Клюква с косточкой

Размер шрифта: - +

Глава 1

— Раз, два, три, четыре, пять, будем в прятки мы играть! Маша спрячется за шторку, а Кристиночка под горку, Надя ляжет под кровать, а тебе их всех искать! — Няня указала на Олега.

— Почему опять он? Я хочу водить! — взбунтовалась я.

— Будешь водить, когда на тебя укажет считалочка, — строго ответила няня.

Я крикнула ей в лицо:

— Раз, два, три, четыре, пять, надоело мне играть! — И толкнула Олега — он упал на пол и ударился головой об столик. Я засмеялась, выбежала из игровой и... открыла глаза.

Оглядела свою комнату, выдохнула. Вытерла мокрые ладони о простынь.

Боже, когда ты избавишь меня от этих снов? Или будешь всю жизнь напоминать о прошлом?

***

Шелковые занавески красиво переливались и вздыхали от слабого ветерка. Я лежала на кровати и с улыбкой смотрела на голубое небо. В мой день рождения — пятнадцатого июля — всегда солнечная погода. Мне стукнуло девятнадцать. Вот скажите, как можно почувствовать себя взрослой, когда видишь на соседней подушке длинноухого зайца-тильду в сарафанчике в горошек и красивой шляпке? Видимо, это подарок от папы. Я даже не слышала, как он входил в мою комнату.

Вообще, все нормальные люди очень плохо спят перед днем рождения. На голове вырастает маленькая корона, отлитая золотом чистейшей пробы, и именинник на один день чувствует себя особой королевских кровей. Можно капризничать, просить то, о чем давно мечтал, и, конечно же, купаться в комплиментах и пожеланиях. А я спала как убитая, так как вчера поздно вечером мы вернулись с Фиджи. Двухнедельный отдых на берегу Тихого океана был основным подарком от родителей. Хм… Если это можно назвать отдыхом. Мама не давала расслабиться, и даже лежа на шезлонге под палящим солнцем я учила французский.

— Ну, приветик, Бекки! — поздоровалась я с зайцем, прочитав его имя на ярлычке.

— Привет, Лера, — пропищала сама себе.

— Теперь ты будешь жить во-о-он на той полке.

— Ух ты! Там так много моих друзей!

— За это поблагодари папу! Он фанатеет от зайцев больше, чем я.

Я встала с кровати и прошагала к полке, висящей над моим письменным столом. Посадила зайца к его четвероногим собратьям и невольно обратила внимание на потрепанного серого мишку с пришитым ухом. По телу пробежала дрожь. Даже сейчас рука не поднималась отправить старичка в мусорный бак. Вроде бы я уже за него не цеплялась: он перестал быть талисманом, тем единственным, благодаря чему, как мне когда-то казалось, я продолжала жить в этом доме. Но в сером медвежонке всё мое прошлое! Никогда не забуду, какой ценой он мне достался…

Из неприятных воспоминаний меня вывел звонок подруги.

— Э-хей, Клюква, с днем рождения!

— Спасибо, Даш! Ты как всегда первая.

— Ну что, готова вечером поднять пару шотов за свое здоровье? — засмеялась Дашка.

— Угу… издевайся-издевайся, — вздохнула я.

Подруга знала, что алкоголь для меня — опасность номер один.

— Клюкина, ты точно уверена, что мама тебя сегодня отпустит в клуб?

— Уже отпустила.

— Ты что, ее чем-то шантажировала?

— Нет, просто разговор о том, что я хочу отмечать день рождения в компании друзей, завела еще месяц назад. Сначала она была против, потом говорила, что подумает, и тут меня начал поддерживать папа. Вот она и сдалась под общим напором.

— После того вечера она вообще боится тебя куда либо отпускать…

— О да... Мама с кем-то консультировалась и уверена, что это генетическое, передалось мне от родной матери, и вряд ли кому-то удастся это исправить.

— Офигеть, Клюква… Неужели твоя родная мать вела себя так же?

— Нет. Намного хуже.

— Ладно, не парься, сегодня я буду за тобой тщательно следить!

Пока я умывалась, слышала, как мобильник разрывал тишину моей комнаты. Наверное, еще один желающий поздравить. Я вышла из ванной и увидела, что звонила мама.

— Привет, мам!

— Привет, именинница! Не стала тебя будить утром. Подумала, что в день рождения можно поспать подольше.

«С чего бы это такая щедрость?» — подумала я.

— Там в холодильнике небольшой творожный тортик, разрешаю в честь праздника скушать кусочек, но не больше! Иначе не влезешь в платья. Ты же помнишь, что на следующей неделе важная фотосессия? Так что давай собирайся и приезжай в салон.

— А разве сегодня у меня не выходной? Я думала, в честь дня рождения…

— Дорогая моя! У тебя эскизы в работе! Или я что, по-твоему, буду отдавать портным твои наброски? Если бы ты всё успевала делать вовремя, то…

— Хорошо! — рявкнула я. — Буду через час!

Как я устала от этой долбаной работы!.. Мама держала меня на коротком поводке, и даже в собственный день рождения я должна тащиться в ее чертов салон и рисовать эскизы свадебных платьев. Потом стоять часами как статуя, пока вокруг меня вьются портные со своими лентами и булавками. А пятичасовые фотосессии вытряхивали из меня последние силы. Наверное, не найти в Москве района, где не было билборда с моим изображением в свадебном платье.

У мамы одиннадцать элитных свадебных салонов. Она как одержимая работала сама и пыталась втянуть меня. Господи, почему я не трудилась в папином турагентстве? Куда приятнее отправлять туристов в путешествия... Но этому никогда не бывать, и лучше даже не начинать разговор с мамой о том, что мне не нравится эта работа. Хватило предыдущего раза. Щека после пощечины горела очень долго…

Настроение было испорчено. Я даже не притронулась к торту. Выпила стакан сока, надела белый сарафан, забрала волосы в пучок и вышла на улицу. Весь цокольный этаж нашего коттеджа занимал гараж, в котором жили три машины: папин «хаммер», мамина «Инфинити-Q60» и моя «Ауди-А3», подаренная родителями ровно год назад на совершеннолетие.



Елена Попова (ХЕЛЕН)

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться