Эффект бабочки

Глава 24 (часть 1)

Глава 24

Свадьбу решено было сыграть весной.

Решено Настей, одобрено Глебом.

Почему решено Настей? Потому что согласиться-то она согласилась, но осознавать, что свадьба – это не только свадьба, но еще и замужество, начала только после.

Конечно, испугалась. Испугалась настолько, что даже однажды пыталась вернуть Имагину кольцо. Тот порыв не оценил, пообещал, что если еще раз попытается – на клей посадит. Кольцо на палец невесты, а саму невесту дома, где-то в районе спальни.

Неизвестно, испугала ли ее эта угроза, но больше идти на попятную Настя не пыталась, только на вопросы, касающиеся предстоящей свадьбы, отвечала явно неохотно, а в глазах вечно загорался практически животный страх.

Объяснения, что со штампом в их жизни не изменится практически ничего, девушкой категорически не воспринимались. У нее, как минимум, изменится фамилия, а это уже не практически ничего. Это очень даже страшно.

Осознав, что вразумить бестолковую трусиху не получится, Глеб решился на серьезный разговор. Они сели тогда за обеденный стол, мужчина посмотрел сурово, сложив пальцы пирамидой, заговорил.

– Ладно, давай по пунктам, чего ты хочешь...

Как выяснилось, особо ничего Настя и не хотела. Разве что, чтоб своим родителям Глеб сообщил единолично, а еще, чтоб ей было дано время на свыкание-привыкание.

Изначально Настя запросила год, Имагин категорически отказался. Она объясняла, что нужно закончить университет, он все пытался выяснить, как статус замужней женщины может помешать получению диплома? Сошлись на том, что зимы будет достаточно.

Настя попыталась пискнуть, что всегда мечтала о свадьбе летом, наивно хлопая глазами, выторговывая еще один сезон... Глеб раскусил хитрость, сделал встречное предложение – хочет летом, значит, сообщают родителям вместе.

– Ты жестокий человек, Глебушка, – пришлось сговариваться все же на весну.

С уведомлением родителей оба тянули так, как только могли – Настя боялась в очередной раз ранить маму, а Глеб знал, во что это выльется.

В конце концов, решив, что откладывать больше нельзя, а снимать кольцо каждый раз, когда ступаешь на порог родного дома, глупо, было решено все же рассказать.

В один и тот же вечер Настя отправилась к своим, Глеб – к своим. Кому-то показалось бы это странным, а жених с невестой понимали, что так намного лучше.

– Мамочка, – Настя тогда долго размешивала сахар в чае, сто раз решаясь начать разговор, а потом идя на попятную. Так и теперь, увидев, как Наталья оглядывается, улыбается, струсила бы, но куда уж тянуть-то? Глеб должен был заехать за ней в девять, и он-то уже скинул ей смс 'я все' со смайликом, которого откровенно корежит. А она еще не все...

– Что? – Наталья опустилась рядом с дочерью, устроила подбородок на кулаках, готовясь слушать и внимать. Пусть она во многом не могла считаться идеальной матерью, но детей своих знала, и жизнь тоже знала, а еще, в последнее время, училась ко многому привыкнуть, со многим смириться, что-то принять...

– Глеб позвал меня замуж, – дочка выпалила на одном дыхании, а потом потупила взгляд, устремляя его на столешницу, щеки запылали, кожа пошла пятнами.

Она ожидала всякой реакции, вплоть до слез. Ведь знала, что маме до сих пор больно. Но слез не случилось.

Наталья кивнула, а потом ...улыбнулась.

– Ты согласилась?

– Да, – покраснев еще гуще, Настя рискнула все же вскинуть взгляд на маму.

– Тогда я рада... за вас.

Впервые в их доме прозвучало 'вас', которым обозначены были они с Глебом.

В тот же вечер, из их с Глебом квартиры, Настя позвонила бабушке, как оказалось, Антонина уже в курсе – от Натальи. И она-то счастлива безмерно, а еще ждет-таки в гости, иначе обидится.

Потом Настя слушала уже историю Имагина о том, как все прошло у него. По его словам – тихо, мирно, по-семейному. Судя по выражению лица – громко, неоднозначно, с боевыми действиями, возможно, даже со слезами.

Представлять, как мать Глеба могла отреагировать на то, что он собирается связать свою жизнь с той, которая станет день ото дня напоминать о трагическом случае из его молодости, не хотелось, потому Настя просто приняла как данность, что родители в курсе, и теперь можно вздохнуть спокойно... ненадолго.

К сожалению или к счастью, мать Глеба быстро справилась с эмоциями, а потом связалась с Настей, чтобы заняться планированием праздника. Пребывая в состоянии крайнего шока, Настя соглашалась со всеми предложениями будущей свекрови, тем самым неосознанно зарабатывая первые балы в копилку если не хорошего, то хотя бы нейтрального к себе отношения.

Свадьба планировалась медленно, но верно, менее медленно, но так же уверенно работалась работа, училась учеба.

Посмотрев на малышек Самарских, Настя решила, что заниматься им рановато, а вот со следующего года – в самый раз, Александра спорить не стала, соглашаясь.

Фотосессию со Снежаной они тоже провели. Результат понравился даже самой Насте, но, главное, не только ей – снимками заинтересовался журнал, с которым сотрудничает Самойлова, фотографии напечатали. Не сказать, чтоб Ася испытала из-за этого огромное удовольствие, но слышать от родителей деток в группе о том, что их чада заставили мам и пап купить журнал, а потом вырезали любимые кадры, чтобы повесить их над кроватью, было приятно.



Мария Акулова

Отредактировано: 12.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться