Кардиограмма любви

Размер шрифта: - +

Глава 21

   Вы помните ваше первое прикосновение? Несмелое, случайное, будоражащее кровь… Прикосновение к человеку, которого вы ещё мало знаете, но он вам уже симпатичен. Словно легкое касание крыла бабочки, которая пролетает мимо жарким летним днем. Словно робкая щекотка осеннего листа, во время листопада. Словно мягкое прикосновение пушистой снежинки в новогоднюю ночь.

   Именно таким его запомнила Татьяна, когда согласилась на первое свидание с Сергеем. Именно его она сейчас и повторяет, когда они сидят за столиком в ресторане. Глаза в глаза, и она порой отводит взгляд, будто смущается.

    А он сидит напротив неё и думает о своем. Это иногда проскальзывает при ответах невпопад. Сергей пытается быть любезным, но слишком много мыслей роятся в голове. Если бы можно было их изгнать дымом, как пчел из улья.

   Андрюша сидит на соседнем кресле, запускает пятерню в волосы и пялится по сторонам. Делает вид, что ему интересно здесь находиться. Иногда он хулиганит – то потянет за завязку официанта, то кинет кусочком салфетки кому-нибудь в суп. Так что имейте ввиду, если в ресторане найдете в горячем посторонний предмет, то не ругайте официанта, возможно, это хулиганит чей-нибудь ангел-хранитель.

  Ресторан полупустой, что неудивительно – в это время года люди предпочитают отдыхать на природе, а не в красивом, но искусственном саду из стекла и металла. Удобные светло-коричневые кресла хвастаются пухлыми подушками и настойчиво приглашают утонуть в мягкости сидений. Панорамные окна открывают Москву с высоты птичьего полета. Несмотря на жару, люди суетятся, спешат, бегут и едут. Кажется, что никогда течение жизни не остановится в этом кипучем городе.

   Сверху особенно забавно наблюдать за их бегом. Чувствуешь себя этаким олимпийским божеством и сама собой подкрадывается мыслишка – если отсюда плюнуть, то получится попасть вон в того дядьку в бейсболке?

   Конечно, Татьяне сейчас не до мыслей о плевке в бейсболку, она смотрит в глаза своего мужа и видит отражение другой девушки.

   – Да, люблю театр. Особенно нравятся выступления с Хазановым. Недавно с подругами ходили на его «Ужин с дураком»… Вы не поверите, так с Мариной хохотали, что даже пару раз хрюкнули. И от этого становилось только смешнее, – рассказывает Татьяна.

    – Мы с женой тоже любили ходить в театр. А сейчас даже не знаю, что там и показывают. Дела, заботы, – кончиками губ улыбается Сергей.

    Вежливая улыбка, такую можно увидеть в витринном стекле у манекена. Улыбка, чтобы не обидеть и показать, что слушатель внимателен.

  – Я понимаю, когда со всех сторон идут звонки, предложения, претензии, то поневоле голова распухает.

   – Нет, не совсем. У меня же есть хорошие заместители, профессионалы своего дела. А мне лишь остается грамотно до них донести цели развития концерна. Вы сами видите, как они слаженно работают. Как две руки у опытного грузчика. Кстати, о руках. Как идет ваше выздоровление? – Сергей кидает взгляд на плечо девушки.

   Рука покоится в фиксирующей повязке, но боль чувствуется при неосторожных движениях, поэтому Татьяна старается резко не дергаться.

   – Спасибо, хорошо. Я думаю, что Наталья выстрелила ненарочно, – Татьяна кивает в знак благодарности за проявленную заинтересованность.

   – Какая Наталья? – озадаченная складка пролегает между бровей Сергея. – Максим Колотаев признался во всём. Наталья тут не причем, ей всего лишь не повезло оказаться рядом.

   – То есть как признался? – Татьяна не смогла скрыть удивления.

   – Да вот так и признался. Дана Викторовна с ним вместе поехала и попыталась его освободить, или хотя бы взять на поруки, но он сам написал чистосердечное признание, – Сергей подцепляет на вилку ломтик сыра. – А вы видели, что стреляла Наталья?

   – Вот и третья фигура нарисовалась, – мрачно констатирует Андрюша.

   – Дана Викторовна? Фалеева?

   – Да, она ничего не могла сделать. Когда же он одумался, то было уже слишком поздно. Говорит, что в машине его разморило, вот Максим и начал нести околесицу. А когда проспался, то было уже поздно.

   – Дана свое дело знает. Комар носа не подточит, так и придется сидеть парню за Наталью, – хмыкает Андрюша.

   – Но мне показалось, что лук был у Натальи, – говорит Татьяна.

   – Вот и Максим указывает на неё, но кто же теперь ему поверит. Единственно… – Сергей делает паузу, словно размышляет – говорить о чем-то важном, или не стоит нервировать Светлану.

   – Что-то случилось ещё?

   – Да, сегодня утром мне звонил один из менеджеров, Евгений. Он сказал, что у него есть доказательства того, что Максим не стрелял. Но, когда я приехал, то он подвергся нападению. Знаете, Светлана, вот сейчас говорю с вами и тоже начинаю сомневаться в том, что виноват Максим. Уж слишком много совпадений. А я не верю в такое количество. Надо будет расспросить Наталью.

   – Я не буду утверждать, но мне так показалось в тот момент. Возможно, что солнце попало в глаза. Я не могу быть уверена, – пожимает плечами Татьяна.

   – Ты уверена в этом. Зачем же ты врешь? – вспыхивает Андрюша и в очередной раз дергает проходящего мимо официанта за пояс.

   Фартук мужчины падает к ногам и тот едва не запинается за ткань. Пируэтом, который сделал бы честь лучшим балерунам мира, официант удерживается на ногах. Он удивленно косится на пустое место, за которое зацепился полоской ткани. Андрюша посылает ему воздушный поцелуй. Напрасно, всё равно никто, кроме Татьяны, его не видит.



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: