Факультатив для (не)летающей гарпии. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 17 (4)

***

Через несколько бессонных часов в наш вигвам вошла Китали с отрядом воительниц, чтобы проводить к месту обряда. Селение опустело. И пусть в этот раз нас вели не со связанными руками, но ощущения что мы пленники, а не гости, у меня не пропадало. Всюду по пятам за нами следовали светящиеся огоньки.

Первые лучи солнца появились на небе, когда мы пришли к тотему Белой Богине Смерти, в нише которого находилась Сказочница.

Увиденное повергло меня в ужас: вокруг тотема, украшенного цветами, стояли четыре столба для сожжения. На постаменте стоял Кай. Он был почти голый, лишь на бедрах у него было подобие юбки из трав. Чешуйчатое тело магика было облеплено листками какого-то растения.

— А я думала, вы нас съедите, — простодушно произнесла Мадди.

Нурса по-доброму улыбнулась и произнесла:

— Ну, мы же не аборигены какие-то, чтобы вас сырыми есть. Сначала поджарим, а потом съедим.

Паучий народ взорвался ликованием.

— Но я же Белая Богиня Смерти! — беспомощно воскликнула Мадди. — Меня нельзя есть.

— Белая Богиня Смерти всегда приходит к нам. Она приводит существ в своем обличье к этому тотему уже много веков, и своими жертвами не дает нам умереть с голоду. Мы всегда встречаем её дары с уважением и почетом. Наше селение сделало многое, чтобы получить её покровительство. В том числе избавились от лживых и слабых мужчин.

Она бросила презрительный взгляд на связанного Кая.

— Мужское мясо жёсткое, его приходится долго мариновать.

Солнце вставало, рассеивая полумрак. Нас стали толкать к постаментам копьями с магическими наконечниками.

— Ринка, солнце! — крикнула я.

Фарви раскрыла ладони и воззвала к природной магии… но она не отозвалась. Даже после рассвета наши силы были заблокированы. Наш план провалился.

Мадди кричала и требовала, чтобы это прекратили. Ринка попыталась отбиться от копья. Но коснувшись его, её словно ударило током.

Я отвлеклась от стражниц и на мгновение посмотрела на столпившихся язычников. Впереди всех, словно наблюдая за цирковым представлением, стаяла паучья девочка лет пяти. Она пристально следила за ритуалом, но меня больше поразил её взгляд. В нем не было сожаления. Увидев, что я за ней наблюдаю, она расплылась в довольной улыбке, оголяя острые, как резцы, зубы.

Споткнувшись, я упала на землю, содрав кожу с ладони. В этот момент меня настигло видение.

Я стояла на постаменте, а под ногами разгорался костер. Но мои руки были развязаны, и я держала Сказочницу.

Ветер поднялся, заставляя волосы метаться, а пламя разгораться еще сильней. Паучий народ испуганно оглядывается по сторонам. Черные тучи заволокли небо. Срывался мелкий дождь.

Подхватив под руки, меня затолкали на кучу дров и веток.

— Нурса, ты думаешь, одних танцев будет достаточно, чтобы ублажить Белую Богиню Смерти? Богиня обидится на вас и больше никогда не приведет пришлых к этому тотему.

Старейшина вздрогнула, а среди селян понесся встревоженный шепот.

— Что ты хочешь этим сказать, птица? — обратилась ко мне старуха.

— Вы не сдержали слова, данного Белой Богини Смерти. Вас настигнет её месть.

— Я выполнила все: мы устроили празднование и с рассветом получим положенное.

— А как же книга, которую ты обещала дать воплощению Богини! Или ты забыла обещание, данное в шатре?

Нурса смотрела на меня убийственным взглядом. Старейшина шепнула Китали, и воительница достала Сказочницу с тотема и положила у моих ног.

— Развяжи ей руки, — зло прошипела старейшина, — пусть эта птица сгорит вместе со своей книгой.

Освободив руки, я схватила Сказочницу. Что дальше делать, я не знала. Захотелось, чтобы появился мастер и спас всех нас. Но вместо этого раздался голос книги:

— Семьдесят третья страница.

Я начала листать книжку в поисках нужного номера.

Под радостные возгласы Китали подожгла костер под Каем, затем Мадди и Ринки, и уже приближалась ко мне.

На нужной странице оказалась сказка «Дождь и молния». Языки пламени уже обжигали мои ноги. Я пыталась понять, где подсказка, которая вызовет спасительный дождь из видения. Внезапно книга стала тяжёлой, словно страницы стали медными. От тяжести сначала затряслись руки, а потом и все тело. Буквы ожили. Они переползали как червяки, из одного слова в другое, образуя совершенно новый текст. Едва сложились первые строчки, я начала читать заклинание, удивляясь, откуда я так хорошо знаю старомагикайский. Погода начала меняться, а я почувствовала, как бурлит в моих венах сила. Подул ветер, разжигая костры еще ярче. Черные тучами спрятали солнце.

— Это — месть Белой Богини Смерти! — выкрикнула Мадди язычникам.

Слово за словом я произносила написанное. Мелкие капли падали, становясь все сильнее, перерастая в ливень.



Кристина Логоша

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться