Кольта. Недостоинства и достатки джентельмена

Размер шрифта: - +

Глава 4. Женщины и культурные гопники

«Настоящие гопники, как это ни странно,

связаны с культурой намного больше,

чем некоторые истинные джентльмены, поскольку

перед тем как получить желаемое, они всегда вежливо

обращаются к собеседнику: «Эй, уважаемый…»

 

«Настоящий джентльмен никогда ни сможет построить отношений

с истинной леди,

поскольку истинная леди никогда не соглашается на предложение с первого раза,

а настоящий джентльмен никогда не предлагает дважды».

Из книги «Достоинства настоящего джентльмена».

Книга издана при поддержке тайного клуба «Кольта».

Автор неизвестен.

 

Оказалось, что получить тортом по наглой физиономии стало самым интересным событием за последние несколько лет. В чем-чем, а в собственной наглости Дан ни сомневался нисколько и никаким образом не считал это недостатком.

Разве что, как уже говорилось, за это можно было схлопотать по мордасам, - согласитесь, не самый неприятный способ замарать репутацию. А уж особа, которая припечатала его эго чизкейком, ни хуже самого красивого торта на раз смогла завладеть вниманием любого парня. Дану пришлось принудительно одернуть себя, чтобы не дать чертовке с первого взгляда приручить его свободолюбивых демонов. Остроносая блондинка с глазами Клеопатры, серыми и тяжелыми чрезмерно вытянутыми в длину каплями, и усовершенствованной версией губ Джулии Робертс, отличалась яркостью и харизматичностью по своей природе, и только слепой идиот мог этого не заметить. Именно благодаря этой девушке, которая странным образом умудрялась выглядеть как родоначальница моды в абсурдной фиолетовой юбке колоколом и еще более нелепой кофте со стразами, собранной, кажется, из совершенно несочетающихся кусочков разноцветной ткани, парень осознал, почему девушки в Сан-Франциско не вызывали у него большого энтузиазма. Если даже Моника, первая красавица их тусовки, когда – то прошедшая в финал конкурса красоты, а на данный момент его экс-подруга, ни шла ни в какое сравнение с этой … Майей.

Дан в очередной раз неторопливо покачал головой, в голос усмехаясь и вспоминая примитивный, но эффектный жест в ее исполнении. Заслужил, но не ожидал.

Девушки с подобным внешним видом, что само по себе встречалось нечасто, должны были либо нехладнокровно истерить и тыкать в его неподобающее поведение своими средними пальцами, либо компенсировать недостаток ума молчанием, которое, после, выливалось в потоки сплетен, наполненных желчью и другими гадкими примесями, потенциально опасными для любой репутации.

Только, кажется, и эта Майя и ее подруга и даже их большой серый британский кот заурядностью не страдали. О нет, совсем наоборот. Их имена, их поведение и манера общаться черпали вдохновение из таинственного креативного источника. Не говоря уже о названиях, которыми пестрели напитки в кофешопе!

Дан многое повидал, бывал в многочисленных артхаусных богемных забегаловках, где подавали литературные десерты (особенно ему запомнились профитроли «Десять негритят» с восхитительным шоколадно-ореховым кремом внутри), но кофе «Тарантино», кофе «Депеш Мод»… Что уж говорить о горячем пряном молоке «Иоганн Себастьян»! Чтобы такое придумать, нужно было быть либо просто сумасшедшим, либо сумасшедшим меломаном, что было практически одним и тем же, если дело касалось подобных своеобразных вещей.

Только этого бы хватило с лихвой, чтобы оставить в заведении всё, как есть, и топить повсеместную скуку, которая давно стала неизменной спутницей Дана, в его необыкновенных напитках и изумительных тортах, забывая о реальности под звуки крутой музыки. Так что парень едва ли собирался избавляться от уютного местечка, а тем более от его прелестных неординарных обитательниц. Но не пощекотать им нервишки он просто не мог – уж очень соблазнительно они среагировали на его заявление. Видимо, кофешоп был для них чем-то большим, чем просто местом работы. Дан подозревал, что они непременно затеют какую-нибудь аферу, чтобы убедить его передумать, и собирался сполна насладиться предстоящим шоу, возможно, получив от всего этого какой-нибудь приятный бонус.

Домой к отцу Дан всегда приходил в прекрасном расположении духа. Помимо того, что это место совершенно не напоминало ему о доме и никакими своими мелочами не заставляло углубляться в воспоминания детства, чего парень на дух не переносил, но еще и радовало новизной своего содержимого, что было следствием всегдашней смены хозяйки. В отличие от самого Дана, который предпочитал стабильность и Монику под боком в течение всего время учебы за границей, его отец менял женщин с той скоростью, с какой на них менялась скоротечная мода. Но упреки даже не думали рождаться в голове у сына, напротив, он добродушно подкалывал и своего отца и его… пассий. Конечно, если учесть, что слово «добродушно» в контексте Дана приравнивалось к полному контролю над ситуацией.

Они были разными. Однако одинаково непроницательными - неизменно стремились завоевать вниманием молодого сыночка, который с первого взгляда казался им и милым и забавным и ничуть не опасным, а поэтому тут же вызывал желание подружиться и втереться в доверие, чтобы закрепиться в своем положении хозяйки богатого дома.



Лиза Туманова

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться