Кольта. Недостоинства и достатки джентельмена

Размер шрифта: - +

Глава 7. Кофейный вор

Настоящий джентльмен всегда придет на помощь леди,

если леди не нужна никакая помощь ».

Из книги «Достоинства настоящего джентльмена».

Книга издана при поддержке тайного клуба «Кольта».

Автор неизвестен.

 

 

– Куда идешь? – всплыла передо мной Кара, точно черт из табакерки. И я удивилась совершенно не потому, что шла куда шла, и была поймана с поличным, а потому что находилась в странном пятничном настроении, к которому прибавилась чехарда из несвязанных – но это не точно – невероятных событий последних часов. Я ощущала себя вязкой каплей крови раненого пространства со вкусом кофе – анархическая капля, которая возбужденно закипала от безумия, сосредоточенного в каждом лейкоците, тромбоците и эритроците. – К Дану? – прищурилась она.

– Вдруг он там уже умер? – с надеждой протянула я и удовлетворенно заметила, что подруга сокрушенно покачала головой. – Только представь, как все вокруг будет вонять. Фу. Нужно просто не дать ему разложиться, обложить лепестками роз, разлить хлорку, заготовить бочки с настоем лилий или что там еще.

– Настой лилий? Твои фирменные способы требуют проверки уполномоченными органами. Кстати, раз уж ты все равно идешь в подсобку, захвати пакетик с арабикой.

– Да, кэп. Там, знаешь, Дима засел, и он настроен серьезно, – что-то она сильно побледнела на зависть любителям ртути.

– Я с этим справлюсь. На крайний случай, всегда могу прибегнуть к твоим этим штучкам.

– Каким еще штучкам? – не важно, что я там все на свете понимаю, но все «этим мои штучки» уже почти как восьмое чудо света или почему Лушкина вечно изобретает новое измерение мне изрядно досаждали. Об этом не говорил только ленивый, и что мне было делать, кроме как прибегать к еще более новым штучкам. Панкин шутил над штучками в штучках, в душе, я уверена, завидуя моим крутым многоходовочкам.

– Ты сама знаешь, – у Кары временами включался ужасно раздражавший меня «режим мамочки». – Давай, скажи мне, что тебя вынудили идти в эту подсобку, – она вздохнула. – Или мне использовать кофе с валерьянкой…

– Хардкор! – уважительно произнесла я и вдруг нахмурила лоб. – Почему мы вообще о кофе с валерьянкой говорим? Обиженная сторона здесь он! Так почему страдаешь вдруг ты? Почему? Почему? Муки совести? Или сожаление?

– Иди в свою подсобку, Май! Там, кстати, замок… он…а, ничего – отмахнулась как от назойливого паута возле озера жарким днем от меня Кара и потащила всем напитки, всучив мне в руки моего горячего пенистого и пряного «Иоганна Себастьяна». Я смерила тяжелым взглядом ее гордую удаляющуюся спину – спину человека, не способного спасовать перед одним конкретным молодым парнем, который сегодня сделал один маленький шаг вперед, – и, отхлебнув немного дымящегося молока, отправилась делать свой собственный шаг.

Бессонов лежал без сознания, а может, просто дрых, на диване. И нет, вы только подумайте, Иоганн Себастьян пристроился на нем! Недовольно колыхал кончиками ушей от того, что я нарушила их идиллию, и усиленно не моргал, чтобы меня сглазить.

Отлично, так их вместе и заверну, обвяжу скотчем и выкину эту человекоколбасу на улицу! Бесят!

Я подошла к Дану, чтобы поближе рассмотреть его «боевые» травмы, когда ему приспичило застонать, совершить насколько едва заметных телодвижений и от них еще больше застонать. Он поднял руку к голове, задев сразу понедовольневшего кота и, как полагается, начал беседу с фирменной околесицы:

– Конфетный взрыв, у тебя есть что попить? – его ресницы подрагивали, лицо покрылось маской страдания. На секундочку, никак не больше, захотелось прикоснуться рукой к его щеке, чтобы облегчить боль нежной лаской. Наваждение, не иначе, – Себик все-таки добрался, видимо, своим сглазом.

– Что такое? – нарочито громко спросила я. Даже нагнулась ближе к его уху.

– Ты чего разоралась? Совсем с катушек съехала! – зашипел Дан, отмахиваясь от меня двумя руками. – У меня же голова раскалывается, не видно? Ашш, невыносимая девчонка! – он снова застонал и, не иначе как преувеличенно, стал стоить из себя искалеченную в пух и прах жертву.

– Да ты меня благодарить должен за то, что я тут с тобой вожусь! Между прочим, рабочий день в самом разгаре, Кара там одна бедненькая трудится.

– Что за бред вообще? Я же ваш босс, что может быть важнее?

– В договоре нет подобных пунктов господин босс.

– Да ты просто издеваешься! Где твоя человечность? Может быть, хочешь, чтобы я тебе за это заплатил? Ладно-ладно, будут тебе сверхурочные, только избавь меня от этой чертовой боли, солнце!

Кажется, кто-то еще не до конца отошел от алкоголя, либо просто у парня на роду было написано «тотальный придурок». Щелбан ему поставить, чтобы не нарывался? И так в последнее время строю из себя Мать Терезу, такой доброй стала. Поэтому и планы мои стали лететь к чертям. Известно же, что путь к успеху состоит из гремучей смеси безжалостности и упорства.



Лиза Туманова

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться