Итрим 2.02 "Свободные Земли"

Font size: - +

Междуглавие 1.

Закатное солнце исчезало за кажущимся недосягаемым морским горизонтом, будто бы спешило скрыться прежде срока, лишая мир защиты от своего света, чем сразу же пользовалась быстро густеющая темнота сумрака надвигающейся ночи. Тяжёлые облака медленно плыли всей своей безудержной массой, не опасаясь вершин высокогорья, способных лишь на время разорвать небесных исполинов на части, не в силах остановить те хоть на толику времени. Клубящиеся гиганты будто бы принялись наливаться свинцом, от чего они начали опускаться ближе к земле, прежняя пасмурная серость сменилась чернотой, предвещая грозу. Но не было ни раскатов грома, ни вспышек молний, лишь сгущающаяся чернота, поглощающая остатки света.

Вдруг тишина ночи разорвалась оглушительным треском, разнёсшимся ударной волной среди облаков, устремившихся в стороны от эпицентра. Несокрушимая скалистая твердь содрогнулась, белоснежные шапки сорвались снежными лавинами, высвобождая вершины гор от заточения с самого начала времён. Неестественно чёрное небо, лишённое звёзд, будто бы порвалось подобно ткани, не выдержавшей тяжести погружённого в неё груза. Рваная рана на небе подобно язве принялась разрастаться, источая клубящийся мрак, устремившийся к земле. Прежде отброшенные облака устремились к разрыву, вбирая в себя мрак, пропитываясь и ядом устремляясь к породившему их миру. Мириады молний мрака приумножили черноту, поражая раз за разом окрестности, раскаты резонирующего грома встречали то, что пыталось ворваться сквозь пульсирующую язву.

Раз за разом рвущаяся рана разрасталась, зияя мраком, пока из него не вывалилось червоподобная тварь, расправляясь и устремляясь вниз, вытягивая своё бесконечное тело. За первой последовала вторая, следом третья, оплетаясь друг вокруг друга и нагоняя товарку. По их телам будто бы роящиеся насекомые устремились десятки малоразличимых с земли существ, сотни, тысячи, десятки тысяч. Черви врезались в плоть этого мира, вгрызаясь, словно в яблоки, и орды изуродованных существ, срываясь с тех, низринулись вниз, окрестности в мгновения наполнялись изуродованными существами, не похожими ни на одного обитателя этого мира. Даже самая страшная нежить позавидовала бы облику порождений извращённого безумством создателя. Гигантские черви уже во всю въедались в плоть мира, собираясь пожрать тот, их тела вспучивались, раз за разом пропуская сквозь себя пожираемое.

Достигнув поверхности, с виду аморфно-подобные существа, разбредались во все стороны, нелепо шагая на трёх ногах и размахивающие четырьмя руками. Они не имели ни лица или чего-то подобного, вместо головы лишь пульсирующая опухоль с единственным чёрным буркалом. Живущие своей собственной жизнью руки оканчивались скрюченными культями с серповидными огрызками, хаотично извиваясь и беспорядочно размахивая во все стороны. Твари бродили зигзагами, останавливались, начинали зарываться в землю или же бесцельно нарезали круги, натыкаясь на подобных себе. Постепенно расползающаяся клубящаяся дымка мрака отравляла землю, напитывая ту ядом, от которого не будет смерти, но нечто страшное, иное и чуждое этому миру. Бесчисленные магические вспышки осветили предгорье, прогоняя воцарившийся мрак и осветив отблесками тварей, те сразу же устремились на свет подобно обитателям ночи.

 

Людская масса выплыла по горной дороге, ведущей от столицы, менее внушающим числом, тут же бросившись на ближайших тварей, успевших доковылять до границ. Крики и вопли смешались со звоном металла и раскатистым гулом магических взрывов. Вспышки пламени и молний озарили линию фронта и творящийся хаос, в котором не было ни порядка, ни координации. Более и менее крупные группы выделялись в общей толпе, действуя вместе и продвигаясь всё глубже, стремясь к центру Вторжения, туда, где черви вгрызлись в твердь.

Ледяные стрелы пронизывали наравне с зачарованными болтами и стрелами, вмиг вырастающие колья останавливали лишь на мгновения, как и копья, но твари будто бы не замечали погибших и пёрли вперёд, проваливаясь в распахивающиеся и смыкающиеся пасти магических разломов, сминаясь и перемалываясь, горя и промерзая. Недолгое сопротивление, и два моря сошлись, волнами ударяя друг в друга, и прежде неуклюжие твари будто бы пробуждались, превращаясь в вихри, наносящие десятки ударов в мгновение, и отправляя очередного незадачливого игрока на возрождение, освещаемое яркой вспышкой алого света.

Первый десяток улетел, второй, пятый, сотня, вторая, третья, освобождая места в первых рядах и давая возможность пасть следующим. Контратака захлебывалась в собственной крови, постепенно теряя прежде занятые позиции, даже самые организованные группы неминуемо несли потери. Переоценившие свои силы и углубившиеся слишком далеко от остальных вскоре были отправлены на перерождение и, как и прочие, возвращались, чтобы вновь погибнуть, как только представится возможность. И за ними тут же собиралась толпа из погибших после, готовых, как и они, броситься на тварей ради опыта, перекрывающего потери за неминуемую гибель. На горной дороге тесно, не все могут сразу же влиться в пучину события, но ждать нового перерождения нужно лишь считанные минуты.

 



Дмитрий Колотилин

#2087 at Fantasy
#779 at LitRPG
#6329 at Fantasy
#1914 at Adventure fantasy

Text includes: игра, виртуальный мир, литпрг

Edited: 28.05.2018

Add to Library


Complain