In Game We Trust. Part I. Blood and Gold

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая: «Пусть они все сдохнут»

Время шло медленно. Время растягивалось, словно резиновым оно было. Минуты томительного ожидания шли бесконечно. Все стояли хмурыми, насупленными, молчаливыми. Переглядывались, но не переговаривались и не перешёптывались.

Когда я принял лекарство, выпавшее из инвентаря Кэрри, мне заметно полегчало, но, продолжая упирать свои коленки в палубные доски, я слабел. Раны ещё не затянулись, их бы обработать и зашить – но пока надо закатать губу.

Марти, длинный, сутулый, с обветренным лицом и острым, поросшим редкой щетиной подбородком, мужик в выцветшей рубахе и потешной шляпе, вывел из трюма троих человек и, без ненужных церемоний и сюсюканий, поставил их на колени рядом со мной. Грубо обругав их, Марти надавал каждому по несколько болезненных тычков, но меня миловал.

Изабелла, пританцовывая, чуть ли не вприпрыжку, приближалась к нам. Она подкидывала пистолет, ловила его в воздухе, крутила на пальце и, довольная, озаряла всех вокруг белозубой улыбкой. Я заметил, что левую ладонь Изабеллы пересекает внушительный рубец. Ловя пистолет, девушка не кривилась от боли, а это значило, что рана была получена давно.

– П-с-с, – шепнул мне один из тех бедолаг, что разделяли со мной участь. – Мужик, ты отвлеки её, а я разрежу путы, у меня в ботинке припрятана острая щепка, мне бы только дотянуться. Освобожусь – ей по горлу, сумятица начнётся, вы и выберетесь. Помогу вам сбежать, всем.

– Куда сбежать? – спокойно, без наезда, спросил Марти. – Фрэнки Даймондс, ты командовал кораблём. А таким тупым оказался. Ты в открытом море. Вокруг тебя – мои люди. Хочешь утащить с собой на тот свет этих доверчивых дурней? Артура, Майки и Эдварда? Я даже препятствовать не буду. Но тебе их не жалко совсем?

– Какая разница, кого мне жалко, а кого – нет? – огрызнулся Фрэнки. – Изабелла должна умереть! И не важно, сколько сторонних людей придётся принести на алтарь. Мир, свободный от неё, стоит дорого.

– Лучше замолкни, – устало протянул Марти.

Воцарилось молчание, длившееся, по моим ощущениям, минут десять. Молчание давило на мозги и проверяло нервы на прочность.

Марти грыз ногти от ожидания представления. Он-то был в курсе дела, что нас ждёт. Но миссис Лисбонд не спешила утолять жажду зрелищ своего советника. Изабелла прошлась мимо всех и каждого, прошлась мимо нас четверых и каждому, своими карими глазками, заглянула в грязную душонку.

И в мою посмотрела, но как-то безразлично уже.

– Я не просила такой жизни, – Изабелла картинно развела руки в стороны. – Такой жизни. Жизни, полной насилия, лжи, ненависти, интриг и убийств. Я этого не хотела. Но судьбе плевать на наши мечтания, на наши стремления и на наши желания. Мы – люди, её пленники, пленники в чёртовой клетке со сжимающимися стенами, из которой мы не можем вырваться, как бы мы ни старались. Для всех, кто долго служит мне, не секрет, что я пыталась завязать со всей этой чертовщиной, но всё равно оставалась тут, в вашем окружении, на капитанском мостике. Помните историю про меня и человека по имени Мальком Тич? Друзья, кто-нибудь помнит? Нечто подобное творится со мной постоянно, – опустила, выдохнула. – Я бьюсь-бьюсь-бьюсь, а всё без толку, всё возвращается на круги своя. Проклятый цикл. Как рыба об лёд. Бум-бум-бум, твою мать. И ничего не меняется. Вся моя жизнь – это кровь, это гибель, и мне это не нравится, я же девушка, чёрт возьми, я хочу прекрасного принца на белом коне, я хочу любви, я хочу нянчиться с детками, но я понимаю, что этого не будет! Я устала. С этим требуется разобраться, раз и навсегда, радикально. Только – как? А всё просто. Умереть. Я умру – и всем несчастиям придёт конец. Жизни, полные насилия, насилием и заканчиваются – так сказали в каком-то фильме или комиксе, всего и не упомнить. Мне не уготовано умереть от старости в своей постели с накаченным красавчиком под боком, мне уготовано погибнуть в бою, насильственной смертью. Я не имею морального права просить своих людей убить меня, ведь они приносили клятвы, они связанны со мной ими, а они верны словам, сказанным здесь, на борту главной «Бесстрашной». В таком случае, я попрошу чужаков сделать это, я попрошу чужаков покончить с дьяволом, – она была убедительна, её глаза увлажнились, по щекам побежали слёзки, а голос надломился, задрожал. – Мальком называл себя «Дланью Дьявола». Знаете – почему? А, чёрт с вами. Чужаки не связаны со мной клятвой, они всем сердцем ненавидят меня за ту боль, которую я причинила им. Артур Уильямс! Взгляните на него! Я заставила его смотреть на то, как я… – сорвалась, навзрыд заревела, актриса, блин. – Как я жестоко расправляюсь с его другом Джеком Дженкинсом – юным пареньком, у которого впереди было столько всего… Простите. Я взорвала корабль, на котором Артур пересекал море, я превратила в прах всех его товарищей. А Майки Мартин? Мы разграбили его кладовые, порубили на куски его дочь и сожгли его дом. Его дочь, Аннели, предала Шейси, мы были обязаны показать другим, чего стоит предательство. А её отец, её скорбящий отец, стоит передо мной на коленях и плачет. Разве я не чудовище после этого? – попыталась взять себя в руки. – Я… – знаете, а ведь она бесподобна, даже плакала она как-то по-особенному, красиво как-то. – Я самый настоящий монстр! Фрэнки Даймондс! Его людей мы отправили биться с «Эбигейл». Всех и каждого с «Ветра». Мы знали, что их там ждёт. Фрэнки смотрел на расправу над своими бойцами и бился в истерике. И всё из-за меня. Нет мне прощения. Господи. Господи, скажи мне, как я могла? Как я?.. И Эдвард Блэйк. Он не нуждается в представлении. Вот он-то заслужил каждую секунду боли, душевной и физической. Но кто я такая, чтобы жонглировать человеческими судьбами? Никто.



Артём Помозов

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: