Крутая бамбина (вика 2)

Размер шрифта: - +

Глава 4

Полночи я крутилась, вспоминая поцелуй Высоковского. Сколько раз мы уже с ним целовались? Предпоследний — в машине,тот был страстный, безумный и настойчивый. Я тогда потеряла голову. Да что уж,я с ним всегда теряю голову.А в этот раз… Осторожность, нежность и… пылкость.

Я все себе выдумываю! Я втюрилась в него как школьница и сама все выдумываю! Возможно, я все это чувствовала.Сама себе рисую то, что хочу в нем видеть. Подумать страшно, что бы произошло, если бы нас Гущин не остановил своим появлением. Я вцепилась в Высоковского, как мартышка в дерево над рекой. Я бы его точно не отпустила…

Угнетенная угрызением совести, стыдом и в тоже время сожалением, что нам помешали, я все же уснула.

 

***

 

Мне снилась вода. Теплая, чистая. Вокруг природа, солнце, тишина. Я стою совсем обнаженная в воде, которая едва скрывает мои бедра. Рядом льется водопад. Под ним стоит Михаил. Его спортивное тело меня сводит сума. Я не могу дышать и глаз не свожу с его торса. Воздуха не хватает.

Я понимаю, что мне зажали нос, но не хочу, чтобы сон заканчивался, и грубо отстраняю руку, перекрывшую мне воздух.

— Гущин, отвали! — ору я и переворачиваюсь на другой бок, укрывшись одеялом с головой. Сон еще не ушел… Я все еще вижу Михаила, который взял меня за талию и притянул к себе… И тут понимаю, что это уже не сон, а кое-кто непрошеный вообще обнаглел!

— Твою мать! Гущин, ты дашь мне поспать или нет?! Проваливай в свой гараж!

Я вырвалась из его объятий и хорошенько двинула его ногой под дых. И только тогда одним глазом разглядела, что это был Михаил.

Море эмоций сменяют одна другую. Злость, что он вошел не постучавшись, сожаление…Хотелось узнать, как он далеко зашел бы, и снова злость: да как он смел?! Неужели он думает, что я так доступна?! Боже, я генерального побила!

Взгляд такой… Уволит, прямо сейчас.Нет, убьет.

— Что ты делал… в моей комнате? — пролепетала я, краснея не то от стыда, не то от злости.

Странный вопрос. Ясный перец, лапал!

Миша медленно выпрямился. Такой начищенный, ухоженный, красивый, но взгляд… Уже не злится?

— Ты на работе, — заявил он. —А наблюдаемый объект не в состоянии разбудить свою охрану.

— Ты залез ко мне под одеяло! —вырвалось из меня.

— Я у тебя был однажды под одеялом, и тебя это, помнится, не смущало.

Михаил дьявольски улыбнулся. Я не выдержала и вслух сказала:

— Вот нахал!

— Два рабочих часа вычтено из твоей зарплаты. Через две минуты жду на завтрак.

Высоковский вышел из комнаты, а я упала на постель. Он черт, можно даже не сомневаться! Все ему с гуся вода! Сам целуется, а теперь штрафует!

— Минута прошла, — услышала я и сразу вскочила и стала переодеваться как сумасшедшая. Бегом я пронеслась в ванную комнату, там умылась, как метеор. Войдя на кухню, я поймала хитрый взгляд Высоковского. Он смотрел на меня бесцеремонно. Я сразу вспомнила, что забыла расчесаться, и разозлилась:

— Что еще?!

— Доброе утро.

Он словно издевался. В каком месте оно доброе?!

— Вычитаю еще один час, — продолжил Михаил, взглянув на часы. — Ты опоздала. Присаживайся.

Да пусть хоть всю зарплату себе забирает, жмот! Сноб противный!

Я взглянула на кофе и салат. В голове пронеслось: это весь мой завтрак?! Он собирается меня все время травой кормить? Не-ет, ему запрещено женщину заводить, пусть козу себе в охрану нанимает. Хотя салат был потрясающим. Не знаю, из чего Миша его делал, но в нем были такие приправы с кусочками омлета, ммм… Я не заметила, как проглотила все. Но этого все равно было безумно мало. Понятия не имею, как он такими кукольными порциями наедается. Или он только меня недокармливает?

— Сейчас тебя твой журналист повезет на тренировку, — сказал он. — Перед тренировкой ненаедаются, — добавил Михаил, допивая свой кофе.

Я снова покраснела от злости. Да что же я так выдаю себя?! И тут до меня дошли его слова.

— Тренировка? Я на больничном!

— Нет, ты моя охрана и должна тренироваться. — Михаил поднялся, собрал посуду со стола и положил в раковину. — Я скажу Натали, чтобы медитации больше внимания уделила, а то ты совсем необузданная. Посуду пусть Гущин помоет. Сама к раковине не подходи.

Михаил вышел из кухни. Я пошла следом за ним, но он даже не обернулся, словно меня не было. Только когда он открыл входную дверь и увидел за ней Гущина, который, видимо, меня уже ждал, Михаил резко обернулся и крепко поцеловал меня в губы.

— Веди себя хорошо, — сказал Миша.

Он так мягко улыбнулся, что хотелось его по башке треснуть, чтобы перестал притворяться.



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 16.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться