Изумрудные сны

Размер шрифта: - +

Глава 5 (2)

* * *

– Я тебя до дома докину, – сказал Глеб, садясь за руль, – но подниматься не буду. Голова все равно уже не варит, после всего этого. Завтра поговорим. После работы, клянусь, к вам.

– Да не оправдывайся, – отмахнулся Назар, – понимаю все. Сам сейчас только в душ и в койку. Какие разговоры?

Машина остановилась у подъезда панельного дома, хлопнула дверца, Глеб помахал другу и поехал домой. По дороге ему еще нужно было подобрать Наталью. Надо бы ключи ей сделать.

Глеб притормозил у тротуара возле заждавшейся девушки. Снова хлопнула дверца, салон заполнил сладкий запах и щеки Глеба коснулись влажные губы.

– Привет, родной, – прощебетала Наталья. – Рассказывай. Что у вас там случилось, что мне так долго ждать пришлось?

– Да мы Илену нашли, и Римму тоже, – видимо, усталость брала свое, голос звучал глухо, подавленно.

– Ах, Глеб, мне так жаль… – начала Наталья, но Глеб прервал ее.

– Ты не поняла, они живы. В больнице сейчас. А до этого их допрашивали. Следак все пытался их раскрутить на то, чтобы они меня обвинили.

– А они? – настороженно спросила девушка.

Он усмехнулся, вспомнив досаду полицейского.

– А они ни в какую.

– Значит, с тебя все обвинения снимут?

– Пока вряд ли, – ответил Глеб и завел машину. – Поехали, по дороге все расскажу.

 

***

Снова Глеб проснулся под доносящиеся с кухни звуки: стучат друг о друга тарелки и ложки, свистит закипающий чайник. От подушки пахнет сладостью, и по его лицу растеклась довольная улыбка. Встав с постели, Глеб, не одеваясь, прокрался на кухню. У плиты стояла Наталья и что-то готовила. Не удержавшись, он подскочил к ней, поднял на руки и прошептал:

– С добрым утром, фея!

– С добрым, – жмурясь от удовольствия, ответила она. – Только поставь меня, пожалуйста. А то завтрак сгорит.

Глеб со смехом опустил девушку на пол, а сам отправился в ванну. День предстоит тяжелый. Это дома у него все хорошо, а вот со всем остальным куда хуже.

– Завтрак готов! – раздался с кухни звонкий голос Натальи, а вслед за ним звякнули тарелки, которые девушка поставила на стол. Стерев полотенцем остатки воды с лица, Глеб вернулся на кухню. На столе стояли две тарелки с овощным омлетом.

– Ешь давай, да я уже убегаю.

– Тебя подвезти? Мне по пути.

– Да? Тебе ж в другую сторону Или ты не на работу сейчас?

– Да мне вообще-то по любому сегодня в больницу. Илью проведать надо, Антона. Может, к девушкам пустят.

– Ну, ты еще к Катерине этой вашей загляни. Всех пациентов навестить собрался?

– Не смешно, между прочим.

– Ладно, извини. Просто планы у тебя на день шикарные.

– Так тебя подвезти?

 

***

Рана Ильи оказалась не такой уж и опасной. Правда, он потерял много крови, и вставать ему было тяжело. Но в палату к нему пустили.

– Ну что, не получилось у меня помочь тебе вчера. Давай сейчас рассказывай, – велел Илья, когда они с Глебом поприветствовали друг друга.

– Да чем ты теперь помочь-то хочешь? Лечись уже, придется самому. Лучше расскажи про этого парня. Кто он? Откуда?

– А тебе зачем? Тебе своих проблем мало, еще мои сверху загружать? Вот с твоим обвинением разберемся, и про него можно будет поговорить.

– А может, он мне и поможет с моим обвинением разобраться, – пробормотал Глеб и вынул из кармана вчетверо сложенный листок, найденный им в бумагах Катерины Зорькиной. Тот самый, на котором изображен странный символ. Он протянул листок Илье: – Что это за знак?

Илья вгляделся в изображение.

– А с чего я должен знать?

– А с того, что такая же татуировка была на руке твоего стрелка. И на стене в доме, где сначала пропали, а потом нашлись девушки, в похищении которых меня обвиняют, нарисован такой же символ.

– Вот это да! – воскликнул Илья и попытался сесть. – Не зря я подозревал, что и Катерина ваша с этим связана, а, оказывается и еще две есть. Как интересно. Да ради этого стоило получить пулю в плечо.

– Да с чем, с этим? Расскажи толком.

Сесть у Ильи толком не получилось, пришлось снова упасть на подушку.

– Чертова слабость. Ладно, слушай. Постараюсь покороче рассказать. В общем, пару лет назад ко мне обратилась женщина. У нее сын пропал, полиция ничего сделать не могла. Не нашли ни его самого, ни тела. Вообще, сам знаешь, профиль не мой, но так уж она просила: я разместил у себя фотку парня, историю его рассказал. Хотя там рассказывать нечего: жил себе, жил. Тихий был мальчик, ни друзей, ни компании. Все больше дома, с книгами. А тут друг какой-то появился. В гости, правда, не ходил, чаще таскал куда-то парня. Мать сначала даже радовалась: сын хоть с кем-то общаться начал. А однажды он просто не вернулся домой. Сделали мы и фоторобот этого друга. Назвался он, кстати, Артуром.



Диана Билык, Евгения Литвиненко

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться