивный хищник с жадным взглядом и состоянием полной боевой готовности в шта...

– Имагин, ну красиво же начал... – Настя склонила голову, немного журя своего пылкого рыцаря, который пытался произнести, пожалуй, самую романтичную речь, какую Веселовой только приходилось слышать.

– Прости. Так вот, бабочке я не понравился, а потом еще больше не понравился, а потом окончательно не понравился. Но она-то, глупая, не знала, что она уже моя. А я безумно терпелив. Знаешь почему?

– Почему?

– Потому что любое ожидание, терпение и старание вознаграждается результатом. И вот он – результат, – пройдясь сначала руками, а потом взглядом по вновь обнаженному силуэту, Глеб снова полез целоваться.

– То есть, ты хотел со мной переспать? – Настя чуть отклонилась, снова сощурилась.

– Конечно, хотел. И не раз, и по-всякому, считай, сегодня одну сотую исполнили.

– Ты не романтик, – покачав головой, Настя вновь приблизилась к лицу мужчины.

– Романтик, Настенька, просто, когда ты сидишь у меня на коленях, то еще я немного пошляк. Вот завтра, когда снова будем одеты, тогда буду плести о чувствах, обещаю.



Мария Акулова

Отредактировано: 12.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться