Госпожа

Размер шрифта: - +

Городская усадьба. Введение

Привычно огладив свою и без того безукоризненную бороду, он вновь посмотрел на изысканный тубус для свитков за прозрачным стеклом книжного шкафа. Для этого тубуса, точнее, его содержимого, можно было выделить и отдельный постамент, а не одну лишь полку, но тогда бы он привлекал еще больше внимания, чем сейчас. И пришлось бы каждому пояснять, почему именно этот свиток так важен. А так - подумаешь, особо ценный договор среди более двух десятков таких же ценных бумаг и все.
Да уж... Неужели ему так и придется передать этот свиток своему наследнику, не используя? Или же война, так удачно затеянная уртварами, наконец-то поможет им обрести свой дом? Нет, не то, чтобы они были бездомными скитальцами, у которых нет крыши над головой. У них не только крыша имелась, но и солидные подземелья. Благо, статус крупнейшей банковской сети континента позволял устраивать специальные хранилища под каждым филиалом, но подземелья - это лишь бледная тень того, что называется кланхоллом. Никакой просторный рабочий кабинет, даже облицованный редчайшим мрамором, который только можно было найти на этом континенте, не может сравниться с тронным залом главы клана. Разве может настоящая сокровищница находиться в рыхлой почве, даже и укрепленной специальными заклятиями? Это чулан, а не сокровищница. А эти обязательные надземные постройки, в которых постоянно кто-то должен находится? А необходимость постоянно общаться с этими измененными, которые за глаза всех гномов называют коротышками? Только предельная вежливость помогала гномам их клана держать себя в руках. И только гордость не позволяла вернуться на свою родину.
Ну уж нет... Не после того оскорбления, которое было им нанесено. Это же надо было их упрекнуть в том, что они не сами создали свой кланхолл, а всего лишь нашли и очистили от пещерных хищников кланхолл вымерших Тхаганов. Во-первых, когда его прадед получил от короля гномов право основать свой собственный клан, Тхаганы считались лишь легендой и никто и не знал о том, где они находились. Во-вторых, когда новообразованный клан Хуфур поселился в той горе, от кланхолла Тхаганов не осталось и следа, настолько все залы и переходы были изуродованы хищниками. В-третьих, воины их клана пролили немало своей крови, а некоторые и жизни отдали за то, чтобы избавить гору от пещерных хищников. Для гнома самое страшное оскорбление - оскорбление в том, что он ничего не может создать сам. Вызов на смертный бой гарантирован. И не важно, воин клана ты или собиратель грибов. Воин всегда сможет сделать себе доспех и оружие, а собиратель грибов - посуду и свой рабочий инвентарь. А когда король обвиняет весь клан в том, что они не создали сами свой кланхолл, свой дом, а просто захватили... Понятно, почему их предки обиделись на короля и покинули свой дом, отправившись на другой континент. Стерпеть такое было нельзя, но и вызвать на поединок глупца невозможно. Король потому как. При любом исходе поединка честь клана осталась бы запятнанной.
Мда... А Глугнары, их ближайшие соседи, не постеснялись наложить свою мохнатую лапу на покинутый кланхолл, сделав его своими дальними шахтами. Понятно, что с благословения того самого короля-глупца. Остальные кланы посмотрели на данную ситуацию и быстренько короля сместили через Совет кланов. Дабы неповадно было. Дальние шахты у Глугнаров, конечно, никто не отобрал, но дочерей своих за них перестали выдавать. Сейчас, по донесениям курьеров, Глугнары медленно вымирают. Дети все чаще рождаются слабыми и больными, а пещерные хищники, которых Хуфуры просто не успели добить, постоянно теснят их. Говорят, что эти горе-хитрецы уже не только "дальние шахты" не контролируют, но уже и собственный кланхолл обороняют с трудом. Все же есть в этом мире справедливость.
Снова огладив бороду, он закрыл книгу с отчетом филиалов за прошлый семдик и уже собрался уходить, как дверь кабинета неожиданно открылась и в комнату ворвался его старший внук.
- Я это сделал, дед! Я смог!
А глаза сияют, а руками размахивает, а ногами пританцовывает... Вот и борода уже отросла на две ладони, а поведение - как у столетки. Хотя, если он действительно смог сделать то, о чем подумал Миран Хуфур, глава клана Хуфур и по совместительству - глава банковской сети "Хуфур и сыновья", которую все измененные упорно называли просто "гномьим банком", то... это меняет многое. Но это не повод так себя вести.
- Холир... ты - первенец моего первенца, ты - будущий глава нашего клана. Как ты себя ведешь?! Вон, посмотри на своего троюродного брата, входит со спокойствием, ведет себя с достоинством, а ты? А ведь ему всего полтораста лет недавно было, не то, что тебе. И нечего тут глаза мне закатывать, вежливость - это твой первый рубеж обороны. Это первое, что видит чужак, когда ты разговариваешь с ним. И даже здесь, со мной. И даже дома, со своей ближней семьей. Ты никогда не должен позволять себе лишнего. Правила нужны для того, чтобы...
- ... их соблюдали, да. Я помню, дед, - с теплой улыбкой на квадратном загорелом лице ответил Холир. - Я правда помню, но иногда просто не могу. Ты же сам все понимаешь. Отец рассказывал...
А вот теперь сам Миран перебил своего внука. Эта перепалка была не первой и не последней, как думалось старому гному. Так что аргументы сторон были хорошо изучены. Сам Миран до того, как принял обруч главы клана от своего отца, был таким же, как и Холир. Да и сын его тоже терпением и выдержкой не отличался. Ну семейное это у них, семейное.
- Так, о семейных преданиях поговорим дома за кружкой настойки. Здесь кабинет и мы будем говорить о деле или вообще говорить не будем. Присаживайтесь и рассказывайте.
Холир и Нинус сели на два выточенных из камня кресла и, огладив бороды, переглянулись. Миран кхекнул пару раз и Холир сдался, начав рассказ.
- Мы смогли найти тех, кому принадлежали права на разработку рудников в Северных землях. Те, рядом с которыми стоит Воющая крепость. В момент нападения они как раз были у сангов, заключали очередной договор. Эти люди и кирку-то никогда в своих руках не держали. Только управляли, не вникая в детали. И когда я сказал, что мы заинтересованы в выкупе у них права на разработку - они обрадовались. Да, для начала - поторговались, сделали вид, что не хотят продавать, что думают о том, чтобы вернуться и восстановить шахты. Но стоило мне сказать, что я понимаю их и мне, конечно, жаль, что сделка не состоится, но я не хочу лишать их дела всей их жизни... как они тут же пошли на попятную. Да чтоб мне всю жизнь лишь медяки в кошеле носить, они были рады тому, что мы избавили их от необходимости восстанавливать эти рудники! Я даже не знаю, будут ли эти измененные возвращаться в Государство.
- Где бумаги? - хищно сказал Миран, все еще не веря в произошедшее.
Холир, улыбаясь, вытащил из-за пазухи простой кожаный тубус, запечатанный его личной печатью. Лишь сорвав её и перечитав бумаги, подтверждающие право на разработку рудников во Мглистых горах, Миран с облегчением выдохнул и вновь посмотрел на тот самый тубус в шкафу. О да, особо ценный. Ценнее не бывает. Разрешение деда нынешнего Государя на создание поселения кланом Хуфур в любом месте Государства. И теперь единственное условие, поставленное им и все это время мешавшее созданию нового кланхолла, будет выполнено. Наконец-то...



Анна Завадская

Отредактировано: 25.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: