Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 42. Только десять минут!

 

 

Стоя у окна и глядя вслед машине, увозившей мужа и их гостя, Стрижевая никак не могла понять одной вещи. Почему именно им приходится всем этим заниматься? Где родители этого мальчика? Почему они не ищут сына? Евгения, когда только-только ввязалась в историю Араика, полагала, - и даже опасалась этого! – что Берёзкины-старшие объявятся и обвинят Стрижевых в похищении сына. Но они не объявились. Может, ещё не знают? Хотя нет… Дина говорила, что сейчас там тишина, но сначала все, как оголтелые, искали сбежавшего жениха, а потом всё успокоилось. Стеша в больнице, Аглашка недавно выписалась, Злата пропала куда-то, гопницы притихли, Зухра спокойненько работает. Может, Наиль и Евгения, и правда, зря в это ввязались? Где родители мальчишки?! Чарльз с женой там и не чешутся, а Стрижевые занимаются проблемами их отпрыска! Причём, единственного! Уж могли бы за одним присмотреть, не многодетное же они семейство! 

А помогать просто так Евгения Александровна не привыкла и, честно признаться, не любила. От Араика продюсеру никакой выгоды, одни лишь переживания! Дима тоже номера выкидывал, начиная с помолвки с полугопницей, кончая решением навязывать всем капризного, наглого ребёнка. И Дуня вон понять никак не может, что нельзя насильно заставить юношу полюбить себя! Но Митенька и Дуняша уже Стрижевой почти родными стали, к тому же, как-ни-как, забота о них – её работа! Она – продюсер! Это её профессия! Араик же – Евгении никто, и почему она должна с нянчится с мальчишкой, тратить время, силы и деньги? Да, если до парня доберётся Стеша, то продолжит мотать нервы всему их «высшему сословию». Вон Богдан, говорят, уже ввязался. Ещё и Анджея подбил! А за друзьями и Дима полез.

Но Криленков сам, конечно, «хорош»: мог бы избегать всякого общения с Морозовой, а мальчишка нет – и Араика в больнице навестить упрямцу надо, и на бал-маскарад позвать, и на День Рождения…! «Какого хрена он к нему лез?» – подумалось Евгении Александровне. Припоминая все случаи, Женщина пришла к выводу, что права – если Стеша снова воссоединится с Берёзкиным-младшим, то всё начнётся по новой. Дима опять начнёт стремиться к Араику, чтобы быть ближе к Морозовой, измучает бедняжка и себя и всех тех, кто его любит. И Дуня, чтобы быть ближе к Криленкову, тоже туда полезет. А там не просто мальчик-сын строгих родителей, не просто шпана, а преступления. 

−    Если не мы, тогда кто? – прошептала Стрижевая. - Морозовым это не по силам, как практика показала… Берёзкины в этом случае сами преступники – с ними ведь и боремся. Криленковы чуть было не породнились со Стешей. Они не станут помогать её новому парню. Гадетским это не надо. Кто, если не мы, остановит этот ужас, что развела полугопница? 

Так размышляла вслух Евгения Александровна, оставшись наедине. В этот момент вернулась Дуня и, услышав Женщину, подошла и спросила, с кем она разговаривает.

−    Ни с кем. Раздвоение личности у меня, - пошутила продюсер, а потом, обернувшись, задала неожиданный вопрос: - Дуняша, как ты думаешь, а я была бы хорошей мамой?

−    Ну, вы же знаете, что я испытываю к вам дочерние чувства. Так что, думаю, мама из вас получилась бы прекрасная.

−    Да? – с сомнением протянула Женщина и снова уставилась в окно. - Я вот тут осуждаю эту Златку, но как бы я повела себя на её месте…? А в вдруг так же?

−    А кто это?

−    Златка-то? Мамаша Араика. 

−    Ну, раз Араика, значит, можно её понять.

Евгения Александровна лишь усмехнулась в ответ, но не проронила ни слова. 

 

* * * 

Наиль, конечно же, хотя и являлись с Яковом лучшими друзьями, в кабинет к доктору с Араиком заходить не стал. Араика же внезапно осенило, что это очень известный врач. Он вспомнил, что его показывали по телевизору. Сколько же у такого приём стоит-то?! Юноша даже хотел убежать, так как стало стыдно, что за него такие деньги платят посторонние люди, но Стрижевой буквально втолкнул нового опекаемого в кабинет, когда понял, что тот не хочет беседовать с доктором.

На приёме несчастный плакал, отвечая на вопросы Якова Яковлевича. Хотя бедняжка в последнюю минуту и дал себе слово врать и выгораживать родителей и тётку, психотерапевт не дал парню этого сделать. Конечно, за один раз Берёзкин не смог рассказать всё, ведь ещё не доверял новому знакомому настолько сильно, но этого оказалось достаточно. Моральный ущерб от пережитого, от издевательств со стороны Аглашки и родни оказался колоссальным.

 

Наиль в отличие от своей жены не стоял под дверями и не подслушивал, как она тогда. Мужчина сидел в коридоре и читал модный журнал. Яков вёл сеансы в психиатрическом центре, где работало много врачей. К нему записаться в принципе можно, но сложновато. 

Неожиданно раздался голос:

−    Здравствуйте, Наиль Мунирович!

Мужчина оторвался от чтения, поднял голову и увидел Наташу Нечаеву, подопечную своего друга Леонида. 

−    Привет, Тусь! Ты тут какими судьбами?

−    Я записалась за компанию с Майей к Табуреткиной. 

−    А чего это вы с ней вдвоём записались?!

−    Не, мы у Табуреткиной не обе сидим, как пара, а по отдельности. Майя, она не может забыть своего Збигнева! –  рассказала чужой секрет Туся. - А я всё ищу одного юношу, и не могу никак найти! На балу-маскараде встретились, потом случайно увидела на улице, но он сбежал от меня, похитив моё сердце. Теперь я вот мучаюсь и решила обратиться за помощью к психологу.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться