Ловушка для химеры

Размер шрифта: - +

Глава 17

Скрипки нежно пели под сводами зала. Басовито перекликались виолончели и контрабас. Клавикорды добавляли мягких красок, литавры отбивали ритм, а солировал кларнет.

Мелодия была старинная, печальная. Алета знала и слова, которые давно не пели, слишком архаичным был язык. Молодой король влюбился в рыбачку, проезжая мимо деревни - и взял ее с собой, поселив в высокой башне над водой. Девушка долго плакала, но согласилась принять кольцо невесты, а взамен выговорила одно утро у реки. Рыбачка бросила кольца в воду и попросила реку о помощи. И могучая Альсора сжалилась над своей несчастной дочерью, забрав ее в свои глубины. Часто, в рассветный час, когда горит над городом Небесная гавань, на берегу можно услышать рыбацкую песню, которую поет девичий голос... А король давно умер неженатым и бездетным.

Императрицу, как всегда, окружала толпа. Были здесь не только дамы, но и молодые, блестящие кавалеры, которые открыто, напоказ носили на рукаве родовые цвета Шайро-Туан. А еще - посвящали ей сонеты и стансы, дрались в ее честь на дуэлях и были всегда готовы сорвать для Золотой Богини звезду с небес. По крайней мере, так они говорили.

Император к ним не ревновал. На обожателей супруги он смотрел с равнодушной досадой, как на кошек, птичек или левреток. Паркетные "рыцари", которых Алете зачем-то вздумалось разводить. Вернее, не "зачем-то", а с чего-то. Со скуки.

Среди них были неплохие фехтовальщики и сильные маги. Тот же Делраже, водник, восьмой уровень... Найдя его в толпе глазами, Рамер Девятый чуть заметно наклонил голову, поприветствовал.

Несколько гвардейских офицеров в парадных мундирах вытянулись, приветствуя его.

- Дорогая, вы помните, что мы с вами танцуем не меньше трех танцев? - негромко спросил он, усаживаясь на свое место, - что вы мне оставили?

- Павану и две чаконы. Я помню, что вы не любите ни бурре, ни сальду.

- Как вы внимательны, - Рамер дернул уголком губ. Его давно не раздражала эта суета. Император привык относится к балам так же серьезно, как к полю боя. В "паркетных" войнах пало не меньше рыцарей и далеко не все жертвой прекрасных глаз. Яд, кинжал и смертельные проклятья тоже собрали свою жатву. - а что сейчас?

- Эльс, - холодно улыбнулась Алета, - "белый" эльс. Дамы приглашают кавалеров.

Новшество прижилось с руки принца Джуэла, тому подала идею жена. А ей, конечно, рассказала Маргарита... о чем в бальном зале Аверсума никто не знал. Случись сейчас здесь сама Маргарита, улыбнулась бы, наверное.

Но, пользуясь разрешением мужа, она ускользнула из шумного зала, полного совершенно безумных запахов, на темную и безлюдную Восточную галерею.

Здесь было хорошо. Звуки музыки не раздражали Маргариту, музыку она почти любила, особенно вот такую, негромкую, которую можно было просто слушать, прислонившись к мраморной колонне.

Почти полная луна несмело заглядывала в решетчатые окна, плотно закрытые из-за весенних ветров. Легкий сквозняк шевелил листья растений, чем-то похожих на привычные ей монстеры.

Она бездумно пошла вперед, слушая звук собственных шагов и стараясь сначала - попасть в такт музыке, а потом, наоборот, не попасть. И, когда в мелодию вклинился тихий, на грани слышимости, жалобный детский крик, Маргарита сначала приняла его за сольную партию какого-нибудь неизвестного инструмента.

Но крик не унимался, в беспорядочных звуках удалось различить слова: "Помогите! Его Высочество! Кто-нибудь, помогите!" Спустя мгновение к детскому голосу присоединился взрослый.

Маргарита остановилась, тряхнула головой, прислушиваясь. Крики доносились из коридора, перед которым стояли навытяжку двое серых и, похоже, никуда не собирались бежать и спасать... Неужели не слышали.

Она поднесла к лицу ладонь с растопыренными пальцами и, первым делом, с силой сжала невидимое воздушное кольцо. А уже потом - поспешила по коридору на крики о помощи, которые становились все тише и вот-вот должны были превратиться в хрипы.

 

...Отпустить от себя Маргариту было не самой лучшей идеей. Но и мучить ее стыдно. Не по-мужски. Что ж, значит, придется мучиться самому.

К своему успеху у женщин определенной категории Марк давно привык. Можно сказать - притерпелся. К нему, как магнитом, тянуло дамочек, которым жизнь казалась пресной и хотелось чего-нибудь "с перцем".

Он их не осуждал, сам был грешен одно время. Пока сердце грызла иррациональная тоска по Алете. Отпустить свою нечаянную "солдатскую жену" оказалось непросто. Но время - великий колдун и чародей, ему еще и не такие чудеса подвластны...

Сейчас навязчивое внимание дам раздражало - к чему им?

Но отказываться от белого танца не принято. Удивительно - когда кавалер приглашает даму, она может сослаться на усталость или послать его в болото просто, не объясняя причин... А кавалер даме отказать не может. Не по рыцарски.

А как быть, если дам - четыре? Единственный способ никого не обидеть, в том числе и себя - сломать ногу.

- Дорогие мои, позвольте прервать вашу занимательную беседу... Аней, Шари. - Голос императрицы был мягкий, улыбка доброжелательная. Но придворных красавиц словно снесло ураганом. За десять лет подданные неплохо изучили Золотую Богиню. Алета не умела прощать - и встать ей поперек дороги один раз, даже в малости, означало поставить крест на карьере. Право, танец с мужчиной, хоть каким симпатичным и интересным, того не стоил.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться