Ломбард Проклятых душ. Четвертая часть. Сибирская баллада

Размер шрифта: - +

Глава 54. Родительские планы

Араик прорыдал всю ночь и уснул лишь под утро, но снились бедняжке расстроенные отец и мать. Юноша винил себя во всём, что произошло. Тут же забылись все обиды. На их место пришло некое понимание. Как, наверное, папе приходилось тяжело! А мама? Дуня права, алкоголизм – это болезнь. Мать болела, а сыну было всё равно! Родители посадили упрямца на цепь, как пса, чтобы у него не получилось убежать от Аглашки! А может, это только для того, чтобы негодник ничего с собой не сделал?! Да, наверное, это так! А что же теперь изменить? Ничего!  Сердце Араика было разбито. 

Социальный сирота оказался, как ему виделось, в безвыходной ситуации. Куда теперь бедняге идти? За нечастным охотятся жаждущие мести гопницы. В разговорах по телефону Стеша всегда предостерегала об этом и просила потерпеть, всегда просила пообещать, что, хотя бы пока она в больнице, не убегать от Стрижевых. Родители отказались от Араика. Если пойти и напроситься к Морозовым, то можно подставить невинных, если не опасности, то неприятностям-то - точно. Среди бомжих на улице тоже не спрячешься – там его Аглашка найдёт быстрее всего. Новость, что среди бездомных баб появился юноша, моментально разлетится по всему Эльмирграду.  Анджей, Богдан и Дима наказали в случае чего звонить им, но ребят нет в городе, да и как-то неудобно навязываться. Что же делать? Бедный Араик и не представлял. И так же юноша не представлял, что думают об этом его спасители, приютившие несчастного у себя.

Евгения Александровна же считала, что Берёзкины – дебилы. По мнению Женщины, никак нельзя оправдать то, что они хотели продать родного сына гопнице, которая всегда дурно, жестоко обращалась со своим парнем, и наверняка, и после обручения этой привычке не изменила бы. Зная наперёд, какая его ждёт жизнь, Чарльз и Злата обрекали Араика стать мужем Аглашки, лишь бы невестка их озолотила. Такого мнения придерживались Евгения и Наиль. Но вот Наиль хотел действовать честно, а Евгения, отнюдь, не пренебрегала хитрыми путями.

На другое утро после того, как они вручили потенциальному приёмному сыну отказ Берёзкиных от родительских прав, Стрижевая не в силах усидеть дома, уехала на встречу с Веславой. Ещё все спали, когда она покинула дом. Встретились Женщины в звукозаписывающей студии, где обе работали. Подружки сидели на алых, кожаных диванах в современном стиле и пили эспрессо, так как им немного хотелось спать. Выслушав Стрижевую, композитор сказала:

−    Я всё никак не могу взять в толк! Ты говорила, что это - Стешин друг, «вторая Эвелина», которую она решила навязать Дуняше с целью испортить ей карьеру? Это тот самый мальчишка, к родителям которого ты ходила, тот самый, чей папаша работает в том же ресторане, что и Стеша?

На все эти вопросы Евгения утвердительно кивала, и Веслава поражалась ещё сильнее, и снова уточняла, тот ли это мальчишка, ну, полугопник этот, дружок Стеши-полугопницы. Стрижевая ответила, что да-да, это он, и тогда подруга изумлялась ещё больше: Араик же им никогда не нравился, как и его невеста.

−    А я-то думала, что это другой какой-то… Что у Стеши тьма этих «Эвелин»… Никак не думала, что вы проникнитесь именно к этому мальчишке…  который разбил сердце Димы, став встречаться с его любимой, - поставив чашку на столик, изумлённо проговорила Женщина и глубоко вздохнула. 

−    Ты знаешь, - ответила Евгения, - я на него под другим углом, что ли, посмотрела. Не такой уж Араик и плохой. Ну, и я не такая уж и идеальная. И я это признаю. Зато, знаешь, - Стрижевая чуть придвинулась, подмигнула и тоном, словно бы делилась тайной, продолжила: - знаешь, как легко жить, если признаешь себя не совершенством? Совершенство оно многое себе позволить не может, зачастую сказать «нет» человеку, который неприятен. А мне, не идеалу, легко. Я признаю, что я не совершенна, а значит, могу послать кого угодно, когда мне выгодно! 

−    Ну, ты даёшь! Нужно стремиться быть лучше! 

−    Ну, такая я! – примирительно улыбнувшись, Женька посмотрела на Веславу с мольбой, прося таким образом не читать мораль, и поднялась с дивана. - Ну, я побежала! Мне пора к Араику! А если хочешь, поехали-ка ко мне: я тебя с сыном своим познакомлю!

−    Ну, поехали, - сидя на месте, Веслава накинула на плечи пиджак. - Хоть познакомлюсь с этим чудом! 

 

* * * 

Люда и Валя стояли перед дверями в самый шикарный отель Северо-Туманнска. Шикарный, конечно, по местным меркам. По столичным же это – скромная гостиница. Невысокий, всего семь этажей, с ярко-оранжевой облицовкой и со старомодным парадным входом, в ультрасовременном когда-то стиле: колонны в виде перевёрнутых треугольников поддерживали совершенно прямой портик. 

Перед девушками двери никто не распахнул – лакеев здесь не оказалось, хотя двери самые обыкновенные, не раздвижные. Глубоко вздохнув, поддержав друг друга взглядами, стукнувшись кулаками для большей решимости, путницы открыли дверь и вошли. В маленьком холле за стойкой регистрации никого. На диванчиках сидели люди. То, что тут остановились Гена и его мать, Петрова и Дементьева только предполагали. В городе имелось три отеля, этот – самый дорогой. А где могут остановиться такие богатые люди? Надо это проверить. Валентина, понимая в каком состоянии подруга, сама направилась к стойке… как вдруг Люда кинулась к кому-то… 

−    Гена!

Валя обернулась и увидела, что Петрова подбежала к какому-то светловолосому юноше, и всё поняла. Им повезло – они угадали гостиницу… Дементьева, мысленно пожелав подруге удачи, села на диван. 

Увидав свою девушку, Геннадий покраснел. Молодой милорд не ожидал встретить её тут! Откуда она знает о его приезде?! 



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться