Изумрудные сны

Размер шрифта: - +

Глава 5 (6)

Пока Глеб выбирал продукты домой, ему снова позвонила Наталья. Говорить с ней все еще не хотелось, но трубку взять все-таки пришлось.

– Привет, Ната! – наигранно бодро начал он, не давая ей сказать и слова. – Я уже в магазине, затариваюсь продуктами. Тебе что-нибудь купить?

Девушка явно растерялась, судорожно вздохнула, глотая заготовленные слова и ответила:

– Апельсинов и йогурта.

– Отлично, я скоро буду. Целую! – и Глеб так же быстро дал отбой, не давая собеседнице опомниться.

 

– Глеб, ну что за выходки?! – с порога взяла его в оборот Наталья.

Вместо ответа он попытался чмокнуть девушку в щёку, но та ловко увернулась.

– Почему ты трубку не брал? И потом мне даже слова сказать не дал!

– За рулем я был, родная, когда ты первый раз звонила. А гарнитуры, сама же знаешь, у меня нет. Без надобности она мне была раньше. Теперь куплю, конечно, чтобы тебе ждать не приходилось.

– А куда ездил?

Глеб снова заметил тот же подозрительный взгляд, что преследовал его последнюю неделю. И даже кончик носа у его подруги едва заметно двигался: она принюхивалась, пытаясь учуять запах алкоголя.

– В дом ездил, проверял, как там работы продвигаются. Скоро уже все закончат. И я не пил, можешь не принюхиваться.

Взгляд Натальи изменился, теперь она, кажется, чувствовала себя виноватой.

– Просто я беспокоюсь, – попыталась оправдаться она, и даже подалась всем телом к Глебу. Но, что-то внезапно вспомнив, вновь отшатнулась, уперла руки в бока и почти выкрикнула: – А дом ты, значит, с этой вашей пропажей изучал? – на удивленный взгляд Глеба девушка ответила: – Я Назару звонила, думала, вы вместе. А он сказал, что ты с ней.

– Может, хватит уже? – странно, но виноватым себя Глеб не чувствовал. Даже наоборот: он так старательно отстранялся от Илены, зная о том, что дома его ждет Наталья, а нарвался в итоге на вульгарную сцену ревности. И не помнил он, как обнимал Илену на берегу, согревая и оберегая от внешнего мира. Не помнил, как сжималось его сердце при взгляде на нее. Как пытался поцеловать девушку.

Отстранив Наталью от входа, Глеб наконец прошел в комнату и уселся на диван. Наталья, недовольно глядя под ноги, проследовала за ним, но замерла на пороге.

– Да, в доме я был с Иленой, а еще с Риммой и с Антоном. Мы все надеемся, что девушки вспомнят хоть что-нибудь. А еще Антон жалуется, что Римма сильно изменилась после возвращения, словно ее подменили. Я хочу во всем этом разобраться, и только.

– Складно звучит. Аж верить хочется.

Такой необходимый домашний уют рушился на глазах. И в тот момент казалось, что рушился он безвозвратно. Конечно, можно было все бросить, жить спокойно под крылом своей танцовщицы и не вспоминать ни о чем. Но очень уж много всего случилось за последнее время. Да и слишком многие оказались втянуты.

Ему все равно теперь придется довести до конца Катерину, продолжая посредничать между Ильей и Алексеем. Ему все равно не дадут покоя умоляющие глаза Антона, которого уводила по тропинке радостно щебечущая, изменившаяся Римма. Да и грустные глаза Илены, осматривающей место своего исчезновения, еще долго ему будут всюду мерещиться.

– Чего ты от меня хочешь?! – почти зло вскрикнул Глеб. – Чтобы я молча сидел у твоих ног, как собачонка? Так не дождешься!

Разговор грозил перерасти в скандал. Впрочем, Наталья, верная своему принципу: никаких скандалов и криков, молча развернулась и ушла на кухню. В былые времена Глеб, успокоившись, прибегал туда за ней, и они за чаем или кофе, по настроению, уже спокойно обговаривали ситуацию.

На этот раз Глеб, отдышавшись, пошел в ванну и залез под душ. Что будет делать дальше, он не знал. Просто решил, что в этот раз не сдастся. Всегда и все у них выходило так, как хотела она, но теперь раз речь шла о том, что было для него слишком важно, что он не собирался отдавать ей. И дело даже не в странно замирающем рядом с Иленой сердце. Он вполне мог обходиться без нее. Сейчас для него важнее просто разобраться во всем. Быть может, и синие глаза Илены после этого ему станут не так дороги?

Видимо, Наталья его поведение восприняла по-своему и, пока он мылся, тихонько обулась и вышла из квартиры. Вернулась она уже ночью. Глеб слышал, как в замке провернулся ключ, скрипнула входная дверь. Слышал и осторожные шаги девушки: наверное, думает, что он спит и старается не шуметь. Он слышал все это, но даже не шевельнулся.

Глеб сидел на диване, сжимая в руках полупустую чашку, а на табурете перед ним стояла початая бутылка коньяка. Даже когда Наталья заглянула в комнату, он не повернулся к ней, словно бы и вовсе ее не заметил.

Девушка, смерив хозяина квартиры презрительным взглядом, швырнула ключи на пол перед ним, снова обулась и вышла, в сердцах хлопнув дверью.

Только сейчас Глеб вдруг сорвался с места: догнать, объяснить, извиниться! Стукнувшись плечом о косяк, – от резких движений его сильно мотнуло в сторону – Глеб схватился за подлокотник кресла, чтобы не упасть. Бесполезно. Да и надо ли?



Диана Билык, Евгения Литвиненко

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться