Книжная лавка

Размер шрифта: - +

1.

В это лето Эдорин изнывал от жары, какой не было уже много десятков лет. Я посмотрел в одной из летописей — такое же пекло было в последний раз аж двадцать четыре года назад. Я, Габриель Эрилл, родился немного позже. Когда и где — история не из интересных. Но, говорят, тогда было жуть как жарко, даром что Эдорин — морской город.

Ветер с воды, с востока, и не собирается дуть, зато южные, с пустошей, уже несколько дней заносят нас пылью и запахом горячей травы. Наверху, на склонах холма, где среди каменных домов петляют узенькие улочки, благодаря ему хотя бы можно дышать. Ниже же только духота и рябящий от жара замерший воздух.

Самым популярным местом на этой неделе стал порт, туда стекаются все, у кого недостаточно денег на освежающий мелко порубленный лед с молоком, недостаточно наглости попросить о помощи какого-нибудь мага, недостаточно дел — но зато достаточно времени. Вот портовым воришкам радость…

Мне в порт не прогуляться (была бы охота!), у меня книжная лавка. Закрыть бы ее, конечно, на пару часов, все равно посетителей иногда по нескольку дней нет, но вдруг провороню кого из знакомых? Упущу клиента, а их и так не найти!

Я зевнул и, не открывая глаз, закинул ноги на прилавок. Снаружи лошадь процокала по мостовой, кого-то окрикнул здешний попрошайка. Насколько мне известно, он профессиональный нищий, то есть, по сути, таковым не является. И больше никого. Город притих, пригревшись на солнце, как ящерица, и словно бы вымер до наступления темноты.

От полуденного пекла клонит в сон. Среди книжных полок прохладно и полутемно (Лу, когда появляется, всегда шутит, что это устроено для того, чтобы покупатели не читали книги прямо здесь, не заплатив. Но на самом деле мне просто лень открывать и закрывать шторы). Я даже не стал сопротивляться, с удовольствием упал в благодатную дремоту — а буквально через четверть часа в нее беспощадно ворвался звон колокольчика над дверью. Дважды скрипнула под тяжелыми сапогами первая от порога половица.

Пришлось продирать глаза и изображать что-то, хоть отдаленно напоминающее радушие.

- Добро пожаловать, славные господа! Вас интересует благородное знание, раз вы зашли ко мне — у меня есть книги и свитки на любой вкус, это самое богатое собрание к востоку от столицы. Что вам угодно прочесть?

Как оказалось, «славными господами» я обозвал двух здоровенных парней в такой серой и благонадежной одежде, что мне стало как-то неловко. Сапоги тяжелые, военные, а рубашки одинаково застегнуты до горла и выглядят точно как у самых скучных горожан, по виду которых и занятие-то не определишь. Но больше всего меня смутил зарубцевавшийся уже шрам над бровью у того типа, что вошел первым. Заживет совсем — и следа не останется, как магией залечили, ей богу! Вот уж славные господа ко мне нагрянули, еще бы знать, за что мне такая напасть!

Они еще не проморгались со слепящего солнца, а я уже слетел со стула и отступил к полкам, в самую полутьму.

- Найди что-нибудь про Острова, да поживее, - приказал тот, которого лечил маг. - Только без глупостей и всякой похабщины. И побыстрее!

Выглядело это так недостоверно, что я чуть не расхохотался. Ко мне что, прислали элитную стражу под прикрытием?!

Я бросил на них быстрый взгляд, и смеяться как-то расхотелось. О серьезности намерений этих угрюмых рож интересоваться было абсолютно бесполезно.

Я всплеснул руками в моем самом хорошо отрепетированном воодушевлении.

- История? Кухня пиратского острова? Легенды? Добыча жемчуга? Все, что вам угодно, буквально через минуту! - ныряя за шторку во внутренние комнаты, я еще надеялся, что не прав. - Я принесу славным господам все имеющиеся у меня записи, и они выберут то, что придется им более всего по вкусу! Если возьмете на золотой — приложу карту в подарок. У меня отличные карты!

Словно бы случайно задев шторку локтем, пока шарю по полкам, открыл себе обзор на лавку. Эти типы торопливо отодвигали книги, заглядывая в выстроенные за ними вторые ряды. Наконец, заметив пустое место, парень без шрама сунул туда какую-то наспех завернутую в обрывок ткани книгу — и отпрянул от полки, тут же принявшись глазеть на выложенные на стойке свитки. В лавке у меня полутьма, но черный обрез священных сборников чернокнижников не перепутаю ни с чем — сам в ту тряпку заворачивал.

Подождите, мне сейчас что, подкинули мою же книгу?! Запрещенную книгу, хранение и уж, не приведите боги, распространение которой — прямой путь в тюрьму?! Лежала себе спокойно в схороне, как раз под скрипучей доской у двери, никого не трогала… Откуда они узнали?!

Я шумно захлопнул огромный фолиант и задернул шторку обратно. Сорвал с крючка плащ.

- Вы уверены, что история прекрасных дев с Жемчужного Острова — это не то, что вы ищете? Полагаю, эти свитки достойны вашей доблести! Не хотите ли взглянуть?

- Нет! - рявкнул парень со шрамом. - Время дорого, книжник! Давай быстрее!

- Хорошо-хорошо, сию секунду, славные господа. О, здесь еще карты…

Я старался кричать громче, чем открываю выходящее в переулок окно. Ставни распахнулись сразу же, и чтобы заглушить звук прыжка на мостовую, пришлось уронить с полки стопку сентиментальных романов (брррр, сколько же всякого приходится держать у себя в лавке!).

Я выпрыгнул на улицу и как можно плотнее прикрыл за собой окно.

Местный нищий сделал вид, что вовсе не смотрит на меня, но я уже отряхнул штаны от пыли и окликнул его.

- Эй, приятель! У меня есть кое-что для тебя, - и, внутренне содрогнувшись, бросил ключ от лавки точно ему в руки.

Попрошайка распахнул глаза так, словно я с утра забыл одеться, сунул мне в руки собранную за сегодня мелочь. И пока он поднимался и едва не бежал к моей бывшей лавке, я бросился в переулок. За моей спиной звякнул дверной колокольчик, раздалось жизнерадостное «Вот и хозяин, а вам чего?» — и, судя по крикам, новоиспеченного владельца магазинчика книг тут же скрутили двое верзил.



Елизавета Голякова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться