Игры Воды

Размер шрифта: - +

Проблеск правды

– Вот так вот мы тут и нарисовались, – закончил некромант свой рассказ у костерка. – У неё всё царство похерилось, а мне захотелось побыстрее к вам попасть.

– Соскучился? – мягко улыбнулась Сиатра.

– Есть мальца, крошка. А ты даже не чмокнула освободителя и победителя. Я же ради вас жопу рвал... – начал было Анатолий, но закончить ему не дали.

– Да ладно... Рвал он. Мы бы и сами справились, – хмыкнул Гесдарь.

– Базара нет, вы вообще крутые как яйца у танка, а я лишь внимание на себя чутарик отвлек, – улыбнулся некромант.

Ночное небо мириадом серебристых зрачков наблюдало за пятеркой существ у костра. Анатолию жутко захотелось печеной картошки. Вот так вот взять и зарыть в угли упругие плоды, чтобы спустя некоторое время перекидывать с ладони на ладонь и дуть на обжигающую кожуру. А после добраться до желтоватой мякоти и вдохнуть запах дымка. Почувствовать, как на языке распадается горячее блаженство.

– Картошечки бы сейчас, – мечтательно произнес Игорь.

Анатолий удивленно вскинул брови – неужто убийца настолько прокачался, что научился читать мысли?

– Чо, тоже о картохе думаешь? – ответил на его взгляд Фара.

– Ага, тоже прихотнулось.

– Что там с эльфийкой? – пробурчал Гесдарь.

– Нормально, сейчас спит, – ответила Сиатра. – Весь вечер её лечила. Магия едва успевала восстанавливаться. Ты где её подобрал, Антоша?

– О как, Антоша, – протянул Игорь. – Раньше вроде она так тебя не называла. По ходу Сиатра генератор ревности врубила.

– Я? Ревную? – фыркнула девушка. – Вот ещё! Она мне не соперница.

– Ну да, ну да, – сказал Игорь.

Он покосился на лежанку из папоротников, где покоилось тело их новой знакомой. Грудь девушки вздымалась спокойно, как у спящей крепким сном. Фигура ладная, на лицо симпатичная – Сиатре есть к чему ревновать.

– Да успокойся ты, – обнял за плечи дриаду некромант. – Всё нормально. У нас чисто профессиональные отношения – Кусторим с шестерками завалили её поданных, а мы должны завалить Кусторима. Вот лучше скажи, какого хрена ты там с оборотнем обжималась, пока меня рядом не было?

– Я не обжималась, он душил меня, – виноватым тоном сказала Сиатра. – Мы сначала приняли его за тебя, а потом он вывел нас на Кусторима с подручными. Кстати, он ещё хвастался, что это именно он поднял тех зомби из первого села. Типа, тренировался походить на тебя.

Анатолий вспомнил, как староста кричал: «Проклятый некромант! Ты ещё и издеваешься? Это же твоих рук дело!» И ведь ничем сейчас перед тем убитым не оправдаешься. Нет его и вряд ли когда будет.

– Подстава, – констатировал некромант. – Теперь будем ходить и следить друг за другом – как бы не пырнуть кого случайно.

– Это да, – кивнул Гесдарь. – Почему-то мы не видим их клан, пока они не нападут. «Смерть Гесдарю» мерцала вообще в другом месте, поэтому им и удалось застать нас врасплох.

Он не стал говорить, что испытал, когда увидел здоровенного тролля. Не стал говорить, как дрогнуло сердце, когда заметил амазонку. Вряд ли это было интересно пришельцам из прошлого. А эмоции настоящий мужчина всегда должен скрывать.

И ведь внутри того тролля был его брат. Тот самый, с кем вместе проходили обучение выживанию на Меркурии. Тот самый, кто прикрывал его спину во время очередной бойни, когда преподаватели отбирали хроносалютемы и заставляли пятьдесят мальчишек биться до первой смерти. Тот самый, который тоже влюбился в симпатичную дикарку. Тот самый, который ненавидит его больше всего на свете.

– Где мы? – послышался слабый голос со стороны эльфийского ложа.

– В пиз… – собрался ответить Анатолий, но Сиатра успела зажать ему рот.

– Открой карту и посмотри. Что за глупые вопросы, эльфийка?

– Да ладно тебе, Сиатра. Девчонка всё-таки нам помогла сегодня. Вряд ли бы мы одолели Кусторима без её помощи, даже несмотря на внезапность появления Бойца, – пробурчал Гесдарь. – Мы недалеко от Турхамана, завтра сможем дойти до него.

– То есть как от Турхамана? Мы же были возле Дортау, – сказала Лиэнель.

– Пришлось тащить тебя на себе. Не могли мы оставаться на том месте – Кусторим со своими бродягами могли снова напасть на нас. Ну да ладно, я не в претензии – ты легче моего топора, – улыбнулся Гесдарь.

Улыбка орка – зрелище не для слабонервных. Лиэнель пискнула и постаралась зарыться в папоротник. Гесдарь понял, что вряд ли его радушие порадовало девушку. Он что-то пробурчал себе под нос и отвернулся к костру, предпочитая там увидеть что-либо интересное.

Увы, в пламени отражалось только лицо амазонки. Лицо Милонии. И от этого зрелища становилось только хуже.



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться