Госпожа

Размер шрифта: - +

Харш-Нар. Введение.

Степь... Прекрасная, опасная и абсолютно свободная. Любой путник виден за много часов езды. Любое поселение не может существовать здесь слишком долго. Мало воды, много солнца. Не имеет смысла выращивать что-либо, кроме скота и лошадей. С них - и основной доход. С них - и все пропитание. Степь жестока к тем, кто не хочет жить по её законам. Степь неумолима к тем, кто пытается лишить её свободы. Но их, изгнанников с родной земли, она не просто терпит. Она по-своему любит их. И они отвечают ей тем же.
Именно поэтому каждое утро он встречал восход в Степи. Встать затемно, оседлать любимого скакуна и выехать туда, где не будут слышны звуки кочевья. Где он сможет услышать в шепоте ветра голоса изначальных сущностей, созданных Творцом задолго до любого из смертных. И сегодняшнее утро не было исключением. Правда теперь к простому соприкосновению со стихиями добавилась робкая просьба. О том, кто был большим сыном Степи, чем он. О своем сыне, о первом, в ком дары Творца двух народов проснулись одновременно.
-  Ренгар, Чаррес передал, что они нашли Таргена и Сортана, но... твоего сына отправили аж в Столицу. Он отправляет ребят к нам вместе с Тангором и Форреном.
Столица... Слишком близко к Государю, слишком близко к магам. Если их тайна будет раскрыта... Что сделают уртвары? Станут ли охотится за ними по всей Степи, чтобы уничтожить? Или им сейчас будет не до этого, учитывая слухи о войне, которая бушует на центральном континенте? Ах как не вовремя все это, как не вовремя.
- Хорошо. Пусть будут поаккуратнее. Нам не нужны осложнения с Государством. Не они наши враги. И... Пусть соберут как можно больше информации, в последнее время сущности слишком активны, мне это не нравится.
Зрелый орк нахмурился, переваривая полученную информацию. Через минуту молчания он сказал:
- Думаешь, это то, о чем предупреждал твой отец, Гарнес?
Ренгар улыбнулся, вспоминая отца. Последний из аларов некогда многочисленного народа тойнов, он не просто прислушивался к шепоту сущностей, он слышал их и мог разговаривать с ними. Он говорил, что сущности все чаще замечали взгляд Творца на своем творении. И к худу или добру это - неизвестно. Среди орков бытовало мнение, что Творец сердит на них за тот ритуал. Они опасались того, что он, вернувшись, уничтожит все новые рассы. И на резонное замечание о том, что если бы хотел, он бы и так всех уже давно бы уничтожил - они лишь пожимали плечами. Возможно, он хочет сделать это именно сам.
- Я не знаю, Награн. Если бы я был хотя бы в половину также силен, как мой отец - Зайр сейчас не находился бы на континенте, а был тут, с нами. Ладно, поехали в стойбище.  

Она прохаживалась по полянке перед тропкой, ожидая возвращения разведчиков. Они задерживались уже на пару дней - и она все больше сомневалась в том, что их вылазка прошла успешно. Проклятая война... Почему, ну почему она не началась хотя бы ранней весной, когда в лесу и на болоте полно еды? Почему? Почему именно сейчас, когда вокруг начинают мести метели, им приходится отсиживаться на этом холме посреди болот, без еды и нормальных домов? Да, осенью ещё можно было набрать грибов и ягод, да и дичь по-прежнему водилась в округе, но этого никак не хватит на то, чтобы перезимовать без проблем. К тому же, нормальную крышу над головой тут не построишь. Даже землянку и ту вырыть проблематично: холм хоть и достаточно широк для их лагеря, но не достаточно высок для того, чтобы вода не прибывала в вырытые ямы. А шалашы, даже покрытые шкурами убитых животных, не спасали от ночного холода и снегопада.
Нахмурившись, она ещё раз проверила сигнальные контуры. Благо, то скопление природных каналов магического потока, которое находилось тут, сводило любое заклинание на уровень нормального естественного фона. Поэтому жители небольшой деревеньки и выбрали это место в качестве своего убежища, когда весть о войне докатилась до них. Ну, не все жители, а только те, кто решил, что так безопаснее, чем бежать неизвестно куда. И, в общем, вряд ли прогадал. Во всяком случае, их никто не нашел. Искать здесь кого-то с помощью магии было бесполезно, а простые поисковые группы она успешо водила за нос с помощью уговора с водой, воздухом и землей. Как хорошо, что она все же смогла с ними договориться. А если бы не вышло? Ну, тогда пришлось бы искать спасения не в защищенной с трех сторон долине, а в пещерах в горах. А там еды ещё меньше, чем здесь. Да и холод гораздо злее. Нет, все-таки их решение было верным.
О, а вот и одна из сигналок сработала. Слава звездам светлым, свои. Она успокоилась и попросила стихии проводить друзей коротким путем к ней. Через пару минут Ханар и Шарет вышли на поляну и, улыбнувшись, сказали:
- Ты права, Веда. Война закончена. Мы можем возвращаться в наши дома. Идем к остальным, расскажем подробности.
Ведунья деревеньки Болотники улыбнулась. Наконец-то все вернется на круги своя и ей не придется больше исполнять обязанности самой главной. Это, оказывается, так утомительно. Ханар подхватил десятилетнюю девчушку на руки и они вместе отправились к остальным, уже ожидашем их на небольшом пятачке, остававшемся от шалашей на холмике посреди болот...

Государь положил последний лист доклада начальника безопасности и закрыл папку. Да, белых пятен в этой истории не осталось. Теперь предстояло сделать выводы на будущее и определить наказания для виновных. Взгляд его нашел тот самый злосчастный свиток и челюсти непроизвольно сжались. Нет, нельзя. Эти эмоции ему сейчас могли только навредить. Этот род служил ему верой и правдой много поколений и то, что в нем завелась одна паршивая овца ещё ничего не значит. Да и та больше похожа на мелкую пакостницу, чем на серьезную проблему. Нельзя решать сгоряча. Тем более, что род в сущности свою ошибку сам и исправил.
Государь улыбнулся, вспоминая тех, кто освободил его. Насколько нереально удачное стечение обстоятельств... Такое ощущение, что сам Творец приложил к этому руку. Скажем так, Государь был в этом уверен. Особенно после того, как увидел альериона созидания без напарника-разрушителя. Да... И ещё эта комета... Со всеми вытекающими последствиями для этого мира...
- Зови Байрсов, - сказал он своему секретарю.
Молодой дворянин выходит из кабинета, приглашая на аудиенцию к Государю господина Валдена Байрса с семьей. Ну же, посмотрим на тех, кого враги Государства использовали для своих целей.
Глава семьи спокоен и сосредоточен. Воин он неплохой, но маг - никакой. Чем и пользовалась жена. А вот и она... Мда... Платье с тугим корсетом, драгоценности, макияж. Красивая, очень, но по меркам сангов. Маг-целитель слабенький, но для того, кто не имеет простейшего амулета - может стать проблемой. А для того, чьи амулеты она заказывала сама... Все понятно. Жажда власти и наживы горит в твоих глазах ярким паламенем, Миона. Такие дворянки Государству не нужны. Наложница и наложник, милые, симпатичные, бедные и напуганные. Молодая девушка, младшая дочь многодетного купца с запада и сирота с востока, потерявший в войну всю семью и не нашедший себе места в Столице. А вот и те, для кого в большей степени устроена эта встреча. Сыновья. Старшего отозвали со службы в западной крепости, среднего - забрали с занятий в Айренеле. Младший ещё и говорит-то с трудом. Тяжело придется наложнице... Ничего. Не будут ушами хлопать - не пропадут.
Низкие поклоны с их стороны (в платье с корсетом стандартное приветствие смотрится... забавно), легкий кивок - с его. Ну что ж... начнем представление.
- Присаживайтесь. Валден, я получил твое прошение и внимательно рассмотрел его. Признаюсь, я был очень сильно удивлен тем, что обнаружил там.
Удивление дворянина, быстрый взгляд на жену. Все понятно. Факты подтверждаются. Она забрала прошение и обещала передать через подруг во дворце. Передали. Спокойствие.
- Твой род служил Государству верой и правдой несколько столетий. Скажи... Я чем-нибудь обидел тебя?
Как хорошо... Удивление у всех, даже у Мионы. Замечательно. Теперь потихоньку...
- Мне казалось, что все твои жалобы я всегда рассматривал в кратчайшие сроки и выносил справедливое решение. Третий сын служит хорошо, четвертый после окончания Академии тоже пойдет служить, как ты и хотел. Дочь замужем за дворянином по любви, как сама того выбрала. Первого и второго сына ты сам оставил на обучение в своем имении. Также, как и вторую дочку. Может, в этом причина? Может, уртвары тебя шантажируют их жизнями?
Валден побледнел. О такой судьбе своих детей от наложниц он и не думал. Братья переглянулись, не понимая, что происходит. Миона также была удивлена и ничего не понимала.
- Так вроде нет. Таких данных нет даже у тайной службы. Может, тебя не шантажировали? Может, тебе просто денег заплатили? Узнали, что у вашей семьи не так уж много средств - и предложили солидное вознаграждение? Нет?
Валден покраснел от ярости. На Миону смотреть было страшно, настолько бледной она стала. Начала догадываться, что свиток подменили или сделали что-то не то? Ну-ну...
- Государь, я не пойму, чем вызвано ваше негодование. Я просил вас всего лишь рассмотреть возможность принять меня на службу управляющим имения или крепости, - справившись с чувствами, сказал Валден.
- Да, это я тоже прочел. Но негодую я не по поводу написанного тобой. На прошение было наложено очень интересное заклинание. После его активации я должен был умереть. Великолепная работа мага-предметника. Смертельно опасная работа. Как заклятие попало на прошение, Валд?
Молчание было ответом. Валден застыл секунд на тридцать, потом повернулся к посеревшей Мионе. На неё же посмотрели и остальные.
- Ты сказала, что твоя подруга... Миона... - тихим шепотом обреченного сказал Валден.
Проняло. За покушение на Государя весь род подлежал истреблению. За его организацию и участие - тоже.
- Государь, и в мыслях не было! - тут же ожила Миона, слетев с кресла и бухнувшись на колени. - Мне говорили, что это всего лишь заклинание, которое должно привлечь ваше внимание. Поверьте, не было даже намерения повредить вам.
Валден застонал. Попытка воздействия на другого разумного с помощью магии для получения прибыли, вот что это такое было. И то, что это была попытка помутить разум Государя - только усугубляло дело. Сыновья смотрели на мать, как на сумасшедшую. Это хорошо. Значит, все не так запущено, как могло показаться. Все же хорошо, что они с ранних лет обучаются в Академии. Очень хорошо.
- Значит, сначала ты использовала свои чары для того, чтобы муж согласился нарушить протокол подачи прошений, а потом передала кому-то ещё это самое прошение. А потом этот кто-то доставил прошение во дворец в обход основной канцелярии, сразу положив его в стопку прошений. Что этот кто-то потребовал в оплату услуги?
Миона опустила плечи и склнила голову. Она уже все поняла. Выкрутиться не получится.
- Он просил пригласить Анну Андерис на бал.
Братья переглянулись. Все верно. Анна росла с ними и хоть Миона старалась, чтобы её дети и дети наложниц особо не общались - это получалось с трудом. Валден прикрыл глаза рукой. Ему было не просто стыдно. Он готов был провалиться под землю.   
- Для чего? - спокойно спросил Государь.
- Я не знаю, - попыталась соврать Миона.
- А он утверждает, что ты прекрасно знала, зачем ему твоя бывшая воспитанница, - также спокойно сказал Государь.
Братья посмотрели на него, желая подробностей. Бедные... Зато никто никогда не сможет использовать ваши сыновьи чувства, чтобы навредить будущей Наставнице Наследника. И пусть она пока сама не знает о своем назначении, но... Так уж получилось, что знания, имеющиеся у Государя, не передавались по частям. Да и потом, почему бы и не ей стать той, кто сможет воспитать из Наследника нормального правителя? Если сам Творец избрал её в качестве матери своего воплощения? Но это, конечно, тайна. От всех. Но не от него. Он же Государь, как-никак. Такие новости от него не скрыл бы ни его Наставник, ни глава тайной службы.
- Анна Андерис, первая боевая эмпа наших дней и жена Максира Андериса, нужна была ему в качестве подарка рагану. Алар-рагану. И она провела целых три с половиной декады в качестве личной шаалхи Алар-рагана в Раганрее.
Последние два предложения он поизнес очень медленно, почти по слогам. Валден бросил взгляд на Миону, все также не поднимавшую головы - а потом и сам опустил голову. Так всегда бывает. Сначала закрываешь глаза на мелкие, казалось бы, проблемы, а потом и сам не замечаешь, как мелкие проблемы становятся крупными. Не ладит наложница с женой - ну ничего страшного. Ну не может забеременеть после первого ребенка наложница - ну так такое бывает. Лекари говорят, что все должно быть в порядке - значит просто не судьба и все. Хорошо, что жена есть и сыновей рожает одного за другим. А потом и вторую наложницу возьмем - и с тем же результатом. Ну, значит точно не судьба. Шестеро детей и то хорошо. Ну а что жена договорилась отдать его дочь замуж за сына подруги - так это ж только ради её блага. Отказала? Ну что же, так тому и быть. Пропала дочь? И розыск ничего не дал? Так ведь граница рядом, уртвары то и дело уводят кого-то. Значит, опять судьба такая. Ну а говорят, что бежала с кем-то - так кто же из знающих поверит. Глупость это. Напали уртвары как раз в тот момент, как они уехали из имения в Столицу, оставив наложников, а с ними наложниц и их детей в имении - так кто же мог знать! Не мог же он в самом деле подумать, что за всеми этими случаями стоит его милая и любящая жена, которая так заботиться о нем. Вон, даже подругу уговорила в обход канцелярии прошение подать. Ну разве можно на неё сердиться? Она же делает все ради блага их семьи. А то, что при этом готова пойти буквально на все и ко всей семье никогда не причисляла ни наложниц и наложников, ни их детей - так это ж разве можно увидеть влюбленным взглядом?
Тяжело вздохнув, Государь посмотрел на всех по очереди и сказал:
- Строго говоря, твою жену использовали, Валден. И обвинять её в покушении на жизнь Государя я не буду. Но. Магическое воздействие на наложницу дворянина без её согласия... магическое воздействие на дворянина без его согласия... участие в похищении дворянки... Такое простить нельзя. Учитывая то, что большинство преступлений совершено с применением магии непосредственно самой обвиняемой я, в соответствии с договором между Государством и Айренелом, передаю право выбрать наказание для Мионы Байрс именно Совету.
Валден лишь кивнул. Государь посмотрел на секретаря - и тот сразу же вышел, вернувшись через минуту с двумя магами. Миона поднялась с колен и, не поднимая головы, пошла вслед за ними. Что же... Попасть в Айренел хоть на опыты все же приятнее, чем быть выпитой фреями досуха. Со дня заключения договора между фреями и трайрами смертные казни по-другому и не проводились.



Анна Завадская

Отредактировано: 25.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: