Грани фальши

Размер шрифта: - +

Глава тринадцать

  Он застал меня сидящей в грядках с клубникой. Уселась я туда не сразу: поначалу это был деревянный чурбан, стоящий возле хлипкого сооружения, предназначенного для хранения дров, неподалеку от летнего душа. Дуться на чурбане я могла сколько угодно, никому это не интересно, и вот тогда я заприметила кусты клубники, приветливо манящие алыми ягодами. Возьму и съем всю, прямо не мытую, – пусть ему от Таньки влетит! Будет лучше за добром смотреть, а не на чужие сиськи пялиться.

– У тебя случится расстройство желудка, – крикнул он мне. Я проигнорировала предупреждение и продолжала уплетать сочную мякоть, тогда он вернулся с миской и протянул мне: – Держи.

Продемонстрировав спину, я удалилась в уже лишенный засова дом. Прошлась по нему, недоумевая что я тут делаю, бросила сумку на диван, прикрытый пледом, и уселась рядом. Минут через десять в дом вошел Иван, пройдя сразу в кухню. С шумом открылся бак с водой, звякнул железный ковш, а вскоре передо мной стоял табурет, на который он водрузил миску с ягодами. Заботливо помытыми.

– Лопай, – как ни в чем не бывало сказал гад и расположился в кресле напротив. – Ну, а теперь давай поговорим. – К ягодам я не притронулась и реагировать на его призыв не спешила. Уставилась на висевший на стене детский рисунок с изображением затейливых зверушек, делая вид, что он меня сейчас занимает больше всего на свете. Рисунок крепился к стене при помощи обычной канцелярской кнопки. Боковым зрением я видела, как он устало потер переносицу, опустил руки на подлокотники и предложил: – Давай не тратить время друг друга, ты мне сейчас быстренько все рассказываешь, коротко и по делу. И постарайся в своей истории обойтись без ненужных фантазий.

Вот тут я порадовалась, что могу просто не отвечать – я же обижена! Подозреваю что ему до моих обид не было никакого дела, но выиграть время и собраться с мыслями мне необходимо. Мое молчание его начинало тяготить. Он вдохнул, закинул одну ногу на другую, оправил брючину и небрежным, но требовательным жестом поторопил меня начинать.

– Не скажешь зачем тебе мои истории?

– Положим я любопытный, – ответил он. – Любопытный и осторожный, поэтому хотелось бы знать во что я вляпался, вмешавшись сегодня в чужие дела.

– Осторожные не лезут в чужие дела, – заметила я. – Они пачками сегодня проходили мимо и только ты выступил в роли «рыцаря».

– А я и есть рыцарь, – нахально заявил он. – Или ты еще этого не заметила? Я уже дважды выручил тебя и, если ты мне расскажешь о своих проблемах, обещаю и дальше выступать в роли спасителя.

– Чувствую себя как на приеме у психотерапевта.

– Это же отлично! – развел он руки. – Вот как на духу и рассказывай.

– А что если я не хочу?

– Ну, милая, не хочу… тебе придется это сделать, – снисходительно начал он, но что-то в его взгляде подсказывало мне, что его терпение на исходе. – Не забывай, что я пекусь и о собственной безопасности тоже.

– Я тебе говорила, что мой парень ревнивый?

– Ни один из этих олухов не походил на твоего парня...

– Разве я утверждала, что это он? – удивилась я. Забралась с ногами на диван, пытаясь придать доверительности и задушевности беседе: – Дружков подослал.

– Чем же ты ему так насолила?

– А я ему изменила, – заявила я. Пусть думает обо мне что угодно, но не правду же ему говорить, в конце концов! – И вообще желаю с ним попрощаться, а он и слышать ничего об этом не хочет. Добро бы любил, так нет же - лишь задетое самолюбие.

– Новый возлюбленный почему не защитит тебя от гнева бывшего? – резонно поинтересовался он.

–Так ведь я ему ничего не рассказываю. Неудобно. А ну как сбежит, кому нужна девица с проблемами?

– И то верно. Соображаешь, – покивал он головой, состряпав серьезное лицо. А у меня снова мелькнула мысль: издевается. – Придется взять над тобой шефство.

– Что? – округлила я глаза. – Какое еще шефство, ты смеешься?

– Буду защищать тебя от нападок бывшего, пока он не отстанет, должно же когда-то ему это надоесть…– Я фыркнула, пытаясь понять, серьезно ли он городит весь этот бред:

– Тебе заняться совсем нечем?

– Я же рыцарь, – наставительно напомнил он. Я попыталась возразить, но он перебил меня, по-царски махнув рукой: – Можешь не благодарить.

– Идиотизм.

Он не обратил внимания на мою фразу, поднялся, прошелся по комнате, измерив ее шагами, поднял вверх руку и заговорил так, словно в нем зрела революция и только сейчас зов ее призыва стал выплескиваться наружу:

– Итак, в войне с бывшими, как говорится, все средства хороши. Это я тебе авторитетно заявляю. Он не брезгует грязными выпадами, мы тоже двинем в атаку. Для начала мне нужны, – принялся загибать он пальцы, – его имя, фамилия, номер мобильника, место обитания…, остальное по мере необходимости.

Мой мозг отказывался верить в реальность происходящего. Он серьезно? Нет, он СЕРЬЕЗНО?!

   Конечно, в том, чтобы сообщить ему имя и фамилию Борьки, прослеживалась определенная выгода для меня. А вдруг? Одной мне точно не справиться, к старику возвращаться ни с руки, да и Пантелеич скорее всего поменял дислокацию: глупо сидеть в доме и ждать, когда ребятишки навестят тебя снова. Я сообщила Ивану имя, фамилию, номера последней машины и мобильника Борьки. Хваленый рыцарь записал в свой смартфон только цифры мобильника, остальное повторил вслух, хлопнул себя в ладоши и заявил:

– Война, войной, а обед по расписанию. Беги, сваргань чего-нибудь, а я пока обдумаю план действий.



Ольга Алёшкина

Отредактировано: 03.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться