Лесовик-5. Хранилище.

Размер шрифта: - +

День четвёртый (продолжение)

– А можно вопрос вне рамок нашего соглашения, а для общего понимания того, что ты мне рассказал?

– ХитрО придумано, но нет. Хочешь ответов – платишь своими. К тому же сейчас моя очередь спрашивать. А последний твой вопрос, по поводу нашего соглашения, я, так и быть, великодушно в общий счет включать не буду. Итак, мой вопрос: Довелось ли тебе уже столкнуться с Амвросием Адамовичем Головиным?

– Да, – у меня уже невольно выработалась краткость, которая сестра таланта. Но всё же я решил немного пояснить, – Он работает финансистом в одном подмосковном пансионате. Он туда решил удалиться на заслуженный отдых, когда стал понимать, что с работой не справляется.

– Смешно. Этот зубр десяток молодых за пояс заткнёт и не поморщится от усилий. Похоже, тебя в тёмную разыграли в каком-то спектакле. Весьма интересно, зачем ты им мог понадобиться. Хотя чего гадать, ведь это же очевидно. Но… сейчас твой вопрос.

– Зачем я сдался этим мифическим «им»?

– Эти «мифические они» вовсе не мифические – это корпорация. Любая корпорация пытается добиться своих целей и управлять своими ресурсами. А с последним у них большая напряжёнка. Ведь система на них плевать хотела и нивелирует любое внешнее вмешательство. Она не терпит давления на себя, и всячески сопротивляется, а то и наказывает такие попытки. Или ты думаешь с бухты-барахты были организованы все эти трудовые тюрьмы-шахты, добывающие игровые ресурсы? Ведь система могла бы выделять нужное акционерам корпорации, достаточно программисту клацнуть на пару кнопок, но нет. Система умна, а главное – независима. Она сама прорабатывает различные ситуации и не даёт вмешаться в действия мира никакими неигровыми способами. В результате государство начало зарабатывать на заключённых. Когда я об этом узнал, то стоя аплодировал системе. А Амвросий Адамович, чтоб ты знал, владеет довольно неплохим пакетом акций этой корпорации. Пусть этот пакет не составляет и одного процента, но весьма близок к этому. И как ты думаешь, сколько прибыли приносит всего один процент от игры, которая держит в себе сотни миллионов пользователей?

– Думаю, много. Это был твой вопрос?

– Нет, этот вопрос был риторическим и конкретного ответа не требовал, тем более, что ты его не знаешь, а я как раз в курсе. Но не суть. А ты знаешь, что у тебя тоже есть акции корпорации?

– Нет, сколько?

– А вот этого уже не знаю я. Когда только-только запустили на рынок акции данной организации, твой дед умудрился продать трёхкомнатную квартиру в центре Москвы, дачу в Переделкино, квартиру сына и почти на всю сумму купил акции этой корпорации. Сколько он сумел скупить акций – не знаю. Думаю, что там и десятой доли процента не будет, а может и наоборот, десятки процентов, он же выкупал акции тогда, когда эта корпорация ещё на фиг никому нужна не была. Хотя последний вариант всё равно маловероятен, ведь уже тогда в неё успели войти некоторые спонсоры, так что… Насколько ты влиятелен среди акционеров – совершенно неизвестно. Хотя на многое, я рассчитывать не стал бы. Да и в игре этой идут весьма большие ставки. И на этот раз я имею в виду не виртуальный мир, а реальный. Среди акционеров любой корпорации всегда идёт грызня, а уж если эта корпорация мирового масштаба… И выжить в этой свалке весьма проблематично, если вообще возможно. Ведь у тебя уже были проблемы, после смерти деда, не так ли?

– Да уж. Вначале в детский дом, потом в тюрьму, потом в закрытый пансионат, теперь вот прячусь на съёмной квартире. И, похоже, что скоро придётся и в игре прятаться. Ведь теперь я один из немногих, кто вошёл в хранилище спящих.

– Да уж. По поводу спящих – тебе реально повезло с этой сферой. Система очень неплохо расщедрилась на твою удачу. А сейчас так и вовсе должна тебя как из рога изобилия обсыпать всякими счастливыми моментами и кладами. Ты ведь уже наверняка почти добрался до числа удачи.

– Что за число удачи?

– Ну ты прямо как маленький… Подумай хоть немного!

Его пассаж мне как-то ничего не сказал, никаких ассоциаций у меня в голове о числе удачи не было.

– Ой, ладно, не заморачивайся, система тебя сама о нём уведомит. Давай вернёмся к вопросам, а то что-то я растрынделся просто так… Итак… Про стопроцентную чувствительность ты не знаешь, про акции не знаешь, про корпорацию тоже. Из всех акционеров знаешь только Амвросия Адамовича и то как милого старикашку. О чём же тебя спросить-то… О! Расскажи про тюрьму: как ты туда попал и как оттуда выбрался.

– По-моему, это два вопроса.

– Не скаредничай. Я тебе тоже позволю задать двойной вопрос.

– Договорились. В тюрьму попал по фальшивому обвинению во взломе капсулы. На самом деле это постарался техник детского дома, но думается мне, что не по своему почину, а по поручению директрисы. Вышел же из тюрьмы потому, что понадобился корпорации. На мне смешалось довольно много багов и как результат, корпорация заинтересовалась, как это происходит. Я поставил в качестве условия своё освобождение. Корпорация условие выполнила, после чего я рассказал, что в багах совсем не виноват, оно как-то само-собой получается.

– И тебе тут же поверили и отпустили на все четыре стороны? Как-то это мало похоже на корпорацию. Хотя о чём это я? Ты же в игре, а значит, никто тебя не отпускал, а ты, небось, ещё и под охраной сейчас…

– Ну да, после того, как я решился пойти в хранилище, надо мной возникла опасность стать довольно известным в игровой сфере, после чего про меня стали бы копать инфу, после чего меня спрятали под охраной на одной квартире в Москве.

– И дай угадаю, Амвросий Адамович, конечно же, в курсе, где находится эта квартира и принимал посильное участие в операции по удалению тебя из пансионата в частную квартиру?



Евгений Старухин

Отредактировано: 21.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: