In Game We Trust. Part I. Blood and Gold

Размер шрифта: - +

Глава седьмая: «Бунт под проливным дождём»

Марти покрутил трубку в руках. Осточертела она ему. Лучше и не скажешь. Осточертела. Надоел вкус табака, его поганый запах. Надоела горечь, что оставалась во рту после каждой сделанной затяжки. Но что оставалось? Избавиться от привычки он уже не мог. Слишком поздно. Что здесь, что в той жизни, по другую сторону шлема виртуальной реальности.

– Докладываю! Кракен пробудился! – сообщил подоспевший Джон.

– Шикарно, – Марти улыбнулся. – Теперь слушай сюда. Возьми пленников, отправь их на корабль. На «Волну». Этим кораблём командовал капитан Эйс, что заперт в нашем трюме. И его отправь на «Волну». Скажи, что он и его команда должны выполнить волю Беллы. И, что, если они выживут, то обретут свободу, а вместе с ней и покровительство мисс Лисбонд.

– И куда послать «Волну», Марти?

– Куда-куда… – Марти не удержался и пыхнул трубкой: – К тому месту, куда сейчас мчится Кракен. К посудине Малькома Тича. К «Эбигейл». Прикажи пленных не брать. Пусть перебьют всех тех, кто переживёт нападение монстра. Малькому пора ответить за то, что он сделал. Сукин сын слишком долго коптит небо.

Струя дыма вырвалась изо рта Марти.

Джон кивнул.

 

* * *

 

В темноте играла музыкальная шкатулка. Я насторожился.

И расслабился.

Сразу же.

Не знаю – почему.

Завораживающая мелодия подхватила меня и унесла в моё далёкое-далёкое детство. В те дни, когда мама подвешивала музыкальную игрушку над моей колыбелькой и заводила её. В те дни, когда мама сокрушалась о том, что я был капризным ребёнком, который постоянно кричал, словно сумасшедший. В те дни, когда ей, чтобы меня успокоить, стоило только завести шкатулку. В те дни, когда я затыкался, вслушиваясь в тихую чарующую композицию.

В трюме, вдоль стен, тянулись ряды всевозможных бочек. Не похоже, что корабль разгружали при заходе в порт. Не похоже, чтобы корабль грабили. И, всё же, команды на нём не было. Непонятно всё это. Запутанно. Даже если допустить, что этот корабль и есть тот самый «призрак», о котором говорил Джек. Где злой капитан? Где?..

Я похолодел.

Если увидеть «призрак» – значит, помереть, то что будет, если этот «призрак» на хрен ограбить? А этим мы и занимаемся последние полчаса. Блин-блин-блин, лучше бы я об этом не думал. Чёрт за ногу дёрнул.

Кое-как отогнав от себя тревожные мысли, я продолжил изучать трюм. На плетёном стуле, в углу, сидел скелет, закутанный в истлевшие лохмотья. Огарок освещал его. Присмотрелся. В своих костлявых пальцах скелет держал металлический шарик. Я разжал хрупкие пальцы. Они захрустели, отломались, опали на пол. Ну и мерзость! Поморщившись, я отфутболил кости носком ботинка. Завладел кругляшом. Осмотрел. Чуть не выронил. На гладкой серебристой поверхности проступили золотые буквы, сложившиеся в путанное предложение:

 

«Спасение в вечной жизни – и есть моё проклятие».

 

Опять, сука, двадцать пять. Что означают эти слова? Загадок мне ещё не хватало! А тут и ситуация с Рэксом. На «подумать» времени не оставалось.

– Эй, урод! Что у тебя в ковшах? Быстро, сука, показал!

– Это моя добыча, – флегматично отозвался я.

– Ах, твоя? – набычился громила. – Я первым спустился в трюм. Так что добыча моя.

– Проблемы?

– А что, захотел?! – прогавкал Рэкс.

– Да, захотел. А ещё захотел сказать тебе, что не твоё собачье дело, мудак, что в моих ковшах, – я подбросил артефакт, дразня узколобого Рэкса. – Именно что собачье. Ручная собачонка Малькома. Стероидная ошибка природы.

– Я убью тебя.

– Убьёшь. Тогда окажи последнюю волю. Ну, про слова перед смертью. Ответь на вопрос. Если бы Мальком не застрелил пацана, ты бы скинул его с доски? Ты бы опустился до такого, Рэкс? Это то, кем ты хотел стать?

– То, кем я стал, тебя не касается, недоумок. И да, я бы сделал это. Я бы пристрелил его, как и велел Тич. Ведь я получил приказ, а приказы не обсуждаются. Вот, в чём между нами разница, Артур. Я умею подчиняться, а ты – нет.

– У меня своя голова на плечах есть. Ты сказал, что убьёшь меня. Но что, если это не так? Что, если я убью тебя? Запоминай. Сегодня ты умрёшь, – вооружился мечом. – Сегодня умрёт Мальком. Сегодня умрут все, кто поступал не по справедливости.

– Справедливости? Да нет никакой справедливости, тупица! Была бы, мы бы все уже давно подохли за содеянное.

– Скоро я это исправлю, Рэкс.

– Лицемерная сука, – Рэкс сжал кулак. – С чего это тебе не нравится, когда убиваем мы, коль ты сам не прочь ручки запачкать? Богом себя возомнил?

– Хочу рассказать тебе небольшую историю. Из моей реальной жизни. Я знал одного военного. Сам в армии не служил, у меня были связи, чтобы отмазаться и не терять полтора года своей бесценной жизни. И я доволен, что я отмазался, хоть и сомневался поначалу. Такой мрази, как мой знакомый вояка, я не встречал ни разу. Не дай Бог, и я бы стал таким же, – Рэкс напирал, а я морально готовился к драке: – Он себя успокаивал в точности так же, как и ты. Всего-то приказ. Ничего более. Всего-то приказ. Гнида. Ты помнишь войну? Семь лет назад. Недолгую. Ту самую, когда политиканы делили между собой доллары, а простой народ дох, как свиньи на скотобойне? Так я к чему? Он воевал. Тогда. И ему сказали, иди, Серёг, перестреляй всех недовольных, перестреляй всех, кому не понравилось, что мы вторглись на их территорию, что захватили их родные дома, что поставили их близких под автоматы. Перестреляй их всех. И что он сделал? Перестрелял. Так просто! Приказ же. Он как бы и не виноват в случившемся. Всё командование. А он не получал никакого удовольствия, убивая слабых и беззащитных, убивая стариков, детей и женщин, – бугай замер, не дойдя до меня каких-то метров двадцать. – Приказ. И, когда он рассказал мне всё это. Так, между делом. За кружечкой пива. С улыбкой на устах. Тогда-то я и захотел вскрыть ему горло. Возненавидел таких, как он. И мне абсолютно насрать, что сейчас мы находимся в игре. Как насрать и на то, что ты можешь быть хорошим человеком. Там, по другую сторону экрана. Здесь и сейчас ты – детоубийца! Любой поступок имеет свою цену. И ты за всё заплатишь!



Артём Помозов

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: