История в несколько жизней: Часть вторая. Близнецы

Размер шрифта: - +

12.

* * *

Ноэн отметил, что вокруг  стало светлее. Из пустоты  постепенно обозначились стены и высокое распахнутое окно, а затем – массивный дубовый стол,   за которым, вчитываясь в одну из многочисленных бумаг, сидел возмужавший мальчишка.

Позади него, опираясь о высокую спинку стула, замер дастур Гоц. Жрец  постарел: его костистое тело совсем высохло,  лицо  избороздили глубокие морщины, а вжимавшиеся в дерево искривленные пальцы  стали походить на крючковатые птичьи когти – однако  тяжелый пронзительный взгляд был прежним.

– Вы проявляете завидное рвение в делах, ваша светлость, – проскрежетал дастур, растягивая губы в улыбке.

 

– Ваша светлость,  – тихо повторил за ним Ноэн. – Герцог, значит.

– Ну, и?.. – прищурился дух.

– Что? – пожал плечами Ноэн. – Теперь я знаю, что раньше  был герцогом.

Человек из колодца неодобрительно цокнул языком.

– И только-то?  Где же твоя радость от того, что ты наконец вспомнил? Ну, или хотя бы гордость за свое благородное происхождение?  Неужели ты не начал чувствовать себя значительнее?

– А должен? – спросил Ноэн с изрядной долей сомнения. – Значительнее от чего? От того, что за лошадью теперь выгребает не рыцарь, а бывший герцог?

– Да я не про то! – с досадой махнул рукой дух. – Вот как с тобой вообще разговаривать?

– А ты не говори, – невозмутимо предложил Ноэн. – Дай, я лучше послушаю, о чем это толкует старый хрыч.

 

Дастур отпустил спинку стула и тяжело проковылял к столу.

– Как видите, правосудие осуществляется должным образом.  Расследование завершено.  Связь обвиняемых с нечистой силой полностью доказана. Они во всем сознались. Судье осталось только вынести приговор. Впрочем, если вам угодно сделать это своей рукой…

Герцог нахмурился, однако промолчал, еще раз прошелся глазами по строчкам документа  и окунул перо в чернильницу. Ноэн заглянул ему через плечо.

«Настоящим постановлением относительно обвинения в колдовстве, подробности которого перечислены выше, против подсудимых – жителей указанного города…»

Мгновение помедлив, Матиас размашисто вписал имена.

«Властью данной мне как герцогу…»

 

Дух хмыкнул.

– Вот она, важность и значительность!

– Тут уже  никто ничего бы не изменил, – вздохнул Ноэн. – Считай, эти люди  были мертвы с того самого момента, как во всем сознались. Я помню, да…  Я порой просматривал эти дела – очень уж  их было много. И я знал, что не было никакого колдовства – сплошь оговоры, доносы и признания, выбитые под пытками.

 

 Сидящий за столом герцог покосился на жреца, улыбка которого стала еще шире, и вывел:

 «… я признаю подсудимых виновными и приговариваю их к смерти через сожжение на костре, как то предписывает Королевский Закон».

 

Человек из колодца скрестил руки на груди.

– Говоришь,  не нравилось подписывать приговоры?

 Наваждение изменилось: дастур исчез, а за столом сидел писарь. Окончив еще одну строчку и обмакнув перо в чернильницу, он поднял взгляд на стоявшего у окна герцога. Матиас  продолжил:

– ... за свои преступления приговаривается к смерти через повешение.

 

Обрывок фразы не прояснял ровным счетом ничего, но прежде чем рыцарь успел что-либо спросить у духа, комната и стол пропали.

Пространство вокруг вновь налилось беспросветной чернотой. Из нее медленно проступила заполненная людьми  площадь, эшафот и бьющийся в петле висельник.

Ноэн отвел глаза, явственно ощутив, как заныла Его собственная шея.

– Это  тот самый человек, которого я приговорил, или…

– Ты смотри, что будет дальше! – бесцеремонно перебил дух.

Ноэн неохотно поглядел на эшафот – точнее, туда, где он был.

 

Теперь впереди простирались желтовато-зеленые просторы полей, которые прорезала широкая песчаная дорога.  Вдалеке возвышалось   раскидистое дерево. С его ветвей на веревках свисали человеческие тела.



Евгения Егорова

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться