Кошка для босса

Размер шрифта: - +

4. Катя

 

Проснулась я одна.

Комнату заливал скудный свет осеннего утра. Шторы были отдернуты, кровать на другой половине заправлена, что выглядело странно. Андрей бы еще поверх меня ее заправил и накинул покрывало…

Хотя все в этом доме было странным, что уж говорить. Особенно хозяин.

Я глянула в окно. В дневном свете стало видно, какой большой сад раскинулся за домом. Выложенная камнем дорожка уходила между высоченных елей и чуть дальше раздваивалась. Забора за деревьями видно не было. Конечно, у меня возникла мысль проверить, вдруг там есть еще один, неохраняемый выход? Но я быстро ее отбросила. Учитывая, сколько Андрей держит охраны, вряд ли он оставит один конец участка незащищенным. Он походил на психа, но не на дурака.

Я задумчиво взяла статуэтку, одиноко стоящую на туалетном столике, покрутила ее в руках. Она дорога ему как память, интересно. На подставке была полустертая надпись, поблекивающая золотом. «…имой нимфе», — вот и все, что можно было разобрать. Любимой нимфе, так? Андрей на нимфу не похож, значит, это не его вещь. Хотя… возможны любые варианты. Может, его мальчики привлекают. Или папики, которые зовут его «нимфой»…

Статуэтка загадочно улыбалась и смотрела на меня белыми глазами. Я поставила ее обратно, приладила, как сделал вчера Андрей. Дверь в комнату была не заперта, и я осторожно выглянула в коридор. Заметив в его конце сидящего на табурете Сергея, я едва не запрыгнула обратно — так не хотелось с ним пересекаться.

Но Сергей сидел спокойно и глядел на что-то в мобильнике, меня не замечал в упор, и я решила рискнуть. Тихо и не спеша, я пошла мимо него. Поравнявшись, не выдержала и заглянула в его телефон. Тот попискивал, по экрану прыгало что-то разноцветное. Какая-то игрушка, понятно.

— Андрей в столовой, — бросил Сергей, не отрываясь от игры.

Такой тонкий намек на то, куда мне идти? Но живот заурчал, требуя свое, снизу доносился дразнящий запах яичницы, и я спустилась по лестнице.

Андрей сидел во главе длинного белого стола. В тарелках перед ним лежали омлет с овощами и тост с каким-то повидлом. Еще два блюда стояли, накрытые блестящими стальными крышками. Подумав, — есть хотелось жутко, — я подошла и подняла одну крышку. Под ней оказалась порция омлета. Под второй крышкой меня ждали готовые тосты, сливочное масло и джем. Я выбрала масло, намазала им свой тост, положила на тарелку кусок омлета и села напротив Андрея. Так было удобнее сверлить укоризненным взглядом.

Но Андрею, похоже, все мои взгляды были до лампочки.

— Тебе надо переодеться, — сказал он.

— Да что ты говоришь! — восхитилась я, едва сдерживаясь, чтобы не запустить в него куском омлета.

Андрей невозмутимо кивнул, с хрустом откусил тост.

— Я не стилист, и шкафа с женскими вещами у меня нет. Но могу предложить свои штаны и толстовку.

— А кроссовки не дашь? — не удержалась я.

— Могу дать и кроссовки, если тебе будет в них удобно, — на голубом глазу ответил Андрей.

— Нет, спасибо. Я так останусь.

Пожав плечами, Андрей продолжил есть.

Я с остервенением терзала омлет ножом. Переодеться… Конечно, его предложение не было лишено смысла. Джинсы у меня грязные, кофта не лучше, на пальто вообще страшно смотреть… Кстати, куда оно делось?

— Я сдал его в химчистку, — ответил Андрей, аккуратно очищая сваренное вкрутую яйцо. Казалось, все его внимание было приковано к падающим скорлупкам. Когда одна из них упала мимо тарелки на стол, Андрей остановился, подцепил ее пальцем и отправил к остальным. Какой чистюля…

Вот только мои вещи без спроса трогать не стоит.

— Я не просила, — отрезала я.

Андрей поднял на меня взгляд. На миг в нем мелькнуло что-то холодное и незнакомое. Только на миг, раз — и пропало.

— Тебе все равно пришлось бы это сделать. Или выбросить его. Мне сказать, чтобы его выбросили?

Пришлось мотнуть головой.

— Не надо. — Он ведь прав, черт… Если я и буду в нем ходить, то не в грязном же. Плюс, тем, кого хочешь грохнуть, не чистишь пальто. А, значит, у меня есть шанс выбраться отсюда…. — Спасибо.

Андрей кивнул и разрезал яйцо на две идеально ровные половины. Ножом сдвинул скорлупу на одну половину тарелки, на вторую выложил половинки яйца.

— Ты всегда такой педант? — спросила я.

— Порядок помогает сосредоточиться. — Он едва заметно улыбнулся. — Но не всегда. Только в… определенные дни.

В период месячных, что ли?

Странно, мне казалось, что за его педантичностью стоит нечто большее, гораздо большее, чем простое желание сосредоточиться… Что-то, связанное со шрамами на его спине. Но Андрей вряд ли расскажет. Да и я не собиралась копаться в тараканах своего похитителя. Еще не хватало. Я ему не психотерапевт.

— Давай прогуляемся после завтрака, — сказал Андрей.

Первым моим желанием было послать его на все четыре стороны. Прогуляемся… Как будто мы с ним старые друзья. Но, подумав, я кивнула.

Если я хочу выбраться отсюда живой, мне надо с ним сдружиться. Изображать внимание и сочувствие, а потом убраться отсюда.

***

На улице потеплело по сравнению со вчерашним вечером. Дорожки и крыльцо высохли — ни следа вчерашнего дождя. Но по небу бежали низкие сизые тучи, и ветер был порывистый, — предвестник грозы.

Андрей придержал передо мной дверь террасы и предложил локоть, когда я вышла. Надо же, какой джентльмен… Где было его джентльменство, когда меня заталкивали в джип? Я мотнула головой и спустилась по лестнице сама. Андрей шел рядом, ступая легко и ловко, как кот по крыше.



Катя Вереск

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться