Эффект молнии. Дикторат (2 часть)

Размер шрифта: - +

Глава 7

В окно глядела луна с надкушенным кем-то боком, заливая комнату безмятежным серебряным светом. Я села на кровати, рассматривая теперь без страха рельефное тело Эдэра. Он откинулся на подушку и тихонечко рассмеялся.

- Ты чего? - удивилась я.

- Просто хорошо, - выдохнул он, продолжая улыбаться.

- А с другими... тоже хорошо? - закусив губу, спросила я.

- Глупенькая, - он обхватил меня руками и придвинул ближе, - других не существует.

- Шеска говорила, что мужчины про это дело всегда врут, - заметила я. - А ты врёшь?

Эдэр расхохотался уже громче, рискуя раскатистым басом разбудить всех на этаже.

- Та самая Шеска, которая вмиг охмурила Амоса?

- Угу.

- Тоже мне советчица! А знаешь что? Её тоже не существует. В мире есть только я и моя чумашка. И я не вру, - он усадил меня к себе на живот, как игрушку.

Я хотела пальнуть по нему искрой от возмущения, но после наших игр в ладонях было спокойно, словно никакого электричества во мне никогда и не было. Пришлось стукнуть его по груди кулаком. Он скривился от притворной боли:

- Теперь что не так?

- Говорила же: не называй меня чумашкой!

- Я ласково.

- Мне не нравится.

- А как называть? - усмехнулся он. - Лиссандра, повелительница молний?

- Просто Лиссы достаточно, - заважничала я. - Но повелительница молний тоже сойдёт.

Он засмеялся, и я рассмеялась в ответ, потому что от его улыбки мне почему-то тоже становилось хорошо, только... Я осторожно коснулась пальцем одного из синеватых рубцов на его груди:

- Болит?

- Нет, Михаил и впрямь хороший целитель. Пусть и не жрец. Не знаю, чем он меня мазал, но теперь совсем ничего не ощущается.

- Хорошо, - с облегчением сказала я.

- А тебе больше не было больно? - посерьёзнев, спросил он.

- Ни капельки. Было... эммм... Вкусно!

- Всё у тебя о еде? - хохотнул Эдэр.

- Поголодаешь с моё, и у тебя будет.

Мой взгляд упал на свёрток, что принёс Эдэр, - тот безо всякого почтения валялся на полу. Я живо соскочила с кровати и скомандовала:

- Свет включись.

- Ну зачем? - Закрылся руками от нарастающей яркости Эдэр.

Жмурясь и сгорая от нетерпения, я принялась разворачивать полиэтиленовую обёртку. Та скрывала нежную зеленоватую кофточку с красивой вышивкой, вьющейся хитрыми линиями по краям рукавов, и малюсенькими, точно бусинки, коричневыми пуговками у свободного ворота, а ещё голубой балахон с кучей кожаных поясков. Я рассматривала его, гадая, как надеть.

- Вероника сама заказала тебе одежду, потому что когда наступила твоя очередь, ты куда-то исчезла, - пояснил Эдэр, приподнявшись на локте. - Она вообще к тебе прониклась и заказала бы ещё, если бы нам не пришлось уносить ноги.

- Я с Льюн Ти разговаривала.

- Похоже, ты — знатный переговорщик. А это считай от меня, держи.

Я оторвалась от разглядывания балахона и увидела, что Эдэр протягивает тот самый розовый цветок, вырезанный из камня, который так понравился мне в Вероникином модуле.

- Ой!

- Заметил, как ты смотрела на него весь обед, вот и спросил у Вероники, где такой можно достать. Для тебя. А эта добрая женщина возьми и запросто отдай его. Бери! Хочу, чтобы у тебя было всё, что нравится.

- Но я... Это... - замялась я, смущаясь.

- Бери же, ну? Это тебе! Будет потом и другое. Много больше. Но пока только это... Пока не разберёмся со всей это свистопляской. Бери!

С замирающим сердцем я взяла крохотное чудо из его пальцев, утонув в благодарности и смешанных мыслях — никто никогда не дарил мне подарков, если не считать букетик чахлых первоцветов от Мусто и амулет, который торжественно дарят всем в праздник двенадцатилетия. А тут, смотрите-ка: и одежда, и вроде бы ненужная, но такая красивая вещица. Подобная в нашем клане стоила бы не мешок соли, а вдвое больше. Только кто стал бы тратиться на красивости?

Я сглотнула и перевела дух. Получается, что я злилась на Веронику, а она передала мне подарки, я злилась на Эдэра, а он хотел сделать мне приятное. Похоже, я совсем ничего не понимаю в людях... В сердце стало тесно и горячо, я присела на корточки и всхлипнула.

Эдэр тотчас подхватился и оказался рядом.

- Лисса, Лисса, - тормошил он меня, вовсю пускающую слёзы, - я не хотел тебя обидеть! Я что-то не так сделал? Что?! Прости, я — дурак.

- Не дурак, - я утёрла рукой мокрые глаза и улыбнулась, - просто отчего-то в сердце стало всего так много, что если бы я не заплакала, оно бы лопнуло.

- Ты не любишь подарков? - всё ещё не понимал Эдэр.

- Наверное, теперь люблю, - шморгнула я носом.

- Иди сюда, - он сгрёб меня в охапку и, как самое ценное украшение на свете, бережно уложил в постель. - Ты просто устала. Закрывай глаза и спи.

- А ты?

- И я тоже.

Он лёг рядом, а я свернулась в комочек и залезла ему под бок. Эдэр был тёплый, большой, уютный, несмотря на твёрдость мышц на торсе. Но это было даже хорошо — так я почувствовала себя защищённой от чужого мира. Как за стеной родного дома.

 

* * *

Проснулась я от голода. Эдэр крепко спал, выводя носом негромкие рулады, разметавшись так, что мне остался малюсенький уголок. Мысль о холодильнике, этой волшебной стене с едой, заставила меня выбраться из кровати. Стараясь не разбудить Эдэра, я натянула на себя новую Вероникину кофточку, разомлела на секунду от удовольствия — прикосновение мягкой ткани было таким приятным! Но голод не позволил нежиться дольше, и я надела штаны, вступила в сандалии и выскользнула из комнаты.

В доме было тихо и сонно. Я спустилась, крадучись, на первый этаж, не желая никого будить. Мысль о творожном тортике, размером не больше куска лепешки, вела меня в темноте, как путеводная звезда. Вот бы там было ещё! Я бы съела с десяток таких кусков. Надо спросить у хитрого устройства, что в нём есть, и в дорогу с собой натаскать, пока никто не видит.



Галина Манукян

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться